Главная  >  Наука   >  Экономика   >  Экономика России


Предприниматели упустили свой исторический шанс, можно ли его вернуть?

11 октября 2007, 55

Русские предприниматели, пока они ещё имеют хоть какое-то влияние и ресурсы, должны осознать свою национальность, свою принадлежность к великому русскому народу.

В 2000 году мне довелось написать статью «Заходящее солнце СПС», в которой я отметил несоответствие курса данной организации, заявившей себя рупором малого и среднего бизнеса, реальным интересам предпринимателей. В ту пору Союз правых сил ещё подавал признаки жизни в форме неуместного молодецкого ржания Немцова и столь же неуместных кривляний Хакамады. Моя статья, к сожалению, не отрезвила тех горе-предпринимателей, которые, вступив в СПС, решили двинуть свои кандидатуры в органы власти. Все они проиграли, так как выбрали для себя абсолютно проигрышную идеологическую платформу. Мало того, их бизнес вскоре рухнул, что явилось прямым следствием их неадекватного видения правовых, экономических, социальных и политических реалий.

Руководители «правых» какое-то время ещё продолжали демонстрировать уверенность своих позиций, пока в один прекрасный день не вылетели из парламента. А с приходом к власти команды Путина и вовсе были задвинуты в уголок, где обычно теснятся политические маргинальные кружки словоблудов, обиженных, непонятых, непринятых.

От союза «правых» на сегодняшний день практически ничего не осталось, разве что аббревиатура. Время от времени, методом колоссальных финансовых вливаний, Чубайс пытается вернуть к жизни организацию, на которую он потратил сил, вероятно, больше, чем на РАО ЕЭС, но всякий раз выходит карикатура. Вот и очередной субботний съезд СПС, обещавший начало переговорного процесса с партией «Яблоко» об объединении, кроме потехи, ничем публику не удивил. Мало того, что суммарная масса двух нулей, а именно такой электоральный потенциал у «правых», равен нулю, так они эту дырку от бублика ещё и поделить никак не могут. Короче говоря, СПС и «Яблоко» опять ни о чём не договорились, а если бы и договорились, то на политической сцене теплее от этого бы не стало. Таким образом, можно с уверенностью констатировать, что солнце СПС закатилось в вечность небытия, и ему уже никогда не воссиять над Россией «оранжевым» заревом.

Писать некролог об СПС, наверное, вряд ли бы стоило (уж слишком очевиден был его финал ещё в самом начале), если бы только не та злая шутка, которую он сыграл с классом предпринимателей. Дело в том, что на протяжении всех 90-х годов над российским бизнесом висел дамоклов меч коммунистического реванша со всеми вытекающими последствиями. Это обстоятельство сблизило предпринимателей с идеалистами-западниками, такими как Явлинский, Немцов, Хакамада и др. В то время эти деятели раздували щёки от важности, заявляя, что их программы рассчитаны на молодых и успешных, за которыми будущее, а не на ущербных и пенсионеров – излюбленный электорат КПРФ. При этом «правые», чувствуя поддержку ельцинского режима, вели себя крайне вызывающе, открыто оплёвывая страну, в которой живут, и народ, который должен был за них голосовать. Подобное поведение иначе, как идиотским, не назовёшь. При этом «правые» без зазрения совести присваивали себе статус флагмана отечественного бизнеса, оказывая ему тем самым медвежью услугу.

Старания Немцова и Хакамады не прошли даром – народ возненавидел «новых русских», но не потому, что завидовал их богатству, а потому, что стал отождествлять их с циничной русофобской, антисоциальной позицией «правых». В результате, хозяйственники, пытавшиеся войти во власть под знамёнами СПС, неизменно проигрывали. А если и получали необходимое количество голосов, то, исключительно опираясь на чёрные избирательные технологии и примитивный подкуп. По этой причине, настоящие предприниматели, то есть те, кто честно зарабатывал свой капитал, не смогли занять в органах власти более-менее значимую прослойку, что крайне негативно сказалось и на экономических реформах и на качестве местного самоуправления, да и в целом на политическом курсе страны.

Сегодняшних депутатов, мэров и губернаторов, имеющих собственный бизнес, вряд ли у кого-то повернётся язык назвать предпринимателями, так как их предприятия изначально пользовались привилегированным положением, а некоторые и вовсе являются конторами по отмыванию бюджетных денег. Их хозяева ни морально, ни профессионально не способны отстоять интересы малого и среднего бизнеса, сформировать его идеологию, политическую и гражданскую позицию. Таким образом, злая шутка СПС состоит в том, что его лидеры, обозначив себя защитниками инициативных и предприимчивых, не сумели вплести предпринимательство в ткань национальной государственности, не смогли сделать его реальной политической силой, поддерживаемой обществом. Первое десятилетие становления капитализма в России в этом отношении выброшено в пропасть. Поэтому нет ничего удивительного в том, что сегодня страна катится в пропасть тотального чиновничьего засилья, в котором свободное предпринимательство вот-вот отдаст концы. Впрочем, чиновничество тоже не всесильно, в ближайшее время оно будет нанизано на вертикаль власти столь некорректно, что мало не покажется.

Предприниматели упустили свой исторический шанс, можно ли его вернуть?

Обвиняя СПС в том, что он на политическом и социальном фронте весьма серьёзно подставил предпринимательское сословие, создав ему имидж «козла отпущения», виновного во всех смертных грехах, (и в том, что СССР развалился, и в том, что пенсионеры недоедают, и в том, что коррупция стала повальной) нельзя не отметить, что и сами предприниматели крупно проштрафились, пойдя на поводу у откровенных недоумков из рядов экономистов-теоретиков, либеральных-радикалов и русофобов - вскормышей прозападной пропаганды.

Увы, но у предпринимателей не хватило дальновидной мудрости отойти от тех, кто противопоставил их собственному народу и собственной стране, они не смогли создать альтернативную нелиберальную структуру, которая заявила бы их реальной политической силой способной созидать. Поэтому они были вынуждены либо вовлекаться в абсолютно бесполезные кремлёвско-олигархические проекты, такие как «Союз промышленников и предпринимателей», «Деловая Россия» или «Всероссийский Союз предпринимателей малого и среднего бизнеса», состряпанный небезызвестным в ту пору Шумейкой, либо молчаливо отсиживаться, боясь как бы последнее не отняли. В результате, строить в России капитализм взялись кто угодно, но только не представители того самого малого и среднего бизнеса, которые должны были стать, так называемым средним классом.

Результат не заставил себя долго ждать, экономика была «посажена» на сырьевую иглу и дешёвый импорт азиатского ширпотреба, а чиновник-коррупционер и мироед, стал главной жирующей особью на российских просторах, так как разгул его аппетитов не был ограничен активной социально-политической позицией предпринимательства. Что и говорить, социальная пассивность в сочетании с синдромом страуса – привычкой в случае опасности прятать голову в песок, лишила предпринимателей каких либо прав. Сложившийся в стране режим чиновничьего произвола превратил их в послушную скотинку, единственное предназначение которой платить налоги и взятки.

Не секрет, что в российской действительности, если какая либо компания достигнет общероссийского или международного статуса и на её собственность будет положен чей-то похотливый взгляд, и человек которому этот взгляд принадлежит, имеет хоть какой-то ресурс власти, то руководство компании без малейшего общественного резонанса могут запросто засудить, а собственность передать в «нужные» руки. Аналогичных примеров не счесть. Если же компания маленькая, то прижать её к ногтю ещё проще, либо при помощи рейдерского налёта, либо при помощи недружелюбного поглощения. Отработанных не правовых способов отъёма собственности у нас в стране тьма-тьмущая, а вот способов защиты, увы, почти нет.

Таким образом, позиция страуса в данном случае, для предпринимательства, является проигрышной. По той простой причине, что голову-то в песок зарыть можно, а вот защитить довольно-таки крупную тушку, которой так интересуются хищники, уже не получится. Да и какую активную деятельность можно вести в такой позе, разве только воздух портить да хвостиком мух отгонять.

Когда в государстве с рыночной экономикой малый и средний бизнес впадает в социальную пассивность, он непременно теряет в своих правах, так как теряется его общественная значимость, а государство ожидают довольно неприятные метаморфозы. Сначала оно, из демократического и рыночного превращается в бюрократическое, потом, в ходе административной эволюции, вызванной борьбой за власть, всё яснее и яснее обретает черты полицейской тоталитарной государственности. В конечном итоге, общество и экономику накрывают депрессия, застой, кризис. Сейчас мы где-то в середине этого пути.

Что же делать? Имеет ли предпринимательство надежду вернуть свой исторический шанс, упущенный им в 90-х годах прошлого века и занять подобающую ему роль во власти, обществе и экономике? Можно ли сегодня создать структуру, которая объединит предпринимателей и сделает их весомой политической силой, способной противостоять чиновничьей диктатуре?

На свете нет ничего невозможного, но взять реванш будет крайне сложно, хотя бы потому, что власть, а точнее бюрократия, стала гораздо сильнее, чем была в самом начале российских реформ. Бизнес же напротив утратил и силы и энтузиазм, в конце концов, он просто напуган. Тем не менее, выбора нет, так как вопрос ставится по гамлетовски: быть, или не быть, в России свободной экономике и свободному обществу, быть, или не быть, предпринимательству? Таким образом, ответ однозначный: предприниматели не только ради страны, но ради собственного выживания обязаны объединить свои усилия, с тем, чтобы создать национальную инфраструктуру власти на местах, способную противостоять чиновничьему произволу, которая предложит более эффективные и социально ответственные методы управления. А что такое национальная инфраструктура власти на местах, в каких формах и на каких идеях должно осуществиться объединение предпринимателей и каких именно предпринимателей, - это тема отдельной статьи.

Национально-ориентированное предпринимательство в глобальной экономике

Согласно одному из распространённых в наше время мнений, предприниматель – это такое почти инопланетное существо, которому чуждо всё национальное. Типа, и так всё есть. Но долго ли простоит дерево без корней? Ответ, на мой взгляд, очевиден – рухнет при первом же ветерке. Тем более что русским предпринимателям угрожает отнюдь не дружелюбный бриз, а настоящий ураган, обусловленный противоборством: во-первых, с чиновничьим произволом (это классика ведения бизнеса в России); во-вторых, с этническими криминальными группировками, которым для создания своей финансовой базы нужны помещения и оборотные средства (а самый простой способ получить желаемое – это отнять). Кроме того, русский бизнес ожидает вступление в ВТО, а, следовательно, он должен научиться выживать в глобальной экономике, в которой национальный лобби играют отнюдь не последнюю роль. Для примера: еврейское лобби, китайское и т.д.

Успех экономик Китая и США, объясним отчасти тем, что тамошние предприниматели представляют собой хорошо организованную общественно значимую структуру, стоящую на позициях национальных интересов своих государств, и они пользуются поддержкой со стороны правительств, защищающих их приоритеты развития, как на внутренних рынках, так и на внешних. В нашей стране ситуация намного сложнее, так как власть упорно не желает признавать русский народ государствообразующим, а уж о том, чтобы поддерживать русских предпринимателей, и вовсе речи не идёт. Значит, пока рассчитывать можно исключительно на собственные силы. То есть на самоорганизацию русского предпринимательства: создание структур юридический и финансовой взаимопомощи, развитие отраслевых межрегиональных партнёрских коммерческих программ и, конечно же, развитие социальных программ, направленных на поддержку русских людей. Логика тут простая: без русского народа русского бизнеса не будет.

На свете есть вещи, столь очевидные, что говорить о них, а тем более писать, как-то даже и неловко. Между тем, напоминать прописные истины приходится довольно часто, объясняя, к примеру, важность социальной и политической активности русских предпринимателей, объединения их по национальному признаку и образу мыслей. Чтобы не вдаваться в долгие теоретические рассуждения, приведём пример возможного передела экономики, замешанного на этнической составляющей. Сюжет такой: в Москве или Питере в течение недели убивают 5 или 7 предпринимателей азербайджанской или какой-то другой национальности. Кто-то умный раскочегаривает эту ситуацию, организует диаспору и выводит на улицы многотысячную толпу. Стада «оранжевых» либералов, разумеется, не упустят шанса поучаствовать в уличном шествии, встав на сторону униженных и оскорблённых. Все западные СМИ в течение получаса облетит новость об очередном нарушении «прав человека» в России. Хорошо, если весь этот переполох не выйдет на уровень конструктивных экономических требований и обойдётся банальной политической бузой. Но ведь кто-то умный может повернуть конфликт в иное русло, направив, к примеру, в брюссельскую комиссию по правам человека депешу о притеснении свободной предпринимательской деятельности для национальных диаспор в России. И потребует в качестве компенсации предоставления коммерческих помещений (которых наблюдается явная нехватка), льготных кредитов, какого-нибудь льготного налогообложения и ещё кучу полезного и приятного.

А теперь догадайтесь, за чей счёт российское правительство, получив от европейских коллег нагоняй, удовлетворит требования «обиженной» диаспоры? Разумеется, за счёт русских предпринимателей, которых попросят освободить занимаемые площади в угоду льготной категории граждан. Почему русские останутся в проигрыше? Да потому, что если затронуть интересы чеченцев или татар, то они запросто могут устроить на улицах столицы либо «майдан», либо резню, а русским выводить на улицы некого. Недаром же Ельцин прозвал нас россиянами, видимо, по созвучию со словами: рассеянные, растерянные, разрозненные. И обратного в новейшей истории мы пока, к сожалению, не доказали. Злая шутка президента продолжает торжествовать.

В глобальной экономике, в которую Россия втягивается с форсированными темпами, ключевую роль будут играть экономически активные национальные диаспоры. Чем надёжнее будет предпринимательский союз того или иного национального меньшинства, чем сильнее он будет связан со своей диаспорой, тем больший кусок от пирога российской экономики ему удастся откусить. А после усиления финансового положения можно всерьёз будет задуматься и об упрочнении политических позиций. В таких условиях русский бизнес, учитывая его социальную инертность, и, откровенно говоря, наплевательское отношение к нуждам собственного народа, обречён потерять даже то малое, что имеет сейчас. В свою очередь, оставшись без поддержки русского капитала, будут вынуждены закрыться русские издания, общественные и политические организации. Всё это на руку российским либералам и международному процессу глобализации, а значит, поддержки извне не будет.

Вывод из сказанного напрашивается однозначный: русские предприниматели, пока они ещё имеют хоть какое-то влияние и ресурсы, должны осознать свою национальность, свою принадлежность к великому русскому народу. Им необходимо сплотить свои ряды и поддержать политическую борьбу, направленную на признание русских титульной образующей нацией. А затем требовать для себя приоритетных условий развития, по- хозяйски цепко и, не побоюсь этого слова, нагло отнимать у иноземцев незаконно присвоенные ресурсы. Таковы правила конкуренции.

Источник в интернете:

http://www.rusidea.ru/?part=11&id=2777

Сергей Чибисов
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты