Главная  >  Политика   >  Государственные деятели   >  Дмитрий Пожарский


Дмитрий Михайлович Пожарский

11 октября 2007, 332

Князь Дмитрий Михайлович Пожарский (1578—1642) был представителем старинного, но захудалого княжеского рода, ведущего происхождение от седьмого сына Всеволода Большое Гнездо Ивана Стародубского.

Князь Дмитрий Михайлович Пожарский (1578—1642) был представителем старинного, но захудалого княжеского рода, ведущего происхождение от седьмого сына Всеволода Большое Гнездо Ивана Стародубского. Его предков в середине XVI века не миновали репрессии: опале со стороны Ивана Грозного подвергся его дед князь Федор Иванович Немой Пожарский, лишенный вотчин и сосланный в Свияжск. Вернулся в родные места он уже в годы Ливонской войны, в которой и принял участие даже не в воеводском чине, а в качестве головы — сотенного командира. Родовой терем Пожарских находился в 12 верстах от села Коврово (современный город Ковров), в деревне Сергово. Именно здесь 1 ноября 1578 года в семье Михаила Федоровича Глухого Пожарского и Марии (Евфросиньи) Федоровны Беклемишевой и появился на свет младенец Дмитрий. Однако детские и юношеские годы его прошли в Москве, в расположенной на Сретенке городской усадьбе Пожарских.

Лишившись в десятилетнем возрасте отца, Дмитрий Пожарский оказался поверстанным частью его поместья, но служить начал лишь по достижении 15 лет. С 1593 года Дмитрий регулярно принимал участие в дворянских смотрах и после одного из них его пожаловали низшим придворным чином — стряпчего с платьем. Стряпчий Пожарский был участником Земского собора 1598 года, состоявшегося после смерти царя Федора Ивановича, и именно в этом качестве подписал соборное определение об избрании новым царем Бориса Годунова. Вскоре после этого Пожарский был сослан на южное порубежье, постоянно разоряемое крымскими татарами, и пробыл там пять лет. Все эти годы князь командовал отрядом стрельцов, который нес дозорную службу в самых опасных местах. Его ревностное отношение к службе не осталось незамеченным, Пожарский становится царским стольником, получив в поместье небольшое село под Москвой.

Он участвовал в нескольких сражениях с войсками Лжедмитрия I, в том числе в знаменитой битве у села Добрыничи, где самозванец потерпел тяжелое поражение. Однако после смерти Бориса Годунова «названному Димитрию» в 1605 году удалось овладеть Москвой. Щедрыми дарами и пожалованиями он попытался привлечь на свою сторону московских бояр и дворян, в первую очередь тех, кого он мог опасаться. Пожарский был пожалован скромным, но заметным чином дворецкого.

Осенью 1608 года он был направлен с отрядом воинов на помощь коломенскому воеводе Ивану Пушкину, с трудом отбивавшему нападения сторонников Лжедмитрия II. У села Высоцкого в 30 верстах от Коломны князь встретил «тушинцев» и разбил их. Через год Пожарский одержал еще одну победу, разгромив разбойничий отряд казачьего атамана Салькова. «Крепость» службы его не осталась незамеченной — он был назначен воеводой в очень важный в стратегическом отношении город Зарайск. Выбор оказался верным, Пожарский не «пошатнулся», даже узнав о свержении в Москве царя Василия Шуйского, не признал Семибоярщину и отразил ряд попыток мятежников захватить город. Однако отсиживаться за крепкими каменными стенами зарайской крепости Дмитрий Михайлович не собирался. Его отряды выбили «тушинцев» из Коломны. Командуя отрядами московских служилых людей, он и впоследствии «ходил в разные места против воровских людей». В 1611 году Пожарский участвовал в создании Первого земского ополчения. Именно его отряд пришел на помощь Прокопию Ляпунову, когда тот был осажден в Пронске ратью служившего полякам Григория Сумбулова. Небольшой отряд Ляпунова (всего 200 человек) был бы неминуемо уничтожен, но известие о подходе войска Пожарского вынудило Сумбулова снять осаду и уйти из-под Пронска к оставленному почти без охраны Зарайску. Но Дмитрий Михайлович успел вернуться в свою крепость и в жестокой битве у стен Зарайского кремля разбил Сумбулова. После этого Пожарский собрал всех находившихся под его рукой коломенских и зарайских служилых людей в ополчение и повел его в Рязань к Ляпунову.

В начале весны 1611 года заслуживший доверие Ляпунова князь был направлен в Москву, чтобы возглавить готовившееся там восстание. Однако бунт против поляков начался ранее намеченного срока 19 марта 1611 года. Единственным участвовавшим в нем отрядом земской рати были люди Пожарского. Интервенты оказались не в силах подавить восстание силой оружия и подожгли город. Отступая перед стеной огня, русские воины стали покидать Москву. Прикрывая их отход, в столице остались воины Пожарского, принявшие бой в районе Сретенки. Несколько раз князю удавалось обратить в бегство пехоту противника. 20 марта он еще держался в острожке, построенном у Введенской церкви на Лубянке. Тогда полковник Госевский бросил против последнего оплота восставших все наличные силы. В последней схватке с врагом Дмитрий Михайлович был трижды ранен. Упав на землю, он еще успел сказать: «Лучше мне было бы умереть, чем видеть все это». Ратники не бросили своего воеводу на погибель и, прикрывая своими телами, вывезли его из боя. Как и других раненых, воеводу доставили в Троице-Сергиев монастырь. Немного подлечившись, он уехал в свою суздальскую вотчину, село Мугреево. Там, все еще страдая от плохо заживавших ран, Пожарский узнал о гибели Ляпунова, там осенью 1611 года и нашли его нижегородские послы. По совету своего земского старосты Кузьмы Минина они прибыли просить князя возглавить ополчение, собиравшееся тогда в Нижнем Новгороде.

Избранный военным вождем ополчения князь Пожарский возглавил и «Совет всей земли Русской» — временный орган верховной власти на всей освобожденной от интервентов территории. Земский воевода Пожарский сыграл исключительно важную роль в освобождении Москвы, восстановлении разрушенной государственной организации.

После освобождения Москвы князь приобрел огромный авторитет, поэтому на Земском соборе 1613 года, избравшем на престол нового царя, он вел заседания, спрашивая мнения участников. Новый царь Михаил Федорович высоко оценил заслуги Пожарского и 11 июля 1613 года, после венчания на царство в Успенском соборе Кремля, пожаловал Дмитрия Михайловича боярским чином.

До своей смерти князь Пожарский служил верой и правдой своему Отечеству: он командовал войсками, дравшимися против разорявших русские земли отрядов полковника Лисовского, в 1615 году разбил его под Орлом и прогнал к Карачеву. Доблестный воин искал новых встреч с врагом, но тяжелая болезнь надолго приковала его к постели. Вновь воевода оказался в строю в грозном 1617 году, когда на Москву с целью силой завладеть московским престолом двинулось польское войско под командованием королевича Владислава и гетмана Ходкевича. Пожарский руководил укреплением Можайска и Калуги, которыми враг не смог овладеть и вынужден был зимовать в Вязьме. За верную службу князь получил в награду серебряный позолоченный кубок весом в три гривенки, 36 золотых, шубу — атлас турецкий на соболях, пуговицы серебряно-золоченые.

В следующем, 1618 году поляки получили подкрепления и продолжили поход к Москве. Пожарский, по словам современника, «на боях и на приступах бился, не щадя головы своей». Во время решительного штурма 1 октября 1618 года князь взял на себя руководство боем в самом опасном месте, у Арбатских ворот Белого города, и отразил ночное нападение неприятеля, взорвавшего ворота Земляного города. Однако воины Пожарского действовали настолько удачно, что вынудили атаковавшего Москву в этом месте гетмана Сагайдачного вывести остатки своих запорожцев с заваленных их телами московских улиц.

В последующие годы князь также был на виду — руководил Ямским, Разбойным, Поместным и Судным приказами, был воеводой в Новгороде Великом. Во время неудачной Смоленской войны 1632—1634 годов Пожарский вместе с князем Д. Черкасским формировал армию прикрытия, собиравшуюся в Можайске, но это войско было распущено, так и не приняв участия в военных действиях.

В годы Азовского «осадного сидения» донских казаков 1637—1638 годов он укреплял на случай возможной войны с Турцией Москву, надзирая над работами по постройке земляного вала, возводившегося вокруг столицы.

В 1637 году на собственные средства Дмитрий Михайлович построил Казанский собор близ торговых рядов на Красной площади и перенес туда из своей домашней церкви чудотворную икону Богородицы, присланную ему из Казани и сопровождавшую его при освобождении Москвы.

Благодаря щедрости царя Михаила Федоровича он стал одним из наиболее богатых в России землевладельцев. Последней службой Пожарского стало его участие весной 1640 года в переговорах с прибывшими в Москву польскими послами. 20 апреля 1642 года Дмитрий Михайлович Пожарский скончался, перед смертью приняв схиму и взяв себе имя Козьма. По преданию, Михаил Федорович, чтя его заслуги, «провожал гроб сего незабвенного боярина и почтил оный слезами своими». Останки Пожарского были захоронены в родовой усыпальнице в Спасо-Евфимиевском монастыре в Суздале.

http://www.istrodina.com

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты