Главная  >  Общество   >  Проблемы общества   >  Терроризм


Контрзахват заложников - допустимая мера в борьбе с террором

11 октября 2007, 250

Практика взятия родственников террористов в заложники не нова. Впервые в нашей стране она была успешно применена еще великим полководцем и великим усмирителем Кавказа генералом Алексеем Петровичем Ермоловым. Да и в ходе нынешнего вялотекущего подавления вооруженного чеченского мятежа подобная практика неоднократно применялась федеральными силами.

Наконец-то вроде стали намечаться положительные подвижки в деле реального усиления борьбы с терроризмом. В пятницу, 29 октября, на правительственном часе в Государственной Думе Генеральный Прокурор Владимир Устинов озвучил предложение о задержании родственников террористов, участвующих в захвате мирных жителей.

     Конечно, он врядли высказал свои личные мысли. Думается, что его использовали для того, чтобы проверить, готово ли общество принять предлагаемые меры борьбы с чеченским терроризмом или же в нем по-прежнему сильны либерально-пацифистские настроения. Также возможно, что еще одной целью публичного озвучивания данной инициативы с высокой трибуны Государственной Думы было психологическое воздействие на боевиков, которые теперь вынуждены будут иметь в виду гипотетическую возможность такого развития событий.

     Как и предполагалось, это предложение, одно из немногих приемлемых в деле реального подавления терроризма, вызвало неоднозначную реакцию в обществе. В рядах его противников были замечены такие политические деятели, как ультралиберал Владимир Рыжков и позиционирующий себя патриотом Сергей Бабурин. А вице-спикер Государственной Думы Любовь Слизка вообще заявила, что Россия скатывается к законам Хаммурапи, 12 таблицам и римскому праву (которое, кстати, лежит в основе большинства юридических систем в мире).

     Непонятно, почему это предложение вызвало столь широкий шквал негодования среди политиков и общественных деятелей разной масти. Ведь, учитывая крепкие родственные связи на Кавказе, логично предположить, что родные и близкие террористов, даже если в открытую не симпатизируют им, то тем или иным способом им помогают – сигнализируют боевикам о времени и месте предстоящей спецоперации федеральных сил по их отлову и отстрелу, готовят им еду, лечат их, нелегально предоставляют им убежище. И не стоит верить тому, кто заявляет, что такого нет – иное поведение на Кавказе просто немыслимо и вызвало бы, в лучшем случае, непонимание соседей и родственников.

     С другой стороны, по утверждению нынешних либералов, одной из основных причин процветания на Кавказе терроризма является якобы низкий уровень жизни в этом регионе, повальная безработица и отсутствие лучшего способа прокорма родственников. То есть терроризм эти деятели приравнивают к, скажем, профессии учителя, врача, столяра или ученого. Таким образом получается, что родственники террористов кровно заинтересованы в результатах их «деятельности» и поэтому должны разделять ответственность за совершаемые ими преступления.

     Следует отметить, что практика взятия родственников террористов в заложники не нова. Впервые в нашей стране она была успешно применена еще великим полководцем и великим усмирителем Кавказа генералом Алексеем Петровичем Ермоловым. В 1820 году "из самых влиятельных семей были взяты 24 человека и помещены в Дербент". Благодаря подобным действиям возникавшие тут и там на Кавказе вооруженные мятежи против Российской Империи успешно подавлялись. Кроме этого, более-менее официально в ХХ веке к подобным мерам власти прибегали во время гражданских и междоусобных войн в самых разных концах света: на Филиппинах (конец 1940-х - 1950-е годы), в Индонезии (1950 - 70-е годы), в Руанде (1990-годы), и в ходе подавления партизанского движения, например, во многих странах Южной Америки в 1960-х - 80-х годах. Следует отметить, что подобная практика не вызвала сколько-нибудь широкого осуждения мировой общественности, так как ее осуществление официальными властями государств было вызвано лишь крайней необходимостью.

     Да и в ходе нынешнего вялотекущего подавления вооруженного чеченского мятежа подобная практика неоднократно применялась федеральными силами. Например, в ходе кровавых бесланских событий были задержаны родственники идейных вдохновителей терракта – Аслана Масхадова и Шамиля Басаева, но лишь непредвиденная случайность помещала мирному завершению конфликта и обмену задержанными. То есть, Устинов всего лишь предложил официально легализовать то, что уже давно и успешно применяется. Кстати, новоизбранный президент Чеченской республики Алу Алханов также высказался в поддержку инициатив Генерального прокурора. Это показывает, что он действительно заинтересован в скорейшей нормализации обстановки в своей республике и готов не на словах, а на деле вести республику к миру.

     Кроме того, из уст Генпрокурора прозвучала и еще одна здравая мысль – конфисковывать имущество родственников террористов, чтобы последние знали, что участие в бандитско-террористических акциях не принесет их родне никаких материальных приобретений, а наоборот, повлечет конфискацию последнего. А это – хороший стимул для того, чтобы сами родственники воздействовали на террористов и убеждали их отказываться от участия в подобных делах.

     Следует рассмотреть и возможность сноса домов, принадлежащих родственникам террористов. И такой опыт вроде бы у государства есть – вскоре после бесланских событий появилось сообщение, что в одном из чеченских сел по неизвестной причине взорвался дом. Принадлежавший родственнице одного из уничтоженных террористов. Но тут возникает проблема, если родственники террористов проживают в многоквартирном доме. В таком случае, они должны отселяться в неблагоустроенные дома, а их имущество отходить в фонд помощи жертвам террактов.

     В общем, для эффективной борьбы с кавказским исламским терроризмом необходимо учитывать местную национальную, религиозную, культурную и историческую специфику, чтобы, манипулируя ей, свести число потенциальных террористов к минимуму и тем самым резко снизить вероятность совершения террористических актов. И в этой связи последние предложения Генерального прокурора выглядят своевременными, эффективными и достойными самой широкой общественной поддержки.

     

Сергей Пахмутов
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты