Главная  >  Наука   >  Геология   >  Полезные ископаемые


Один баррель реальной политики

11 октября 2007, 64

Современная история, реальная политика, формирование межгосударственных и общественных отношений, так или иначе, отражают соотношение объемов энергоносителей, которыми обладают страны и нации.

К 80-летию Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых

Современная история, реальная политика, формирование межгосударственных и общественных отношений, так или иначе, отражают соотношение объемов энергоносителей, которыми обладают страны и нации. Даже простое сообщение об открытии нового крупного месторождения нефти и газа непосредственно влияет на принятие политических решений. В этом смысле работа ученых, геологоразведчиков, экспертов имеет реальное политическое значение. Очень важно, чтобы объемы запасов энергоносителей и минерального сырья постоянно прирастали, для чего необходима качественная работа экспертов ГКЗ.

Ее все больше. К примеру, недавно компания "Лукойл" заявила об открытии крупного многопластового нефтегазоконденсатного месторождения на лицензионном участке "Северный" в северной части Каспийского моря. Нефть составляет 75 процентов суммарных запасов месторождения, в то время как другие месторождения "Лукойла" в этом регионе преимущественно газовые. Новое месторождение является самым крупным нефтяным месторождением, которое было открыто в России за последние 10 лет. Его вероятные запасы оцениваются в 600 миллионов баррелей нефти и 34 миллиарда кубометров газа. По предварительным расчетам экспертов компании, максимальный уровень добычи нефти на новом месторождении превысит 5 миллионов тонн в год, а накопленная добыча составит около 80 миллионов тонн.

Если что-то и нужно постоянно менять сегодня, так это методы экспертной оценки разведанных запасов. ГКЗ, опираясь на опыт армии привлекаемых к работе экспертов, постоянно совершенствует методику своей работы. Сегодня, к примеру, уже не надо бурить для обоснования промышленных запасов нефти по категории С1 три скважины. Достаточно одной, которая в совокупности с современными геофизическими методами и данными петрофизического анализа позволяют сделать достоверную оценку разведанных запасов.

Россия необыкновенно богата своими природными ресурсами. Но сказать так, значит, ничего не сказать. Сколько их и какого качества мы имеем в действительности, целенаправленно и масштабно устанавливалось все 80 лет существования Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых, которая органично вписалась в более чем 300-летнюю историю горного дела страны. Экспертная оценка запасов природных ресурсов, полезных ископаемых по большому счету началась в 1927 году, когда в стране была создана Особая комиссия по подсчету запасов полезных ископаемых. Приказ об этом подписал 31 мая и.о. директора Геологического комитета А.К. Мейстер. Стратегической задачей Особой комиссии стала разработка принципов и методов государственной оценки запасов минерального сырья.

В первую очередь это отразилось на принципах классификации запасов полезных ископаемых. До 1927 года они квалифицировались по трем группам: действительные, вероятные и возможные запасы. С созданием Особой комиссии первая группа была разделена на две части.

В 1932 году при Госплане СССР прошла широкая конференция геологов по вопросам планирования геологоразведочных работ и, в частности, по пересмотру существующей классификации запасов полезных ископаемых. В связи с этим была создана классификация Госплана СССР 1933 года. В этой классификации дается уже более подробная характеристика категорий разведанных запасов, причем эта характеристика «касается не только условий отнесения данного блока к той или иной категории, но и определяется промышленное назначение этих категорий». Так, например, категория А1 - для расчетов эксплуатационных работ, категория А2 - для строительства горнодобывающих предприятий, категория В – для составления эскизных проектов, категория С1 - для постановки детальных геологоразведочных работ и категория С2 - для перспективного планирования народного хозяйства и перспективного планирования геологоразведочных работ. В результате месторождения стали получать более дифференцированные характеристики (в отличие от западной школы) подготовленности месторождения для определения стадий его промышленного освоения.

14 февраля 1941 года СНК СССР утвердил новую классификацию, которая обрела силу закона при проведении геологоразведочных работ и строительстве горнорудных предприятий, которые получали законное право на капитальные затраты.

С 1 июня 1954 года Постановлением Совета Министров СССР Комиссия была подчинена непосредственно Правительству СССР, она получила вневедомственный характер, ее заключения стали обязательными для всех государственных органов. Заканчивалась эпоха Сталина. Государственная политика в промышленности стала больше полагаться на экономические подходы при решении хозяйственных задач. Потребовалось огромное количество высокопрофессиональных инженеров, которые бы могли выполнять задачи качественно и точно, в том числе и при геолого-экономическом обосновании той или иной сырьевой базы или запасов полезных ископаемых.

Таким образом, в Советском Союзе создавалась уникальная, мощная школа государственной экспертизы, которая, начиная с Александра Карловича Мейстера, объединила таких крупных экспертов и председателей Комиссии в различные годы, как Владимир Климентьевич Котульский, Николай Игнатьевич Свитальский, Иван Михайлович Губкин, Авраамий Павлович Завенягин, Федор Александрович Шутлив. Далее эта школа стала крепнуть и развиваться. Возглавляли ее эксперты уже нового поколения и нового качества: Павел Михайлович Татаринов, Владимир Иванович Смирнов, Михаил Павлович Ложечкин, Илья Ильич Малышев, Алексей Миронович Быбочкин.

ГКЗ сыграла весьма важную активную роль в ускоренном освоении и вводе в промышленную разработку крупнейших газовых месторождений Севера Тюменской области – Медвежьего, Уренгойского, Ямбургского и др., приуроченных к сеноманским отложениям. В 1960-70 гг., когда эти месторождения были открыты и проводилась их разведка, действовавшая в то время Классификация запасов требовала соблюдения определенных расстояний между разведочными скважинами для отнесения к промышленным категориям запасов газа на соответствующих участках продуктивной площади. Для того, чтобы выполнить эти требования, на каждом из этих крупнейших газовых месторождений потребовалось бы пробурить по несколько сотен разведочных скважин. Соответственно это привело бы к очень значительному удорожанию и удлинению сроков разведочных работ. Кроме того, продолжительная разведка базовых месторождений газа на севере Тюменской области привела бы к тому, что проектирование и строительство магистральных газопроводов от этих объектов в европейскую часть страны пришлось отложить на продолжительное время (по ориентировочным оценкам на 7-8 лет).

Ко времени открытия и разведки уникальных газовых месторождений Севера профессорами Савченко В.П., Козловым А.Л. и Черским Н.В. были разработаны и опубликованы научные основы рациональных методов разведки газовых месторождений, обосновавшие возможность проведения разведки более редкой сеткой разведочных скважин по сравнению с той, которая требовалась по действовавшим регламентирующим документам. Кроме того, был выполнен целый ряд научных исследований по достоверности оценки геометрических объемов продуктивных сеноманских комплексов при различных условиях их изученности. Этими исследованиями было установлено, что достаточно высокая точность определения газонасыщенных объемов сеноманских залежей (порядка 5-7%) может быть достигнута уже при бурении всего около 10-15 разведочных скважин. Такая высокая точность определения газонасыщенных объемов при необычно больших расстояниях между продуктивными разведочными скважинами, достигающих 5-7 км, обеспечивается за счет благоприятного сочетания ряда факторов (надежности и выдержанности сейсмического репера, соответствующего кровле продуктивного комплекса, высокой песчанистости и пористости газонасыщенных сеноманских отложений).

Нецелесообразность бурения большого числа разведочных скважин, даже продуктивных, на крупнейших по запасам сеноманских залежах связана с особенностями разработки и обустройства месторождений такого типа. Теоретическими работами профессора Бузинова С.Н. и др. в этот же период было показано, что крупнейшие газовые месторождения Тюменской области гораздо эффективнее разрабатывать сравнительно небольшим количеством высокодебитных эксплуатационных скважин, концентрированно расположенных в виде кустов и батарей в сводовых частях залежей. Такой подход значительно удешевляет и ускоряет ввод месторождений в разработку и не требует детального изучения периферийных приконтурных частей залежей.

Приблизительно в это же время профессором Габриэлянцем Г.А. с соавторами был разработан метод оптимального проведения разведки газовых залежей массивного типа. Основная идея этого метода заключалась в том, что при проведении разведки таких месторождений размещение разведочных скважин должно обеспечивать равномерную изученность продуктивного объема, т.е. в сводовой части расстояния между разведочными скважинами должны быть значительно меньше, чем в периферийных частях залежей.

Совокупность всех этих методических решений в области методик рациональной разведки и разработки крупных и уникальных газовых месторождений создавала надежный научный фундамент для принятия решений по достоверности запасов газа при небольшом числе пробуренных разведочных скважин. Следует еще раз подчеркнуть, что при действовавших в то время официальных требованиях по изученности необходимо было для утверждения запасов по промышленным категориям иметь гораздо большее количество разведочных скважин. Тем не менее, ГКЗ СССР в этот период утвердила запасы газа в основном по категориям В и С1 по сеноманским залежам Медвежьего, Уренгойского, Заполярного, Ямбургского месторождений при наличии на каждом из них всего по 12-15 разведочных скважин. Такие неординарные решения позволили сразу же после утверждения запасов выполнять проекты разработки месторождений, устанавливать уровни и продолжительность постоянной добычи газа и на этой основе проектировать систему магистральных газопроводов.

При проведении государственной экспертизы было установлено, что значение глинистости коллекторов и ее влияние на достоверность определения пористости и газонасыщенности как по лабораторным методам, так и по данным промыслово- геофизических исследований изучено недостаточно надежно. Так, ГКЗ рекомендовала организации, проводившей разведку месторождений, изучить данный вопрос на керне с соблюдением естественных условий. В результате выполнения этих рекомендаций было доказано, что истинная открытая пористость сеноманских коллекторов по отдельным объектам достигает значений 0,31-0,33 (вместо первоначально принимавшейся наибольшей возможной величины 0,27). Этими же работами были установлены на керне истинные значения остаточной водонасыщенности (т.е. газонасыщенности коллекторов, также оказавшейся выше ранее принятой). В результате без проведения дополнительных дорогостоящих разведочных работ были выполнены пересчеты по основным месторождениям и утверждены большие приросты запасов газа. Последующая разработка этих месторождений подтвердила обоснованность принятых ГКЗ решений по величине отдельных параметров и запасов газа.

Таким образом, учет достижений отраслевой науки в области методик разведки, подсчета запасов и исследования коллекторов позволил ГКЗ обосновать такие решения по утверждению запасов газа, которые обеспечили быстрое, эффективное и устойчивое развитие добычи газа на месторождениях Севера Тюменской области.

Безусловно, личность Алексея Мироновича Быбочкина, который занимался экспертными проблемами нефтегазовых месторождений (одним из последних в его жизни пристрастий были вопросы шельфовых месторождений Сахалина), занимает в списке крупнейших специалистов ГКЗ особое место.

Двадцать лет, с 1971 по 1992 гг. он руководил ГКЗ, организовывал её работу практически, обосновывал методологически и экономически. Ради объективности добавим, что он, безусловно, продолжал укреплять те основы советской экспертной школы, что заложили его предшественники, такие как Смирнов, Ложечкин, Малышев и другие. Но обобщить и развить на новом уровне знаний методологии экспертных оценок минерально-сырьевой базы смог только Алексей Миронович Быбочкин, доктор геолого-минералогических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, академик Российской Академии естественных наук.

Под его руководством была проведена экспертиза материалов по разведке и оценке запасов более 20 тысяч месторождений 60 видов полезных ископаемых. Вот основные экспертные направления: медь, никель, кобальт, свинец, цинк, вольфрам, ртуть, олово, молибден, титан, цирконий, сурьма, золото, бериллий, тантал, висмут, фергюсонит, а также нефть, газ... География его исследований и оценок также внушительна: Китай, Монголия, Афганистан, Индия, Индонезия, Конго, Мали, Гана, ОАР, Куба... В итоге в 80-е годы прошлого столетия были обновлены нормативные научно-методические документы - классификации запасов и прогнозных ресурсов жидких, газообразных и твердых полезных ископаемых, а также методические указания по практическому применению данных классификаций. Эти документы синтезировали новейшие достижения отечественной и мировой науки о Земле, горного дела, технологии комплексной переработки минерального сырья, охраны окружающей среды.

В 1965 году увидела свет главная книга его жизни "Месторождения вольфрама и закономерности их размещения", выпущенная издательством "Недра". Также называется его работа на соискание степени доктора геолого-минералогических наук. В них анализ обширных материалов А.М.Быбочкин дает на фоне новейших представлений о структурно-геологическом районировании региональных рудных провинций. Большую научную и практическую ценность представили разработанные автором классификации генетических и промышленных типов вольфрамовых месторождений, их группировка по поисковым признакам, предложены последовательность и стадии проведения поисковых работ, выделены поисковые критерии и определена их эффективность в конкретных геоморфологических условиях.

В 1956 году выходит учебное пособие для техникумов "Рудничная геология", написанное А.М. Быбочкиным в соавторстве. Ее переводят на китайский язык. В 1973 и в 1986 годах эта книга переиздается. Существенным итогом его базовых исследований становится монография "Основы геологии и разведочного дела", изданная в 1960 году.

Эти учебники на многие годы стали для учащихся и студентов, выпускников настольными книгами на пути в большую геологию в СССР, в Китае, в Монголии...

В последующие годы научно-педагогической и производственной деятельности Алексея Мироновича были изданы еще три его монографии: "Комплексная геолого-экономическая оценка месторождений (1990), "Базово-сырьевые отрасли в условиях рыночных отношений" (1991), "Сырьевые отрасли России в условиях рыночных отношений" (1992).

В эти годы Алексей Миронович Быбочкин так сформулировал область своих научных интересов: она "...связана с изучением закономерностей образования месторождений полезных ископаемых и их размещения, методами поисков, разведки и геолого-экономической оценки месторождений всех видов минерального сырья, его рациональным и комплексным использованием, экономикой минеральных ресурсов с учетом охраны окружающей среды и безопасного ведения всех видов горных работ". Он реализует эти свои научные интересы, в том числе участвуя в многочисленных государственных комиссиях и комитетах - по присуждению ленинских и государственных премий, по установлению вознаграждений за открытие месторождений полезных ископаемых, в комиссиях ГНКТ, Академии наук, Госплана, Госкомцен СССР, в Постоянной комиссии СЭВ по геологии...

Таким образом, в последние годы своей творческой деятельности Алексей Миронович Быбочкин сконцентрировался на возможностях комплексного и наиболее эффективного освоения месторождений полезных ископаемых в национальном и межнациональном масштабах. С целью разработки этих проблем написаны десятки статей, они опубликованы в специализированных журналах (в том числе на английском и немецком языках).

Вот одна из основных оценок, которую он дает в статье "Программа "Сибирь": ресурсы, технологии, инвестиции", опубликованной за два с половиной года до ухода из жизни: "Повышенный интерес к ресурсам Сибири проявляют многие европейские государства и страны Азиатско-Тихоокеанского региона, прежде всего Япония, Китай, Южная Корея. Рациональное использование преимуществ геополитического и географо-экономического положения Сибири, вне всякого сомнения, будет способствовать повышению роли России в системе мировой экономики".

Новая школа государственной экспертизы начала создаваться в начале 90-х годов прошлого века. Хотя надо отметить, что долгое время её задачей была просто выжить в сложных условиях ломки общественно-политических и экономических основ государства.

Получив от времени букет острых системных проблем, Олег Владимирович Заборин (пришёл на смену А. М. Быбочкину в 1992 г.) воспринял и самую катастрофическую для ГКЗ - возможность, даже не так, жгучее желание заинтересованных лиц избавиться от государственного контроля и учета запасов полезных ископаемых.

Сегодня Россия гордится своим уникальным месторождением серебра, которое содержит до 40-50 процентов его запасов в стране. Дукатское месторождение, находящееся в Магаданской области, сейчас хорошо работает и вполне нормально развивается с участием российских инвесторов, у него хорошее будущее. А начиналось его история, совсем иначе. По проекту, утвержденному для одной канадской фирмы, всё виделось очень не плохо. Требовалась резолюция ГКЗ. Олег Владимирович Заборин, по всей видимости, уже готов был вынести разрешительное решение, поскольку все эксперты были "за". Однако все-таки оставалось непонятным, почему природопользователь взял для осуществления проекта быстрый кредит, рассчитанный всего на четыре или пять лет? И вот, когда он стал задавать этот и другие сопутствующие вопросы представителям канадской фирмы, тогда и проявились истинные намерения западных бизнесменов. Хотя с другой стороны, разве может быть иначе?

Потом уже посчитали, что как раз столько времени нужно, чтобы снять с месторождения богатейшую часть (планировалось вывозить руду в Канаду, а она содержала помимо серебра золото и другие ценные минеральные компоненты). Дальнейшая разработка месторождения требовала других затрат и, естественно, с выходом совсем на другую себестоимость добычи и переработки руды. Олег Владимирович Заборин канадцам разрешение не выдал.

Но задача вписаться в международное сообщество природопользователей от этого не стала менее актуальной. Нам, действительно, очень важно было соотнести наши подходы в классификациях, уточнить понятия и термины. Формально интеграция российской классификации в международную рамочную классификацию ООН заняла не так уж много времени - год-полтора работы и согласований. Но повлекла за собой перестройку, переделку всей системы подходов, анализа, оценки. Для чего Олег Владимирович Заборин и его подчиненные, сподвижники подготовили и издали несколько десятков или даже сотен текстов методических рекомендаций и других пионерских документов, которые дали природопользователю возможность правильно строить свою работу и свои отношения с государством в системе рыночных отношений. Впервые были четко обозначены проблемы охраны окружающей среды, оценки техногенных месторождений.

Характерный пример - "Методические рекомендации по технико-экономическому обоснованию кондиций для подсчета запасов месторождений твердых полезных ископаемых (кроме углей и сланцев)", выпущенные в 1999 году. Документ сложный, трудный, совершенствуется до сих пор. Он используется для установления кондиций, то есть комплекса условий, на основе которых определяется уровень содержания полезного компонента, определяющий границу промышленных руд, пригодных для экономически выгодной переработки. Иначе говоря, по этому документу можно определить современную рыночную стоимость месторождения на момент оценки.

Переход российской экономики на рыночные отношения, изменение условий недропользования, интеграция отечественной нефтегазовой промышленности в международный бизнес, возникновение новых стандартов и новых систем учета нефтегазовых запасов и ресурсов предопределили необходимость создания новой классификации запасов и ресурсов нефти и газа и приближение ее к тем зарубежным стандартам, которыми сейчас пользуются в мире.

В связи с этим, в основу новой Классификации легли принципы экономической эффективности освоения запасов и ресурсов. Для выделения групп запасов и ресурсов по этому признаку введен критерий экономической эффективности. Для запасов в качестве этого критерия принято значение показателя чистого дисконтированного дохода (ЧДД), а для ресурсов – ожидаемой стоимости запасов. Кроме того, заново сформулированы и приближенны к действующим мировым стандартам требования к степени промышленного освоения залежи и выделению категорий запасов и ресурсов.

С целью систематизации информации в области регулирования знаний о запасах и ресурсах в новой Классификации РФ группы и категории запасов и ресурсов выделены на основе следующих признаков:

• экономическая эффективность;

• степень промышленного освоения;

• степень геологической изученности.

В соответствии с таким делением на группы и категории, мы можем представить дифференцированную картину состояния национальных запасов нефти и газа.

Нефть: Всего месторождений нефти 2582, из них в распределенном фонде – 1962 месторождения, в нераспределенном – 620.

Запасы распределенного фонда составляют

- по промышленным категориям (А+В+С1) – 92.2%

- по непромышленным категориям (С2) – 80.5%

Свободный газ: Всего месторождений газа 837 из них в распределенном фонде – 529, в нераспределенном – 308.

Запасы распределенного фонда составляют:

- по промышленным категориям (А+В+С1) – 83,6%

- по непромышленным категориям (С2) 1 – 57%

Важно отметить отличия новой Классификации от ныне действующей.

В новой Классификации отмечены: принципы построения соответствуют международным стандартам учета запасов и ресурсов нефти и горючих газов; дано более четкое обоснование доли доказанных запасов в общей величине разведанных запасов (площадные характеристики категорий по новой классификации определены более строго, чем по действующей); осуществлено разграничение запасов и ресурсов нефти и газа по степени экономической эффективности. Так, экономические параметры в новой классификации используются для определения рыночных характеристик запасов (ЧДД, ВНД)

Классификация запасов и ресурсов нефти и горючего газа решает следующие новые задачи: стандартизирует подсчет и государственный учет запасов и ресурсов нефти и газа, адаптированный к современным экономическим условиям; способствует выработке государственной стратегии управления фондом недр в условиях рыночной экономики – дает знания о том, сколько и каких запасов и ресурсов расположено в недрах на геологически изученных участках в каждом административном регионе и в целом по стране с учетом современных реалий.

Новая версия гармонизирует российскую классификацию с наиболее распространенными международными классификациями.

При переходе на новую Классификацию государство получит более достоверную оценку геологических и извлекаемых запасов нефти, газа и конденсата с учетом современных технологий с использованием текущих экономических оценок. Кроме того, переход позволит иметь более систематизированную информацию в области регулирования знаний о запасах и ресурсах УВС, способствующую выработке государственной стратегии управления фондом недр в условиях рыночной экономики с учетом международной практики.

Современная история ГКЗ начинается с 2004 года практически с момента стабилизации социально-экономического положения в стране, становления новых экономических институтов, создания трехуровневой вертикали системы государственного управления. Сразу надо отметить, что роль государственной экспертизы при оценке запасов полезных ископаемых вновь укрепилась, ее востребованность временем очевидна, поскольку крайне важно соблюсти баланс интересов государства и недропользователя, общества и предпринимателя, экономики и экологии.

Развивается институт независимых экспертов. Новое российское законодательство и практика стимулируют создание и развитие саморегулируемых сообществ, которые начинают жить по своим внутренним корпоративным законам профессиональной этики. ГКЗ в такой же степени стимулирует развитие своего профессионального корпоративного сообщества аналитиков и экспертов в рамках, созданного в 2004 году некоммерческого партнёрства «Саморегулируемая организация «Национальная ассоциация по экспертизе недр».

Алексей Сутурин
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты