Главная  >  Наука   >  Техника и технологии   >  Радиолокация


Артиллерийские радиолокационные станции наземной разведки

11 октября 2007, 245

Идея создания радиолокационной станции для ПТО возникла у инженеров ГАУ. С инженерной точки зрения разработка подобной станции представляла большую новизну, а в связи с этим возникали и большие трудности.

Наземная РЛС СНАР-1

Великая Отечественная война выявила важную роль и значение танковых войск и противотанковой обороны (ПТО). Танки будут являться и в будущей войне, если ее развяжут империалисты, главной ударной силой Сухопутных войск, а противотанковая оборона приобретет в связи с этим первостепенное значение. Поэтому совершенствованию существующих средств ПТО и созданию новых видов противотанкового оружия и техники уделяется и будет уделяться значительное внимание.

Не осталась в стороне от этой важной проблемы и радиолокация, использующая свои возможности разведки и обнаружения движущихся танков в оборонительной полосе противника и вблизи переднего края обороны, а также определения текущих координат (дирекционного угла и дальности относительно РЛС) независимо от условий видимости (ночью, в туман, при задымлении).

Идея создания радиолокационной станции для ПТО возникла у инженеров ГАУ.

С инженерной точки зрения разработка подобной станции представляла большую новизну, а в связи с этим возникали и большие трудности. Особенностью этих трудностей являлось то, что обнаружение движущихся танков должно обеспечиваться на фоне местных предметов, создававших помехи обнаружению полезных сигналов и воспринимаемых приемным устройством станции наравне с приемом отраженных сигналов от танка, автомашины или надводной цели.

В исследованиях и в разработках радиолокационных станций подобная проблема еще не возникала, она представлялась новой, научно-технически непроверенной. Поэтому Совет по радиолокации при Совете Министров СССР поручил разработку такой станции НИИ, созданному по его предложению в 1943 г. Руководил разработкой инженер А. А. Расплетин, ставший вскоре известным ученым, академиком.

Разработанная в период 1946–1947 гг. по заданию ГАУ станция сантиметрового диапазона СНАР-1 имела мощность излучения в импульсе 35–65 кВт, ширину диаграммы направленности в вертикальной плоскости около 0–67 д. у., в горизонтальной плоскости не более 0–15 д. у. и массу станции с тягачом (без автомашины) 8 т.

Для обнаружения наземных и надводных целей луч станции в пространстве при неподвижной антенне качался в горизонтальной плоскости в секторе 25–28° с частотой 7–11 раз в секунду. На экране индикатора обнаружения высвечивался секторный растр, а на экране индикатора сопровождения – прямоугольный растр, на которых воспроизводился просматриваемый участок местности или водной поверхности.

Развертка дальности индикатора обнаружения была рассчитана на максимальную дальность обнаружения 26 км, хотя аппаратура позволяла производить поиск целей и на больших расстояниях (до 40 км). На индикаторе сопровождения можно было просматривать местность в пределах ±90° от биссектрисы сектора качания луча антенны и ± 1 км от дальности, соответствующей положению метки целеуказания на индикаторе обнаружения.

Индикатор сопровождения мог использоваться также для определения отклонений разрывов снарядов и мин относительно обстреливаемой цели, т.е. для корректировки огня артиллерии по движущимся наземным и надводным целям, если условия местности позволяли уверенно наблюдать отметки от этих разрывов.

Кроме секторного обзора местности, являвшегося основным режимом работы станции СНАР-1, был предусмотрен круговой обзор, позволявший ориентироваться на незнакомой местности по характерным местным предметам, отметки от которых были видны на экране индикатора обнаружения. Если станция работала по морским целям, круговой обзор давал возможность быстро вести их поиск в широком секторе.

Государственные испытания станции проводились в сентябре – октябре 1947 г. Руководил испытаниями Н. Н. Алексеев, впоследствии маршал войск связи.

Результаты испытаний

Дальность обнаружения в условиях прямой видимости: одиночного солдата – до 5 км, танка или автомашины – до 16 км, эсминца – до 35 км.

Дальность наблюдения в условиях прямой видимости: наземных разрывов снарядов 100–152-мм калибров – 6–9 км, надводных разрывов снарядов 85–150-мм калибров – 12–17 км.

Мертвая зона по дальности – не более 350 м.

Срединные ошибки определения координат движущейся цели: по дальности в пределах до 38 км – не более 10 м, по дирекционному углу – 0–03 д. у.

Разрешающая способность: по дальности – не хуже 35 м, по дирекционному углу – не хуже 0–18 д. у.

На основании результатов государственных испытаний РЛС СНАР-1 была принята на вооружение. Коллектив создателей станции во главе с А. А. Расплетиным и Н. Н. Алексеевым был удостоен Государственной премии СССР.

Станция наземной разведки СНАР-2

Вслед за созданием станции СНАР-1 по заданию ГАУ тот же коллектив НИИ в 1950 г. разработал второй вариант станции разведки наземных и надводных целей СНАР-2. Кроме разведки наземных и надводных целей станция позволяла проводить топографическую привязку боевых порядков артиллерии. Условия видимости (ночь, туман, задымление) на боевую работу станции влияния не оказывали.

Аппаратура станции (вместе с агрегатом электропитания) размещалась в одном артиллерийском легком тягаче АТЛ.

По основным техническим параметрам обе станции примерно были идентичны. По тактическим характеристикам станция СНАР-2 несколько превосходила станцию СНАР-1 (по дальности и точности действия, разрешающей способности и времени развертывания).

Станция успешно прошла испытания на полигоне ГАУ (руководитель И. И. Бульба, инженер-испытатель А. А. Поляков) и была принята на вооружение артиллерии Сухопутных войск.

***

Нельзя не сказать несколько слов еще об одном направлении в развитии послевоенной радиолокации для Сухопутных войск.

Изучение опыта войны показало, что войска большие потери в живой силе несли от минометного огня. Эти данные говорят о том, что борьба с минометами противника имеет немаловажное значение. Советская артиллерия Сухопутных войск в годы войны вела борьбу с танками, авиацией и артиллерией противника, разрушала различные средства его инженерной обороны и прокладывала путь наземным войскам. Для борьбы с артиллерией противника она была оснащена звукометрическими станциями, определявшими по звуку выстрела направление и месторасположение огневых позиций вражеских батарей.

С засечкой минометных батарей дело обстояло иначе. Звук минометного выстрела значительно слабее артиллерийского, а минометы стреляли, как правило, из укрытий. Услышать или увидеть стреляющий миномет в условиях фронтового шума практически было невозможно. На помощь пришла радиолокация.

Инженеры-вооруженцы ГАУ, изучив этот вопрос, пришли к идее использования радиолокационных станций для наблюдения за полетом мины на начальном (восходящем) участке траектории. А это давало возможность по трем-четырем засечкам путем экстраполяции определять начальную точку траектории мины, т.е. огневую позицию. Из-за большой крутизны траектории полета мины ее исходная точка могла быть определена с высокой точностью.

Так же путем ведения наблюдения за полетом своей мины на нисходящем участке траектории можно определять координаты приземления мины и устанавливать точность стрельбы и накрытия вражеской минометной батареи.

Так идея решения новой проблемы контрминометной (контрбатарейной) борьбы получила свое практическое осуществление. В развитии этого направления артиллерийской радиолокации важная роль принадлежала М. М. Косичкину.

Активную роль в развитии наземных средств радиолокации для Войск ПВО и артиллерии Сухопутных войск в послевоенные годы сыграли офицеры ГАУ Н. Н. Алексеев, К. Н. Томилин, К.Н.Трофимов, А.Д.Батраков, А. Н. Волжин, В. А. Калачев, П. Н. Коваленко, Я. Н. Немченко, Ф. Т. Саркисян, Е. И. Смородин, Л. Г. Скачков, А. З. Шостак, А. В. Маслаков и др. Офицеры ГАУ были квалифицированными и инициативными инженерами, обладали большими знаниями и широким кругозором, опытом армейской эксплуатации радиолокационной техники в годы войны и испытательной работы на полигонах ГАУ. Начиная с разработки нового образца, они способствовали успешному созданию его серийного выпуска.

С возникновением советской радиолокации и началом исследований и разработок в этой области (октябрь 1933 г.) развитием ее средств для войск ПВО и артиллерии Сухопутных войск руководил автор настоящей книги1. С августа 1949 г., как заместитель Военного министра и начальник одного из управлений, он объединил руководство созданием радиолокационной техники для всех видов и родов войск армии и флота.

1 БСЭ, 3-е изд., 1977, т 21, с. 371; СВЭ, 1-е изд., 1979, т. 7, с. 10–12.

В 1946–1949 гг. деятельность органов Военного министерства в области радиолокации координировалась одним из управлений Генерального штаба Вооруженных Сил, которое возглавлял генерал Ф. И. Белов.

Новая техника, какой являлась радиолокация, и необходимость ее ускоренного создания, широкого производства и совершенствования требовала пристального внимания военных инженеров – заказчиков Министерства обороны. ГАУ всегда придерживалось такого стиля служебной деятельности, при котором военный инженер был не только представителем заказывающего управления, но и активным участником создания новых образцов и их заводских, полигонных (государственных) и войсковых испытаний. Деловое сотрудничество ускоряло процесс разработки, положительно отражалось на качестве создаваемого вооружения и уменьшало до минимума бумажную переписку.

В служебную обязанность военных инженеров, занимавшихся развитием нового вооружения и боевой техники, не входили вопросы расширения оборонной промышленности и подготовки инженерных кадров для войск.

Однако инженеры ГАУ не обходили эти вопросы и неоднократно предлагали их решение как в условиях войны, так и в послевоенный период. Свидетельством большой заботы офицеров ГАУ о подготовке высококвалифицированных специалистов по радиолокационной технике было восстановление по их просьбе радиолокационного факультета в Военной академии связи им. С. М. Буденного, а в 1946 г. создание Военно-инженерной радиотехнической академии ПВО им. Маршала Советского Союза Л. А. Говорова.

Источник в интернете:

http://hist.rloc.ru/lobanov/index.htm

Лобанов М. М.
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты