Главная  >  Наука   >  Современное российское образование и наука


"Зачем нам этот предмет?"

11 октября 2007, 29

Сейчас у нас царит идеологический хаос, и за неимением альтернатив образование по духу остаётся советским, с теми же целями и установками. Но запросам общества эти цели уже не отвечают.

С этим открыто высказанным или крутящимся на языке вопросом студентов сталкиваются сейчас многие преподаватели фундаментальных дисциплин в ВУЗах (пишу главным образом о естественно-математических дисциплинах). Обычно преподаватели в ответ укоряют студентов в нежелании учиться. Но может, стоит здесь отнестись к студентам с большим вниманием и проанализировать, почему возникает такой вопрос? Или, более общо, задаться вопросом, для чего вообще нужно образование. Ответ на него не так очевиден, как может показаться.

Для начала совершим экскурс в историю. Слово «образование» происходит от слова «ОБРАЗ». Кстати, такая этимология, похоже, характерна именно для православной культуры: ср., например, с немецким «Ausbildung» («выстраивание») и со словацким «vzdelanie» («возделывание»), а вот в сербском – как и у нас: «образовање». И смыслом образования в традиционном русском религиозном обществе было то, что оно помогает человеку воссоздать в себе образ Божий. Знание в России почиталось. Глядя на интеллигента, простые люди говорили: «Мы по темноте своей можем впасть во многие грехи и ошибки, но он-то знает, где свет: он человек грамотный». Вот как об этом пишет профессор Московской Духовной академии А.И. Осипов:

«Эта цель познавания – сделать человека святее, а не богаче (здесь и далее выделено мной – А.Т.), исходя от достойных её выразителей... находила отклик и с благоговением принималась во всех слоях русского общества, становясь достоянием практически всего народа, даже неграмотных, поскольку содержала в себе не абстрактные "философические" материи, а очевидную норму реальной святой жизни и прямо отвечала на самый главный вопрос человека – о смысле его жизни.

Поэтому образование и в великокняжеских палатах, и в боярских теремах, у служилых людей, в купеческих домах и в семьях простого люда получало один и тот же целенаправленный духовный характер. Так воспитывался весь народ и постепенно... созидался общий дух нации, утверждался её идеал – устроение Святой Руси».

В советское время на место Православия пришла марксистско-ленинская атеистическая псевдорелигия. Есть все основания её так называть. И ничего не поделаешь: согласно православному учению о человеке религиозность – это его онтологическое (бытийственное) свойство, поэтому если убрать религию, то на её месте неизбежно образуется псевдорелигия. Были у нас и алтари в виде агитпунктов, и крестные ходы в виде демонстраций, и мощи в мавзолее. А в Большой советской энциклопедии в статье «Обряд» прямо так и сказано, что в СССР формируется новая, социалистическая обрядность. А на место веры в Бога пришла вера в Человека, в Сверхчеловека, в Человека, который овладевает силами природы, становится её господином и посредством этого строит на земле счастливое общество, которое неизбежно (тоже предмет веры, типа нашего православного «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века») наступит. Лично для меня выражение этой идеологии – это большой (достойный восхищения! шедевр! порой не могу оторвать взгляд! занесён, между прочим, в фонд всемирного художественного достояния человечества) офорт на стене в читальном зале МИФИ: огромный Человек, объемлющий всевозможные достижения науки и техники. Другой образ – книга и фильм «Приключения Электроника», песня «Ты человек» из фильма. Ещё раньше в том же ключе были разработаны технократические утопии русского космизма. И главной целью образования в этом псевдорелигиозном обществе стала подготовка участника научно-технического прогресса. Вторая цель – формирование материалистического, атеистического мировоззрения.

Сейчас у нас царит идеологический хаос, и за неимением альтернатив образование по духу остаётся советским, с теми же целями и установками. Но запросам общества эти цели уже не отвечают. Идеей научно-технического прогресса уже мало кого вдохновишь. И атеистическим материалистическим мировоззрением тоже (русское общество сейчас, как писал В.И. Вернадский, не столько атеистично, сколько арелигиозно). Какие же сейчас ориентиры в обществе, в частности, у молодёжи? В сегодняшней идеологической неразберихе ясно виден один ориентир: это гедонизм, культ потребления. В соответствии с этим и студенты (пишу сейчас не о каждом человеке конкретно, а вообще) важными считают только практические предметы, которые принесут им доход. А по поводу фундаментальных курсов возникает резонный вопрос, вынесенный в заголовок статьи.

Приходится обосновывать пользу фундаментальных курсов и с потребительских позиций: «Возможно, непосредственно сейчас эти знания вам на работе и не нужны, а достаточно рецептов и конкретных решений, которым вам обучают на практических курсах. Но ведь может возникнуть такая ситуация, когда все эти рецепты перестанут работать: у всякого же рецепта область применимости ограничена. Вот тогда, чтобы разработать новые рецепты и выиграть в конкурентной борьбе, и надо знать уже какие-то более общие принципы. Так что фундаментальные знания могут в таких ситуациях пригодиться». Но такое объяснение обладает двумя недостатками. Во-первых, требуется сознательность студента, чтобы он думал не только о сей минуте, а она, к сожалению, имеет место далеко не всегда. Вспоминается опыт, когда перед ребёнком кладут конфету и говорят, что если он потерпит час и не съест её, то ему дадут ещё десять таких конфет, в противном же случае он ограничится этой одной. Но ребёнок всё равно не выдерживает и съедает.

Во-вторых, всё-таки хотелось бы найти и какие-то более высокие основания. Но какие? К православным основаниям образования, понятно, пока не вернёшься. Что тогда? Как-то товарищ сказал фразу, которая запала: «Преподаватель должен показывать красоту теории». Мне кажется, это верно. Это не навязывает человеку никакую идеологию и религию и в то же время возводит ум человека горе, к вещам более возвышенным, нежели культ потребительства, услаждения. Здесь следует заметить, что теория, формулы, теоремы – вещи объективные, а красота – субъективная: каждый её видит по-своему. Так что такое преподавание неминуемо включает в себя субъективный элемент. Надо поэтому избежать, конечно, и другой крайности: навязывания своего видения предмета. Его надо именно просто предлагать.

Иной раз после лекции, когда аудиторию уже покинули студенты, я сажусь на студенческую скамью, смотрю на исписанную формулами доску в моём исполнении и думаю: «А что студенты с этой лекции унесли для себя? Почему им должно быть это интересно, что они должны все посещать мои лекции? Неужели голые формулы и формальные выкладки столь интересны?» Нет – надо, конечно, пытаться передать студентам не только сами формулы, но и тот богатый красивый мир, что за ними стоит. Для этого надо, прежде всего, самому отчасти этот мир видеть. А для этого надо и в самом предмете до глубины разбираться, и духовно быть чистым человеком (чтобы видеть «тонкие материи», усматривать в явном Божественное). Тяжело первое, ещё тяжелее второе. Пусть же, подобно тому как христианское сокрушение о грехах и стремление исправить себя приводит к духовному росту, сокрушение преподавателя о том, что лекцию можно было прочитать и лучше, приведёт к действительным улучшениям в преподавании! Студентам же можно посоветовать и самим пытаться увидеть эту красоту: смотреть на формулы не просто как на игру с символами, но видеть в них и нечто более глубокое.

Вполне может быть, что написанные в последних абзацах вещи давно известны преподавателям и педагогической науке. Но хотелось бы в этой статье ещё раз акцентировать на них внимание в связи с актуальными проблемами высшей школы. И подчеркнуть духовный смысл математической и естественнонаучной красоты, неразрывную связь духовной жизни и качества преподавания и научной работы для одних и обучения для других, о чём писали многие святые отцы. А качество образования (преподавания и обучения) и научной работы, в свою очередь, разительно скажется и на будущем нашей страны.

Литература

1. Большая советская энциклопедия.

2. Николаев С., прот. Грех или грешок. // В сб. «От слов своих осудишься: Сквернословие». – М., 2007.

3. Осипов А.И. Русское духовное образование. // Журнал Московской Патриархии, №3, 1998.

4. Панкратов А.В. О методологии религиозного преподавания естественнонаучных дисциплин. // Выступление на Рождественских чтениях, 1997.

5. Святитель Феофан Затворник. Православие и наука: Сборник очерков и поучений (составитель – игумен Феофан (Крюков)). – Пермь–М., 2004.

Антон Трушечкин
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты