Главная  >  Наука   >  Ученые


Памяти В.В. Налимова: "Он принес новые смыслы и новые решения"

11 октября 2007, 45

19 января 1997 г. ушел из этого мира на 87-м году жизни один из самых необыкновенных ученых нашей современности - Василий Васильевич Налимов, профессор МГУ, доктор технических наук, академик Российской академии естественных наук.

Я уже не раз писал о том, что нам нужны новые смыслы или,

точнее, - нужно радикальное переосмысление прежних смыслов.

В.В. Налимов

19 января 1997 г. ушел из этого мира на 87-м году жизни один из самых необыкновенных ученых нашей современности - Василий Васильевич Налимов, профессор МГУ, доктор технических наук, академик Российской академии естественных наук. Он был создателем и руководителем нескольких новых научных направлений: метрологии количественного анализа, химической кибернетики, математической теории эксперимента и наукометрии. Он занимался научными проблемами, которые будоражили умы и вызывали многолетние дискуссии. Его размышления о вероятностной модели языка, о вероятностной теории смыслов и об эволюции и экологии были столь необычны, что рассматривались как вызов. Все многообразие научных интересов В.В. Налимова объединяет один стержень - использование математики для вероятностного описания внешнего мира, минуя жесткий детерминизм. Он считал, что естествоиспытатель, обращенный к вероятностно-статистическим методам, начинает мыслить иначе, чем это традиционно принято. Идея случайности приобретает для него познавательное значение.

Эти воспоминания охватывают два десятилетия (1961-1981 гг.). Они начинаются с зарождения "незримого коллектива" на "голубятне" в Государственном институте редких металлов (ГИРЕДМЕТ) и включают "кибернетический" период деятельности Налимова в Научном совете по комплексной проблеме "Кибернетика" АН СССР как председателя двух секций: "Химической кибернетики" и "Математической теории эксперимента". Моя научная судьба сложилась так, что в эти годы я была ближайшей соратницей Налимова в Совете - ученым секретарем секции "Химическая кибернетика" и заместителем председателя секции "Математическая теория эксперимента".

Родился В.В. Налимов в Москве 4 ноября 1910 г. в профессорской семье. Его отец, Василий Петрович Налимов, работал в МГУ. Он занимался вопросами этнографии зырян и пермяков. В 1928 г. Василий Васильевич окончил школу и получил специальность химика-лаборанта. В те годы среднее образование включало 9 лет обучения. Последние два года отводились на спецкурсы, где преподавали как общие дисциплины, так и дисциплины, направленные на узкую специализацию. Налимов выбрал спецкурсы по химии. В 1929 г. он поступил на физико-математический факультет МГУ.

Студенческий конфликт, которому был придан политический характер, послужил поводом для увольнения В.В. со второго курса. В октябре 1936 г. он был арестован. Особое Совещание при НКВД СССР осудило его 9 июля 1937 г. к пяти годам исправительно-трудовых лагерей за "участие в контрреволюционной анархо-мистической организации". Его отец, Василий Петрович, подвергся аресту в августе 1938 г. как "активный участник антисоветской буржуазно-националистической организации в Коми АССР". Он якобы стремился создать буржуазную Коми республику. Василий Петрович вступил в борьбу со следователем, пытаясь доказать свою невиновность. Эта борьба завершилась тем, что он умер в сыктывкарской тюрьме 28 декабря 1939 г.

Василий Васильевич Налимов вернулся в Москву в середине 1950-х гг. после 18-летнего гулаговского небытия (заключение, затем ссылка). Первым научным учреждением, где ему удалось устроиться на работу, был ВИНИТИ. Здесь началось его вхождение в науку.

В 1957 г. он защитил кандидатскую диссертацию метрологической направленности: "Дифференциальное изучение ошибок спектрального и химического анализа". Защита состоялась во ВНИИ метрологии им. Д.И. Менделеева в Ленинграде. В своей диссертационной работе Налимов предлагал вероятностное понимание измерительных процедур в физике и химии. Идея для этого времени смелая и новаторская. Ведь тогда вероятностные дисциплины находились почти что под запретом: "Наука - враг случайности!" - так сказал Т.Д. Лысенко.

В 1960 г. вышла в свет его книга "Применение математической статистики при анализе вещества" [1]. На долгие годы она стала настольным пособием для физиков и химиков, занимающихся анализом химического состава вещества. В ней впервые в нашей стране обсуждались на высоком математическом уровне вопросы метрологии химических измерений. Большое внимание уделялось дисперсионному анализу.

Работая в ВИНИТИ, Налимов заинтересовался кибернетикой. В "Успехах физических наук" появилась его статья в соавторстве с г.Э. Влэдуцем и Н.И. Стяжкиным "Научная и техническая информация как одна из задач кибернетики" [2]. Нужно заметить, что до официального признания кибернетики о ней писали только смельчаки. После опубликования этой статьи В.В. Налимов стал известен как сторонник кибернетики.

В 1959 г. в научной жизни нашей страны произошло знаменательное событие - была реабилитирована кибернетика, до этого считавшаяся "буржуазной синтетической лженаукой", "продажной девкой империализма". Начались активные исследования в этой области.

На "голубятне" в ГИРЕДМЕТЕ

Обернись к источнику

Давно нет деревянного купеческого особняка, доживавшего свой век на задворках ГИРЕДМЕТа. А в 1961 г. там, на верхотуре, прозванной "голубятней", произошло знаменательное событие - зарождение "незримого коллектива" Налимова, объединившего энтузиастов нового научного направления - математической теории эксперимента. В этот коллектив вошли не только гиредметовцы, сотрудники группы "Математические методы исследования", которую возглавил В.В. Налимов, но и первопроходцы - математики-статистики из других организаций. Со временем коллектив настолько разросся, что его стали называть "незримым". Но в 1960 г. было не до всесоюзного размаха. Тогда все начиналось с энтузиастов-одиночек. И было это так.

В журнале "Успехи химии" появилась статья Налимова "Статистические методы поиска оптимальных условий протекания химических процессов" [3] с описанием многофакторного метода оптимизации, основанного на двухуровневых планах эксперимента и движении по градиенту. Такую комбинированную процедуру (запланированный эксперимент плюс крутое восхождение) предложили Бокс и Уилсон, а Налимов сделал ее достоянием советской научной общественности. Статья была созвучна идеям, которые носились в воздухе (только что в нашей стране реабилитировали кибернетику). "Оптимизация", "моделирование", "черный ящик", "многофакторность", "статистические методы" и другие разрешенные новинки стали ключевыми словами для тех, кто искал новые пути в исследованиях.

Сейчас трудно представить, какое потрясение испытали "искатели новых путей", ознакомившись с этой статьей! Особенно химики, для кого эксперимент - основа исследований. В химии преобладал детерминизм. Вероятностное мировоззрение, статистические методы, мягко говоря, не поощрялись. Ни учебных пособий, ни монографий, которые помогли бы исследователю запланировать многофакторный эксперимент и обработать результаты, тогда не было. Статья Налимова стала первой ласточкой, принесшей весть о наступлении новой весны!

Я в то время работала в Центральном научно-исследовательском институте комплексной автоматизации (ЦНИНКА) в отделе "Автоматизация нефтеперерабатывающей и химической промышленности". Наша лаборатория занималась оптимизацией процесса полимеризации этилена. Начальник лаборатории Болеслав Владимирович Вольтер "откопал" в английском журнале статью Брандона, в которой предлагалось для получения многофакторной модели разделить исследование на два этапа: вначале установить простые однофакторные зависимости, связывающие каждый из факторов с выходным показателем, затем построить обобщенную модель как произведение этих зависимостей. Такой подход мы назвали методом Брандона. Для получения однофакторных зависимостей мы использовали статистические методы. Вопросов возникло множество, посоветоваться было не с кем. И вдруг - статья Налимова! Пусть о другом методе, но цель и подходы были близки. Я решила немедленно найти автора в надежде приобрести друга-единомышленника. Через редакцию журнала нашла координаты Налимова и отправилась в ГИРЕДМЕТ. Там, на "голубятне", произошла моя первая встреча с Василием Васильевичем, встреча, которая во многом определила мою научную судьбу.

Налимов поразил меня энергией, которая так и фонтанировала из всего его существа, и его способностью к моментальным конструктивным действиям. Он не просто выслушал меня, а тут же предложил устроить научный семинар, собрав всех, кого мы знаем как первопроходцев в кибернетике и статистических методах. Такой семинар позволит поделиться опытом, обсудить назревшие проблемы и совместными усилиями преодолевать трудности. Меня он назначил секретарем семинара и мой доклад о методе Брандона и его применении для получения модели полимеризации этилена поставил первым. Так зародился семинар, которому выпала на долю долгая жизнь и который стал стержнем для налимовского "незримого коллектива".

На первом же заседании семинара началась дискуссия о выборе модели. Мы использовали обобщенную мультипликативную модель. Налимов в ту пору был сторонником линейных моделей, что согласовывалось с концепцией Бокса-Уилсона. Дискуссия о выборе модели растянулась на многие годы. К 20-летнему юбилею планирования эксперимента Налимов писал:

Долгие годы усилия науки, в том числе математической статистики, были направлены на то, чтобы в результате какого-то хорошего эксперимента можно было выбрать какую-то одну, единственно верную, истинную, хотя бы в статистическом смысле, модель. Теперь стала понятна вся иллюзорность этой тенденции [4, с. 3].

Но вернемся к семинару. Первый его актив состоял из тех, кто впервые начал использовать в различных приложениях математико-статистические методы, в частности планирование эксперимента. Прежде всего это сотрудники Налимова. Среди них в дальнейшем стали известными специалистами Ю.П. Адлер, Г.Н. Веселая, Л.П. Рузинов, О.В. Кабанова, Р.И. Слободчикова. Семинар посещали Н.А. Чернова и Ю.В. Грановский. Наташа Чернова в ту пору была студенткой механико-математического факультета (затем дипломницей академика А.Н. Колмогорова). Через несколько лет она станет соавтором Налимова по самой популярной книге "Статистические методы планирования экстремальных экспериментов" [5]. Юрий Васильевич Грановский учился в аспирантуре на кафедре неорганической химии химического факультета МГУ. Через три года он защитит кандидатскую диссертацию по применению методов планирования эксперимента в неорганической химии.

Из МЭИ в семинаре участвовали дипломники и аспиранты Германа Карловича Круга. Нужно здесь отметить, что после реабилитации кибернетики в МЭИ осенью 1959 г. был создан факультет автоматики и вычислительной техники, первым деканом которого стал Анатолий Владимирович Нетушил. Этот факультет сделался одним из первых кибернетических центров в системе вузов. Проблемную лабораторию на факультете возглавлял Г.К. Круг. "Птенцы гнезда Кругова" стали впоследствии известными специалистами по применению статистических методов, написали учебные пособия и монографии, защитили диссертации, стали профессорами, заведующими кафедр. Из них активное участие в работе семинара принимали В.П. Бородюк, П.В. Ермуратский, Э.К, Лецкий, г.Ф. Филаретов, А.3. Иванов, А.П. Вощинин, Б.Н. Мойсюк. Среди "мэишников" был и студент IV курса Саша Лисенков. Он стажировался у Налимова в ГИРЕДМЕТе по планированию эксперимента. Пройдет время, и он станет ведущим специалистом по планированию эксперимента в условиях неоднородностей, автором монографий, изданных в издательстве "Наука".

Первые заседания семинара посещал и молодой Сергей Айвазян, который применял статистические методы в экономических исследованиях. Он работал в экономическом отделе АН СССР. ЦЭМИ тогда еще не существовал.

Все признали Налимова своим идейным лидером, все чувствовали его духовную силу и многогранный талант, 1961-й стал годом зарождения научной школы В.В. Налимова.

Эти далекие годы вспоминаются как период "бури и натиска". Все были переполнены молодым задором, горели энтузиазмом и рвались в бой за новое мировоззрение. Идеалисты-шестидесятники, сделавшие смыслом своей жизни новые идеи планирования эксперимента, апостолы и глашатаи этой новой религии - вот кем были те, кто стал под знамена математико-статистических методов!

И не случайно здесь, где описываются начала начал, упоминается и их дальнейшая научная судьба. Это примеры верности идеалам молодости. Они поднялись к вершинам профессиональных знаний, пройдя трудный путь самообразования, питаясь информацией из англоязычных научных публикаций. Первая когорта "незримого коллектива" состояла из "незримых студентов" английских и американских университетов! А семинар Налимова позволил им осмыслить и обсудить новые идеи и вступить на самостоятельный путь.

"Крутое восхождение" в Совете по кибернетике

В 1959 г. в СССР активно возобновилось развитие кибернетики. При Президиуме АН СССР был создан Научный совет по комплексной проблеме "Кибернетика", который возглавил академик А.И. Берг. Почти все отделения АН СССР были подключены к разработке кибернетических проблем. По каждому из направлений создавались секции, например, секция "Технической кибернетики", секция "Биологической кибернетики" и пр. Секции работали на общественных началах, объединяя специалистов не только из академических институтов, но и вузов, отраслевых НИИ, военных и промышленных учреждений. Для развития новой науки о процессах управления, протекающих в машинах, живых организмах и человеческом обществе (причуде гения Норберта Винера), важно было объединить усилия всех соответствующих специалистов.

В конце 1961 г. на совместном заседании Всесоюзного химического общества им. Д.И. Менделеева и Научного совета по комплексной проблеме "Кибернетика" академик А.И. Берг предложил создать в составе Совета секцию "Химическая кибернетика" под председательством В.В. Налимова. Еще работая в ВИНИТИ, Налимов заинтересовался кибернетикой (см.: [2]). В момент образования секции Налимов работал руководителем группы "Математические методы исследования" в ГИРЕДМЕТе. Среди академиков и членов-корреспондентов, возглавлявших другие секции, он был единственным кандидатом наук. Например, секцию "Медицинская кибернетика" возглавлял академик АМН СССР В.В. Парин, секцию "Кибернетика и надежность" - академик АН СССР Н.Г. Бруевич, секцию "Экономическая кибернетика" - академик АН СССР B.C. Немчинов.

Для Налимова начался новый важный жизненный этап - он стал создателем и главой нового научного направления, призванного осуществить математизацию и кибернетизацию химии и смежных с ней наук. Что же представляло собой это новое направление? Вопрос оставался открытым. Химическую кибернетику только предстояло создавать.

После жарких дискуссий между химиками-детерминистами и приверженцами вероятностной теории в основу химической кибернетики были положены следующие научные направления: оптимальное управление процессами химической технологии; оптимальное проектирование новых процессов на основе их типизации и математического описания; математическое описание и моделирование химических процессов; математическая теория эксперимента; разработка информационно-логических систем для поиска, обработки и анализа химической информации; метрологические аспекты химического анализа вещества и оптимальная организация измерений.

Одной из особенностей новой науки - химической кибернетики, возросшей на отечественной почве, можно считать комплексный подход к математическому описанию химических и химико-технологических процессов: детерминированное описание на основе аналитических уравнений кинетики, гидродинамики, массо- и теплообмена и формализованное описание на основе статистической информации о входных и выходных параметрах (принцип "черного ящика", абстрагирование от сложной неизученной сущности процесса) [6-10].

В соответствии с основными направлениями, указанными выше, в секции были организованы комиссии, возглавленные видными специалистами. Комиссией "Математическая теория эксперимента" руководил сам В.В. Налимов. Таким образом, в Совете он занимал пост "дважды председателя": председателя секции "Химическая кибернетика" и председателя комиссии "Математическая теория эксперимента". В рамках комиссии развивалась новая математико-статистическая концепция о планировании и анализе многофакторных экспериментов. В отличие от обработки данных, здесь математика применялась на самом первом этапе исследования - при планировании эксперимента (при определении необходимого числа опытов и условий их проведения) с тем, чтобы получить оценки параметров модели с наилучшими в определенном смысле свойствами.

Деятельность секции "Химическая кибернетика" и комиссии "Математическая теория эксперимента" включала в 1960-е гг. все направления, научные результаты которых в начале 1970-х гг. вошли в разработанную за рубежом "хемометрику" (производное от англ. chemometrics - название области знания и одноименного журнала). Таким образом, мы начали старт по зарубежным публикациям, но довольно скоро стали новаторами в некоторых научных направлениях, в частности, основы "хемометрии" были разработаны в рамках секции "Химическая кибернетика", хотя этот термин не употреблялся (см. [11; 12]). То же относится к ряду направлений в математической теории эксперимента.

Понятие "химическая кибернетика" не оставалось застывшим. Оно переосмысливалось, что было характерно для Налимова, дополнялось новыми проблемами, не все из которых удавалось решить. В архиве секции "Химическая кибернетика" сохранилась интересная переписка между Бергом и Налимовым относительно возможности использования теории информации в химии. Приведу отрывок из письма Налимова:

До сих пор нет достаточной ясности в том, насколько идеи и методы теории информации могут быть использованы при решении задач, которые возникают в химии... Исходя из соображений общего характера можно указать на ряд химических задач:

1. Оценка качества изображений (фотохимия);

2. Информационный подход к выбору критерия обнаружения следов веществ;

3. Информационный подход к выбору критерия в задачах разделения многокомпонентных систем;

4. С теоретико-информационной точки зрения можно было бы рассмотреть многие задачи аналитической химии, например, эмиссионный анализ можно описать как процесс передачи информации по каналам связи. [Из архива секции "Химическая кибернетика", АН СССР]

К сожалению, эти предложения не удалось развить в то время. В 1963 г. В.В. Налимов защитил докторскую диссертацию "Метрологические аспекты химической кибернетики". Защита проходила во ВНИИ метрологии им. Д.И. Менделеева в Ленинграде. В первую половину 1960-х гг. сосуществовали два ведущих направления научной деятельности Налимова: метрологический и кибернетический.

Руководимая Налимовым секция "Химическая кибернетика" многократно выступала с рядом новаторских предложений. В частности, предлагалось создать консультационный центр по математическим проблемам химической кибернетики, создать в ряде вузов химико-математическую специальность, ввести на химических факультетах новый обязательный курс "Химическая кибернетика", подготовить к изданию ряд монографий по химической кибернетике и планированию эксперимента.

Для осуществления этих предложений началась длительная и упорная борьба за преобразование системы образования в химических вузах, за создание новых лабораторий и выпуск необходимой литературы. Главной опорой в этой борьбе был академик А.И. Берг.

Середина 1960-х гг. ознаменовалась для секции многими победами. Заместителю председателя секции члену-корреспонденту АН СССР В.В. Кафарову удалось создать в МХТИ им. Д.И. Менделеева кафедру "Кибернетика химико-технологических процессов". Ученый совет с правом защиты диссертаций по специальности "Кибернетика химико-технологических процессов", учебно-методологический центр повышения квалификации преподавателей, научных сотрудников и инженеров Министерства химической промышленности СССР и стран социалистического лагеря.

В 1965 г. в МГУ была создана межфакультетская лаборатория статистических методов под руководством академика А.Н. Колмогорова, ставшая ведущей организацией в области математической статистики и планирования эксперимента в нашей стране. Заместителем Колмогорова стал В.В. Налимов.

В 1966 г. удалось организовать три лаборатории, специализировавшиеся по проблемам химической кибернетики и планирования эксперимента: на химфаке МГУ, в Киевском и Львовском университетах. В МЭИ был организован крупнейший центр по автоматизации научных исследований и планированию эксперимента под руководством доцента (затем профессора, доктора технических наук) г.К. Круга.

С 1963 г. начали работать курсы "Химической кибернетики" при Институте повышения квалификации Министерства химической промышленности СССР, переросшие затем в самостоятельную кафедру по статистическим методам.

О том, насколько широко и серьезно обсуждались проблемы подготовки кадров, можно судить по следующему факту. В конце ноября 1970 г. в МЭИ проходила III Всесоюзная научная конференция по планированию и автоматизации эксперимента. Организаторами конференции были МЭИ и МГУ Министерства высшего и среднего специального образования СССР и Научный совет по комплексной проблеме "Кибернетика" АН СССР. По предложению В.В. Налимова эта конференция специально посвящалась научно-методическим вопросам преподавания математической теории эксперимента в университетах, технических, химико-технологических, медицинских и агробиологических вузах. Открывал конференцию академик АН УССР Б.В. Гнеденко. Налимов выступил с двумя докладами: "Проблемы преподавания теории эксперимента" и "О необходимости изменения программ преподавания высшей математики". Конференция явилась своего рода отчетом о работе, проведенной в 1960-е гг. по перестройке образования в вузах. Обсуждался опыт преподавания математической теории эксперимента и математической статистики не только в столичных вузах (МЭИ, МХТИ, на разных факультетах МГУ, в Институте стали и сплавов, в медицинских вузах), но и в вузах других городов (Киевском и Львовском университетах, Кишиневском политехническом институте и др.).

Рассматривались вопросы применения ЭВМ в экспериментальных исследованиях и при подготовке специалистов в области планирования эксперимента, системы автоматизации эксперимента в промышленных исследованиях и их использования при подготовке специалистов, машинного управления экспериментальным поиском, программированного обучения и математического обеспечения теории эксперимента. Широкий спектр рассматриваемых вопросов дополнили наукометрические исследования: анализ библиографии теоретических и прикладных работ по планированию эксперимента с использованием индекса научных ссылок и статистический и наукометрический анализ данных о преподавании теории планирования эксперимента.

Здесь нужно отметить, что среди областей научного интереса В.В. Налимова в 1960-е гг. появилась наукометрия - изучение развития науки как информационного процесса, исследование структуры и динамики информационных массивов и потоков научной информации. В 1969 г. в издательстве "Наука" вышла его книга (в соавторстве в 3.М. Мульченко) "Наукометрия" [13].

После десятилетнего существования секции "Химическая кибернетика" все комиссии, входившие в ее состав, разрослись до неузнаваемости и превратились в самостоятельные структуры. Некоторые из них преобразовались в отдельные Советы при Президиуме АН СССР (по оптимальному управлению и моделированию в области химической технологии), другие стали секциями в Совете.

Так появилась самостоятельная секция "Математическая теория эксперимента" при Президиуме АН СССР, председателем которой стал В.В. Налимов, автор этих строк - его заместителем, а Елена Петровна Никитина, сотрудница Налимова по лаборатории статистических методов в МГУ, - ученым секретарем. В состав секции входило около десяти комиссий по основным направлениям математической теории эксперимента и анализа данных, возникли филиалы секции во многих городах: в Ленинграде, Киеве, Харькове, Минске, Одессе, Кишиневе, Львове, Красноярске, Новосибирске. "Незримый коллектив" разросся до невиданных размеров [14-17]. Его география простиралась от Владивостока до Прибалтики, от Средней Азии и Закавказья до Мурманска.

Заседания секции всегда проходили интересно и бурно. Обычно разгорались страсти, и спорам не было конца. Особенно остро обсуждались вопросы подготовки кадров. Чтобы ощутить живое дыхание тех дней, давайте откроем дверь кабинета академика Берга и послушаем, о чем говорит Налимов в далеком 1971 г. (цитируется по дневниковым записям автора).

...Наша главная задача - отучить экспериментатора от детерминизма. Если это удастся, мы сделаем уже очень многое. К сожалению, в наших вузах обучение ведется под знаком строгого лапласовского детерминизма, как, впрочем, и в школах. У учащихся возникает такое убеждение, что весь мир, все явления можно описать законами типа закона Ома. За рубежом в последнее время пытаются перестроить образование и вводить вероятностные понятия. В нашей же стране и в вузах, и во всех научных кругах продолжают мыслить детерминистически, и этот барьер преодолеть невозможно.

Наша секция много сил всегда уделяла вопросу переподготовки инженерно-технических кадров. Нам удалось создать новую кафедру в Институте повышения квалификации ИГР Минхимпрома СССР. Программа по математическим методам планирования эксперимента здесь уникальна - до 400 часов, но преподавать очень трудно, слушатели совершенно неподготовлены. Они или забыли математику, или помнят не то, что нужно... Кто-то сказал, когда чистый математик обучает экспериментатора, это все равно, что слепой ведет глухого. Нам нужно коренным образом перестроить образование.

В какой бы области ни шла подготовка экспериментаторов, нужно научить их описывать и анализировать эксперимент в статистических терминах. Нужно приучить их к тому, что необходима исследовательская стратегия, где формализованные этапы сменяются неформализованными. Необходимо научить экспериментатора пользоваться не одной моделью, а веером моделей. Необходимы новые мировоззренческие элементы, связанные с вероятностной концепцией!

Василий Васильевич умел владеть аудиторией и увлекать ее. Надолго запомнились его метафоры и крылатые выражения. Вот некоторые из них.

Что вынужден делать лектор, когда он читает курс по планированию эксперимента? Я разрешу себе некоторую метафору. В человеческой памяти есть несколько этажей. На первом, рабочем, он хранит то, чем пользуется в повседневной жизни, т.е. здесь он хранит нужную информацию. А на чердак он забрасывает все то, что ему не нужно. После окончания вуза экспериментатор забрасывает на чердак математику, вернее, жалкие сведения о ней. Так вот, при чтении лекций по математической теории эксперимента мы, преподаватели, пытаемся спроектировать чердак на первый этаж.

Математизация прикладных наук не есть способ исправить генетический код научного работника. Поэтому наряду с математизацией знаний происходит и математизация глупостей.

Что есть хорошая модель? Не можем же мы однозначно ответить на вопрос, что есть хорошая картина или хорошее стихотворение! А хорошая модель, как и произведение искусства, есть продукт свободного творчества вдохновенного сознания!

Математическая модель - это вопрос, который мы задаем природе.

В чем суть математической теории эксперимента? Это попытка ответить на вопрос, что есть хороший эксперимент. [Из архивов автора]

Благодаря энергии Налимова и его учеников произошла "экспансия идей и методов планирования эксперимента" почти во все области знаний. "Незримый коллектив" исповедовал новую концепцию в экспериментальных исследованиях. Он выходил за рамки обычного научного коллектива, в нем объединялись энтузиасты планирования эксперимента из разных учреждений и разных городов. Налимов был Учителем, создателем некоторого вольного университета, в котором обучался "незримый коллектив". И девизом этого вольного университета являлось вероятностное восприятие окружающего нас мира.

Всех членов "незримого коллектива" объединяли конференции, семинары, научные школы, "круглые столы", курсы повышения квалификации. Эти мероприятия проводились секциями и финансировались Советом, что позволяло членам "незримого коллектива" поддерживать контакты. Особой любовью пользовался постоянно действующий (два раза в месяц) семинар Налимова по математическим методам планирования эксперимента, который зародился еще в 1961 г. Он имел московский статус, но в нем стремились принять участие и жители других городов, это был своеобразный научный клуб (как любил говорить Налимов), клуб любителей планирования эксперимента! Ученым секретарем семинара в течение многих лет была Лариса Андреевна Панченко, сотрудница В.В. Налимова по МГУ.

Создание "незримого коллектива" и вольного университета в масштабе всей страны - беспрецедентное явление в истории науки!

В ноябре 1970 г. "незримый коллектив" отмечал 60-летие своего Учителя. Не было официального чествования, но были произнесены знаменательные слова. Вот "живые картинки" тех прошлых дней.

С.М. Райский (коллега В.В. по ВИНИТИ, Комиссия по спектрологии АН СССР):

Дорогой Василий Васильевич! Вы всегда делали то, что не должны были делать официально. Вы сумели создать новое научное направление - планирование эксперимента. Вас никто не обязывал делать это, даже, напротив, Вам пришлось ожесточенно бороться. Тем не менее во всей стране Вы сумели поднять массы. Вы учинили брожение умов! Вы являете собой пример того, что может сделать человек, если его помыслы чисты, если он полон энергии и воли!

Рахимов Т.Н. (гость из Ташкента):

Шах-ибн-Налимов вел нас по пустыне и привел к оазису, имя которому - планирование эксперимента. Вы - наш Учитель. В Узбекистане это самое почетное звание!

Швед-Могилевский (гость из Чирчика):

С одной стороны, мне понравилось то, что все было непринужденно, весело, тепло, с юмором. Но с другой стороны, как-то странно, совсем не было официальных лиц с официальными выступлениями. Мы так не привыкли. У нас выступает высокое начальство, оно награждает юбиляра... А здесь - никакого начальства, никого, только один "незримый коллектив", который радуется и веселится!

В.В. Налимов:

В таких случаях как-то трудно говорить и непонятно, что нужно говорить. Вся моя жизнь складывалась так, будто за моей спиной стоял черный гений и все, что я хотел сделать, мне не удавалось завершить. И если мне теперь действительно удалось "поднять массы", сделать "брожение умов" и создать в нашей стране новую научную школу... я доволен! [Из архивов автора]

В 1980 г. был выпущен специальный номер журнала Всесоюзного химического общества им. Д.И. Менделеева (№ 1), в котором подводился двадцатилетний итог развития методов планирования эксперимента в нашей стране. В своей статье "Планирование эксперимента. Найдут ли новые проблемы новые решения?" Налимов писал:

Наверное, можно говорить о циклическом характере развития науки: новое научное направление, решив старые проблемы, немедленно порождает новые, еще более серьезные. Вначале статистика возникла как дисциплина, занимающаяся анализом и интерпретацией данных о состоянии государства. Постепенно статистика стала превращаться в математическую дисциплину, занимающуюся поиском оптимальных способов анализа и интерпретации любых данных, в том числе и данных, полученных в результате лабораторного эксперимента.

Но вот в начале нашего века вдруг стало ясно, бессмысленно стремиться хорошо обрабатывать результаты эксперимента, если сам эксперимент был поставлен плохо. Возникла новая проблема - что есть хороший эксперимент? Ответ был дан. Но при этом оказалось, что обсуждать вопрос об оптимальности эксперимента можно только в ситуациях, когда математическая модель предложена раньше, чем начинается сам эксперимент... Немедленно возник новый вопрос, зачем ставить хороший эксперимент, если модель была выбрана плохо? Что есть хорошая математическая модель - это кардинальный вопрос, стоящий теперь перед нами во всей своей остроте.

...И мы опять стоим перед новой проблемой - теперь уже скорее психологической, чем логической, - как научиться осмысливать явления мира, если каждое из них будет задаваться не одной лучшей моделью, веером моделей [4].

С 1975 г. и до последних дней своей жизни Василий Васильеви ч был главным научным сотрудником лаборатории математико-статистических методов на биологическом факультете МГУ. Область его научных интересов в эти годы - математизация биологии, анализ оснований экологического прогноза, вероятностные аспекты эволюции, проблемы языка и мышления, философия и методология науки, проблема человека в современной науке, вероятностная теория смыслов. Этот период научной деятельности В.В. Налимова требует отдельного рассмотрения.

Литература

1. Налимов В. В. Применение математической статистике при анализе вещества. М.: Физматгиз, 1960. 430 с.

2. Влэдуц Г.Э., Налимов В.В., Стяжкин Н.И. Научная и техническая информация как одна из задач кибернетики // Успехи физических наук. 1959. Т. 69. №1 .С. 13-56.

3. Налимов В.В. Статистические методы поиска оптимальных условий протекания химических процессов // Успехи химии. 1960. Т. 29. №11. С. 1362-1387.

4. Налимов В.В. Планирование эксперимента. Найдут ли новые проблемы новые решений? // Журнал Всесоюзного общества им. Д.И. Менделеева. 1980. Т. XXXV. С. 3-4.

5. Налимов В.В., Чернова Н.А. Статистические методы планирования экстремальных экспериментов. М.: Физматгиз, 1965. 340 с.

6. Налимов В.В., Маркова Е.В. Применение кибернетики и вычислительной техники в химии // Информационные материалы Научного совета по комплексной проблеме "Кибернетика" АН СССР. 1967. №11. С.136-155.

7. Розен А.М., Маркова Е.В. Кибернетика и химия // Кибернетику на службу коммунизму. Т. 4. М.: Энергия, 1967. С. 293-295.

8. Налимов В.В., Маркова Е.В. Химическая кибернетика II Информационныематериалы Научного совета по комплексной проблеме "Кибернетика" АН СССР 1970 № 11-12 С. 105-127.

9. Налимов В,В., Маркова Е.В. Химическая кибернетика // Информационные материалы Научного совета по комплексной проблеме "Кибернетика" АН СССР. 1972. № 8 С. 168-181.

10. Маркова Е.В. Обыкновенная история необыкновенного человека в России // Alma Mater. 1997. №3. С. 24-26.

11. Грановский Ю.В., Маркова Е.В. Научная и статистическая эффективность статистических методов хемометрии // Наука и технология в России. 1997. № 3. С. 14-15.

12. Грановский Ю.В. Успехи и проблемы хемометрии // Вестник МГУ. Сер 2 Химия 1997. Т. 38. № 4. С. 21 1-218.

13. Налимов В.В., Мульченко 3.М. Наукометрия: Изучение развития науки как информационного процесса. М.: Наука, 1969. 192 с.

14. Налимов В.В., Маркова Е.В. Секция "Математическая теория эксперимента" // Информационные материалы Научного совета по комшексной проблеме "Кибернетика" АН СССР. 1977. № 6. С. 38-43.

15. Маркова Е.В., Круг Г.К., Макешин А.В. V Всесоюзная конференция по планированию и автоматизации эксперимента // Информационные материалы Научного совета по комплексной проблеме "Кибернетика" АН СССР. 1977. № 4. С. 3-22.

16. Налимов В,В., Круг Г.К., Маркова Е.В., Никитина Е.П. Математическая теория эксперимента // Информационные материалы Научного совета по комплексной проблеме "Кибернетика" АН СССР. 1978. № 7. С. 17-25.

17. Маркова Е.В. Что есть эксперимент и его планирование? // Информационные материалы Научного совета по комплексной проблеме "Кибернетика" АН СССР. 1978. № 3 С. 19-27.

Об авторе:

Елена Владимировна Маркова, д.т.н., главный специалист

Российского центра испытаний и сертификаций "Ростест-Москва",

профессор Академии стандартизации, метрологии и сертификации.

Источник в интернете:

http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/BIO/NALIMOV1.HTM

Е.В. Маркова
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты