Главная  >  Наука   >  Техника и технологии   >  Радиолокация


Уроки и выводы из предвоенного развития радиолокационной техники. О совете по радиолокации при государственном комитете обороны (ГКО)

11 октября 2007, 177

Ретроспективно анализируя пути предвоенных исследований и конструкторских работ при создании РЛС для зенитной артиллерии и службы ВНОС ПВО, следует рассмотреть ряд условий и обстоятельств, которые в значительной степени повлияли на успехи и сроки создания РЛС.

Ретроспективно анализируя пути предвоенных исследований и конструкторских работ при создании РЛС для зенитной артиллерии и службы ВНОС ПВО, следует рассмотреть ряд условий и обстоятельств, которые в значительной степени повлияли на успехи и сроки создания РЛС и несомненно будут представлять интерес для читателя и всех участников развития радиолокационной техники.

Считается правомерным определять продолжительность разработки нового образца военной техники временем, затраченным от начала первых исследований (или разработки опытного образца) до принятия образца на вооружение.

Радиолокационная техника могла развиваться или с использованием непрерывного или с использованием импульсного способа излучения энергии. С научной точки зрения оба пути были правомерными.

Аппаратура радиообнаружения для службы ВНОС создавалась с применением обоих путей. В станциях «Рапид», «Вега» и «Ревень» использовался метод непрерывного излучения. Для станции дальнего обнаружения был принят импульсный метод. Быстро пришедший успех к ЛФТИ в решении проблемы объяснялся высокой научной эрудицией коллектива исследователей-разработчиков, что предопределило использование ими практически освоенного метрового диапазона волн, выбор более рационального (импульсного) метода и проведение тщательно продуманных предварительных исследований по рассеянию самолетом электромагнитных волн принятого диапазона. Результаты этих исследований дали основу инженерным расчетам необходимых тактико-технических параметров планируемой к разработке РЛС (дальность радиообнаружения, мощность излучаемой энергии, длительность импульса и частота повторения, тип приемника и индикатора и др.).

Всего три года понадобилось небольшому коллективу ЛФТИ, чтобы под руководством молодого ученого Ю. Б. Кобзарева выполнить необходимый объем теоретических и экспериментальных работ и доказать, что проблема дальнего обнаружения самолетов практически решена. Удлинение срока разработки опытного образца станции «Редут», принятой на вооружение под названием РУС-2, произошло по не зависящим от коллектива ЛФТИ причинам и было вызвано в основном неподготовленностью промышленности к выпуску подобной аппаратуры. Участие НИИ радиопромышленности и радиозавода в разработке РЛС РУС-2 и РУС-2с имело также большое значение, носило инженерно-прикладной характер и обеспечило надежность функционирования станции в войсках, стабильность их тактико-технических параметров, конструктивную простоту, технологичность и удешевление в серийном производстве. Однако деятельность НИИ и радиозавода базировалась на научно-теоретических и экспериментальных изысканиях, расчетах ЛФТИ.

Для создания РЛС зенитной артиллерии научный руководитель отдела радиоприемной аппаратуры ЦРЛ проф. В.И.Сифоров и ведущий инженер разработки Ю.К.Коровин избрали метод непрерывного излучения и дециметровый диапазон волн. Этот же путь избрали директор ЛЭФИ академик А.А.Чернышев и руководитель работ Б.К.Шембель. Разработка станции непрерывного излучения в дециметровом диапазоне оказалась для обоих коллективов более сложной инженерной задачей, чем создание станции импульсного типа на УКВ. Разработки, начатые в январе 1934 г., продолжались до осени 1941 г. и, с эвакуацией промышленности на восток, были прерваны на 5 месяцев. Лишь с организацией нового радиозавода-института разработка была возобновлена и закончена к ноябрю 1942 г., но уже с применением импульсной техники.

Выбор более сложного непрерывного метода излучения и дециметрового диапазона волн оказал решающее влияние на длительность сроков создания РЛС для зенитной артиллерии. Приход в ЛЭФИ – НИИ-9 научного руководителя проф. М. А. Бонч-Бруевича не изменил научно-технической направленности радиолокационных разработок, начатых академиком А. А. Чернышевым и Б. К. Шембелем. Словно душа не лежала у М. А. Бонч-Бруевича к импульсному методу, с успехом примененному им в 1932–1933 гг. при исследовании физических свойств верхних слоев атмосферы. Даже после научно-технической радиолокационной конференции в сентябре 1938 г., по достоинству оценившей успех коллектива ЛФТИ, достигнутый в разработке импульсной техники, М. А. Бонч-Бруевич не изменил своего мнения о перспективности использования непрерывного метода излучения. По рекомендации конференции и настоянию ГАУ в план института на 1939–1940 гг. была включена дополнительная тема на разработку импульсного радиодальномера «Стрелец».

Свое предпочтительное отношение к аппаратуре с непрерывным излучением и приемом М. А. Бонч-Бруевич подтвердил не только практической деятельностью в НИИ-9, но и подачей в начале 1940 г. в органы военных изобретений двух заявок на способы применения электромагнитных волн для задач зенитной артиллерии.

Уместно отметить, что исследования по импульсной технике, начатые в ЛЭФИ в 1934 г. научным сотрудником М. Д. Гуревичем (старшим), с приходом М. А. Бонч-Бруевича в институт в 1935 г. были прекращены.

Вместе с тем нельзя отрицать и того, что создание артиллерийской станции являлось более сложной научно-инженерной проблемой, чем создание станций для службы ВНОС. Об этом свидетельствует не только большее время, затраченное на ее разработку, но и то, что в ней участвовало пять научных коллективов (ЦРЛ – ЦВИРЛ, ЛЭФИ–НИИ-9, УФТИ, НИИ радиопромышленности, радиозавод-институт) и в течение некоторого времени ЛФТИ, вместо двух коллективов (ЛФТИ и НИИИС КА) при создании станции «Редут» и что разработку РЛС для зенитной артиллерии четыре коллектива осуществляли с импульсной аппаратурой.

Объективности ради следует отметить, что обнадеживающие взгляды на перспективность применения станций с непрерывным излучением были у академика А. А. Чернышева, проф. В. И. Сифорова и М. А. Бонч-Бруевича, инженеров Ю. К. Коровина и Б. К. Шембеля. Эти взгляды разделял также и проф. Б. А. Введенский, руководивший в НИИ-9 широким кругом исследований.

Таких же взглядов придерживалось большинство ведущих инженеров и научных сотрудников НИИ-9, работавших с аппаратурой на непрерывном излучении уже больше пяти лет и вложивших в нее огромный труд, инженерное творчество и изобретательность1. Научный авторитет М. А. Бонч-Бруевича в НИИ-9, как следствие его выдающейся деятельности в Нижегородской радиолаборатории, был столь непререкаем, что его неоднократные без тени колебаний заявления о большей перспективности аппаратуры с непрерывным излучением ни у кого не вызывали сомнений.

1 Инженеры Н. И. Оганов, Е. А. Селин, П. П. Кузнецов, Л. Ю. Блюмберг, Е. Н. Майзсльс и др. Возглавлял группу М. Л. Слиозберг.

Нельзя не коснуться еще одной особенности в организации предвоенного развития радиолокационной техники, которая могла бы существенным образом ускорить оснащение ее средствами не только войска ПВО, но и ВВС, и ВМФ. Могла, но не ускорила из-за стечения ряда обстоятельств.

У читателя может возникнуть вопрос: а почему академик А. Ф. Иоффе, горячо поддержавший идею радиообнаружения самолетов на собрании ученых 16 января 1934 г., больше года не принимал участия в реализации этой идеи, передоверив это важное дело директору ЛЭФИ?

Объяснялось это тем, что ЛФТИ не имел от Управления ПВО соответствующего задания на 1934 г., получив его только при заключении договора 19 марта 1935 г.

Следовательно, 1934 и начало 1935 г. для исследовательских работ в ЛФТИ не были использованы и решение проблемы дальнего радиообнаружения практически оказалось отодвинуто.

Наверное, было бы также более правильно, если бы П. К. Ощепков в 1935 г. привлек к проблеме импульсной радиолокации не только ЛФТИ, но и радиозавод и крупнейшего в те годы специалиста в области радиоприборостроения проф. А. Л. Минца, после того как он, в ответ на просьбу С. С. Каменева, дал положительную оценку этой идее. Такое дублирование повысило бы вероятность ускорения решения проблемы и, кроме того, что было очень важно, подготовило бы завод к выпуску импульсных РЛС.

Потерю предвоенного времени еще на один год увеличил новый (с 1937 г.) заказчик НКО на средства радиообнаружения для службы ВНОС–НИИИС КА. Он не проявил должной настойчивости в ускорении создания промышленностью опытного образца РЛС, после того как в 1938 г. на испытаниях экспериментальной аппаратуры ЛФТИ был достигнут блестящий успех. Этот успех давал НИИИС КА полное основание обратиться в Комитет обороны при СНК СССР с предложением обязать радиопромышленность создать с участием ЛФТИ и НИИИС КА подвижную станцию дальнего обнаружения как образец для серийного выпуска и оснащения войск ПВО.

Однако НИИИС КА не пошел этим путем, Получив отказ дирекции радиозавода на разработку подвижного варианта РЛС, институт не обратился с аналогичным предложением к руководителям НИИ радиопромышленности и не прибег к помощи Комитета обороны. Вместо этого НИИИС КА и ЛФТИ решили создать и создали в 1938–1939 гг. своими силами и средствами подвижную станцию «Редут», которая, однако, явилась лишь промежуточным вариантом, а не образцом для ее серийного производства. Лишь через год (1940 г.) по решению Комитета обороны в НИИ радиопромышленности были созданы два опытных образца автомобильной станции «Редут», принятой на вооружение под названием РЛС РУС-2. На создание этой станции НИИ затратил всего один год, т.е. столько же, сколько было затрачено на создание в ЛФТИ и в НИИИС КА промежуточного варианта.

Неоправданный простой ЛФТИ с началом развертывания исследований по радиообнаружению и недостаточная настойчивость НИИИС КА привели к тому, что опытный образец РЛС дальнего обнаружения, принятый на вооружение, был создан почти на два года позже имевшихся в то время реальных возможностей у ЛФТИ, НИИИС КА, НИИ радиопромышленности и радиозавода. Задержка серийного выпуска станций РУС-2 отрицательно сказалась на оснащении ими войск ПВО к началу Великой Отечественной войны.

Поскольку импульсная аппаратура станции «Редут» явилась исходной и для создания корабельных и самолетных РЛС1, то задержка с ее выпуском не могла не сказаться на оснащении ВМФ и ВВС не только этими станциями, но и бортовыми РЛС кораблей и самолетов истребительной авиации.

1 Корабельная – «Редут-К», самолетная – «Гнейс-2».

При более раннем создании станции «Редут» (в 1938 г. вместо 1940 г.) отпала бы необходимость в разработке инженерами НИИИС КА опытного образца и выпуска на радиозаводе серийной партии системы РУС-1 (свыше 100 автомашин, фургоны которых были оборудованы передающей и приемной радиоаппаратурой), обладавшей весьма ограниченными тактическими возможностями. Вместо этой системы тот же завод мог бы до начала войны выпустить значительное количество РЛС дальнего обнаружения, несравненно более важных для ПВО, чем система РУС-1.

В этой главе автор показал отрицательные последствия в оснащении армии и флота средствами радиолокации не с точки зрения предъявления упреков или обвинений в адрес отдельных коллективов, ученых, инженеров промышленности и военных деятелей. В каждом новом, а тем более сложном деле ошибки, как правило, неизбежны, и если о них следует помнить, то исключительно, как об уроках на будущее. «Учиться не только на достижениях, но и на ошибках» - к радиолокации и радиоэлектронике в целом правило применимо особенно, имея в виду их широчайшее внедрение в важнейшие комплексы современного вооружения, которые с каждым годом усложняются все больше и больше, и потому малейшая ошибка, допущенная в их развитии, может привести к серьезным последствиям.

Советский народ под руководством Коммунистической партии разгромил фашистскую Германию и милитаристскую Японию. Во время войны радиолокационная техника сыграла немаловажную роль. Ее боевая эффективность имела бы большую результативность, если бы войска ПВО в предвоенные годы были полнее оснащены РЛС и имели возможность и время глубже изучить их тактико-технические данные.

***

Вторая мировая и Отечественная войны раскрыли замечательные свойства и возможности впервые применявшейся техники радиообнаружения. Уже с самого начала боевых действий зарубежная военная печать была заполнена информацией о роли средств радиообнаружения в ПВО Англии и в ее борьбе с немецким и итальянским флотами в Средиземном море и Атлантике.

Большое значение имело применение этой техники и на советско-германском фронте. Особенно показательны были результаты ее применения в битве за Москву, в ПВО блокированного Ленинграда и в операциях Черноморского и Северного флотов.

ЦК ВКП(б), Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главного Командования пристально следили за развитием радиолокационной техники и принимали все меры к ускоренному ее выпуску и снабжению войск.

Созданный по инициативе ГАУ и решению ГКО от 10 февраля 1942 г. новый радиозавод-институт в силу ограниченных производственных возможностей не мог удовлетворить потребности войск ПВО в РЛС для зенитной артиллерии. Поэтому руководители завода-института и автор настоящей книги, проявляя озабоченность в этом вопросе, разработали предложения по решению проблемы расширения выпуска РЛС и в начале 1943г. внесли их в Отдел электропромышленности ЦК ВКП(б). В марте 1943 г. в Отделе электропромышленности ЦК ВКП(б) и у Наркома электропромышленности И. Г. Кабакова началось всестороннее обсуждение мероприятий, нацеленных на ускорение развития техники радиообнаружения. В этой работе участвовали ответственные представители Госплана СССР, наркоматов вооружения, авиационной, электротехнической и судостроительной промышленности, ГАУ НКО и радиозавода-института НКЭП.

В процессе тщательного изучения вопроса были выработаны предложения о привлечении ряда заводов оборонной промышленности и об учреждении правительственного органа для координации развития радиолокации между существующими заводами НКЭП и вновь привлекаемыми.

Окончательная подготовка доклада на имя Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина с проектом постановления ГКО была выполнена в Отделе электропромышленности ЦК ВКП(б) А. А. Турчаниным с участием проф. Военно-морской академии А. И. Берга (впоследствии академик), отозванного в марте 1943 г. из академии для назначения на пост заместителя Наркома электропромышленности.

4 июля 1943 г., в канун начала великой битвы на Курской дуге, вышло постановление Государственного Комитета Обороны «О создании Совета по радиолокации при ГКО». Председателем Совета был назначен член ГКО секретарь ЦК ВКП(б) Г. М. Маленков.

В истории советской радиолокации это постановление явилось важнейшим государственным актом, так как с образованием Совета руководство развитием новой отрасли техники и осуществление большого комплекса необходимых мероприятий было сосредоточено в одном правительственном органе и проводилось по непосредственным указаниям ЦК ВКП(б).

Заместителем председателя Совета был утвержден А. И. Берг, который осуществлял повседневное руководство деятельностью Совета. Одновременно он оставался заместителем Наркома электропромышленности, совмещая два поста до октября 1944 г., после чего от работы в НКЭП был освобожден.

С этого времени термин «радиолокация» вошел в служебный лексикон и переписку и в обиход, заменив ранее употреблявшийся термин «радиообнаружение».

Организационно Совет состоял из рабочего аппарата и постоянных членов Совета. Первая структура рабочего аппарата включала: научный отдел (руководитель Ю. Б. Кобзарев), промышленный (руководитель А. И. Шокин), военный (руководитель Г. А. Угер) и отдел научно-технической информации (руководитель В. М. Калинин). В дальнейшем число отделов, в связи с расширением деятельности Совета и охватом новых направлений его работы, возросло. В состав постоянных членов Совета были введены народные комиссары оборонных отраслей промышленности Д. Ф. Устинов, М. В. Хруничев, А. А. Горегляд, И. Г. Кабанов, руководящие работники Госплана СССР, НКО и ВМФ, включая заместителя начальника Генерального штаба, а также видные инженеры и ученые промышленности и военные инженеры. Ответственным секретарем Совета был назначен А. А. Турчанин.

Совет по радиолокации разрабатывал мероприятия по развертыванию радиолокационной промышленности и серийному производству РЛС; по планированию научных исследований и разработок новых образцов, чтобы более рационально использовать возможности промышленности; по подготовке научных, инженерных и технических кадров радиолокационного профиля для промышленности, армии и флота и по организации научно-технической информации, унификации и нормализации радиоэлементов и комплектующих изделий в радиолокационной аппаратуре.

Плодотворная деятельность Совета очень скоро сказалась на увеличении выпуска РЛС и дополнительном вовлечении в сферу их разработок значительного круга научных, инженерных к производственных кадров. Так, если относительный рост производства станций дальнего обнаружения РУС-2 и РУС-2с в 1941 г. принять за 100%, то в 1942 г. он составил 106%, в 1943 г. – 136%, в 1944 г. –306% ив 1945 г. –588%.

А перечень, приведенный ниже, показывает общее количество РЛС, выпущенных отечественной промышленностью к концу войны:

РУС-1 .........................................................................44

РУС-2 (двухантенная)...............................................12

РУС-2 (одноантенная, автомобильная) ................132

РУС-2 (одноантенная, разборная) .........................463

Артиллерийская СОН-2от.......................................124

Самолетные РЛС «Гнейс-2» и «Гнейс-2М» …......2311

Самолетные РЛС «Гнейс-5» и «Гнейс-5М» ............241

Кроме этих РЛС было выпущено некоторое количество корабельных станций серии «Гюйс» и ее модификаций – «Гюйс-1», «Гюйс-1М», «Гюйс-1Б», самолетных станций морского варианта «Гнейс-2М» и «Гнейс-5М» и большое количество самолетных ответчиков СЧ.

Очень большое значение для успешного и ускоренного развертывания массового производства радиолокационных средств, повышения их качества, эксплуатационной надежности и снижения себестоимости имели унификация производственной технической документации (рабочих чертежей и ТУ)2 на радиоаппаратуру и организация производства необходимого ассортимента высококачественных комплектующих радиоизделий и деталей.

1 По состоянию на 1 декабря 1944 г.

2 Привлеченные заводы принадлежали разным наркоматам и не имели единой системы технической документации, чтобы выпускать один и гот же тип РЛС.

Совет по радиолокации сводил в единый план заявки заказчиков на исследования и разработки, оставляя в нем наиболее важные, одобренные Научно-техническим советом (НТС) 1, и определял научно-техническую политику развития радиолокации, отвечавшую, с одной стороны, нуждам армии и флота, а с другой – возможностям науки, техники и промышленности.

1 НТС возглавлял проф. А. Н. Щукин (впоследствии академик), отозванный, как и А. И. Берг, из Военно-морской академии ВМФ.

По предложению Совета, утвержденному правительством, в 1943 г. были созданы два новых научно-исследовательских института по радиолокации и электронной технике. В эти институты были привлечены видные ученые и инженеры, имевшие за плечами значительный опыт научных исследований и разработок в НИИ-9 и в других институтах в области радиофизики и радиотехники высоких частот.

С образованием Совета в научно-исследовательских институтах радиопромышленности начались плановые разработки и производство радиоизмерительной и стендовой аппаратуры, имевшей первостепенное значение для исследователей и создателей опытных образцов радиолокационных установок в новых частотных диапазонах и для войск при эксплуатации новой техники.

В созданном Советом Проектно-конструкторском бюро (ПКБ) началась разработка вопросов нормализации комплектующих изделий, унификация радиоэлементов и измерительной техники. Деятельность ПКБ позволила заложить основы высокого качества радиолокационной и радиоэлектронной аппаратуры, нашедшей широкое применение в будущих ракетных комплексах вооружения. Первым начальником ПКБ был Н. Л. Попов, крупный специалист в области радиотехники, опытный и трудолюбивый инженер-организатор.

Положительно был решен Советом и важный вопрос подготовки кадров научных работников, инженеров, техников, конструкторов, технологов, мастеров и рабочих. По предложению Совета в ряде втузов и средних учебных заведений были созданы факультеты и отделения радиолокационного профиля для пополнения предприятий специалистами.

Советская радиолокация, возникнув независимо от иностранного влияния, развивалась, между тем, не замкнуто. Там, где было необходимо, она использовала достижения мировой научно-технической мысли. В этом плане значительную помощь радиолокации оказывали созданный в 1946 г. при Совете информационный центр – Бюро новой техники (БНТ) и подчиненное ему издательство «Советское радио». Через них поступала радиоэлектронная научно-техническая информация, дополнявшая информационный фонд отечественной науки.

Работа БНТ получила широчайший размах, так как проводилась в масштабе всей страны. Организаторами такой системы научно-технической информации были А. А. Турчанин, В. М. Калинин, С. А. Одинцов, Н. М. Шулейкин и В. И. Шамшур.

В первый послевоенный год деятельность Совета развернулась еще шире. Рабочий аппарат Совета еле успевал переработать огромный поток научно-технической информации, изучал опыт боевого применения радиолокационной техники. Эта большая коллективная исследовательская работа выполнялась под непосредственным руководством А. И. Берга, А. И. Шокина, А. Н. Щукина, Ю. Б. Кобзарева, И. С. Джигита и Г. А. Угера. Большую помощь в этом оказывали военные инженеры ГАУ, ВВС и ВМФ.

В результате глубокого изучения и обобщения опыта войны, анализа научно-технического состояния советской и зарубежной радиолокации и предложений ГАУ, ВВС и ВМФ Советом при участии Госплана СССР был разработан проект 3-летнего плана развития радиолокации на 1946–1948 гг., включавшего НИР и ОКР по радиолокации и смежным с ней отраслям техники; мероприятия по расширению радиолокационной промышленности; организационные мероприятия по Госплану СССР, НКО, ВМФ и оборонной промышленности.

В июле 1946 г. 3-летний план был утвержден ЦК ВКП(б) и Советом Министров СССР. По своей значимости, объему и разнообразию мероприятий этот план был основополагающим программным документом партии и правительства, регламентировавшим всестороннее развитие радиолокации в стране. С реализацией этого плана начался новый этап ее развития. В разделе «Организованные вопросы» предусматривалось строительство новых радиозаводов и заводов по выпуску комплектующих изделий и радиодеталей, открытие ряда научно-исследовательских институтов, КБ, вузов, факультетов и техникумов радиолокационного профиля. В этом же разделе предусматривалось усиление органов, ведавших заказами на развитие и производство радиолокационной техники, в Военном и Военно-Морском министерствах, в Госплане СССР, в Министерстве оборонной промышленности, а также создание Военно-инженерной радиотехнической академии ПВО им. Маршала Советского Союза Л. А. Говорова.

В июне 1947 г. Совет по радиолокации был преобразован в Комитет по радиолокации при Совете Министров СССР. Его председателем был утвержден председатель Госплана СССР М. З. Сабуров. Повседневной деятельностью Комитета стали руководить, вместо освобожденного А. И. Берга, А. И. Шокин — опытный и энергичный организатор промышленности, прозорливо понимавший перспективу развития радиоэлектроники (ныне министр электронной промышленности), и проф. А. Н. Щукин, как заместители председателя Комитета1. А. И. Берг был введен в состав постоянных членов Комитета и одновременно назначен директором головного НИИ при Комитете по радиолокации2.

1 Некоторое время первым заместителем председателя Комитета был министр промышленности средств связи Г. В. Алексенко.

2 В состав постоянных членов Комитета от Генерального штаба кроме генерала армии А. И. Антонова был введен генерал Н. Д. Псурцев.

Комитет выполнял те же функции, что и Совет по радиолокации, оставаясь по-прежнему научно-техническим штабом радиолокации.

Деятельность Совета (Комитета) сыграла большую роль не только в развитии советской радиолокации, но и электронной техники и радиоэлектроники в целом. Созданные за период их существования НИИ, КБ и заводы радиолокационного профиля и широко поставленная учебная подготовка научных, инженерных и технических кадров послужили в послевоенные годы научно-инженерной и производственной базой развития новых отраслей радиоэлектроники, возникших в связи с общим мировым научно-техническим прогрессом, и, в частности, с использованием атомной энергии и ракетной техники.

Отечественная радиотехническая и электронная промышленность из слабо развитой в довоенные годы отрасли стала выходить на одно из первых мест в системе народного хозяйства СССР и дала такой стимул для развития всех отраслей современной радиоэлектроники, который в наши дни способствовал всемирно-историческим достижениям советского народа в освоении космоса и применению радиоэлектроники в самых различных областях науки, техники, производства, культуры и быта. Широкое и разнообразное применение радиотехнических средств и электронной техники и степень их технического совершенства являются ныне важным критерием уровня развития промышленности наравне с энерговооруженностью народного хозяйства.

Столь широкое развитие современной радиоэлектроники и электронной техники во многом обязано советской радиолокации, ибо ни одна из ранее существовавших отраслей не оказала такого влияния на развитие радиоэлектроники в целом, как радиолокация.

Комитет (быв. Совет) по радиолокации выполнил возложенные на него ЦК КПСС и Советским правительством задачи и в августе 1949 г. был упразднен. Дальнейшее руководство развитием радиолокационной техники было возложено на Военное министерство и Министерства оборонных отраслей промышленности.

Развитие радиолокационной промышленности, сети высших и средних учебных заведений по подготовке кадров и массовое производство радиолокационной техники не могли проходить без непосредственного участия Госплана СССР. В разные периоды деятельности Совета (Комитета) председатели Госплана СССР Н. А. Вознесенский и М. 3. Сабуров, их заместители и ответственные сотрудники П. В. Никитин, М. И. Малахов и Д. Н. Кипятков уделяли огромное внимание радиолокации, планировали строительство новых и использование существующих заводов. Они были непременными участниками всех заседаний Совета, на которых рассматривались те или иные вопросы радиолокации, и оперативно реагировали на вынесенные решения.

Предметом особой заботы и внимания было развитие радиолокационной техники со стороны Военного министра А. М. Василевского, главкомов Войск ПВО, ВВС и ВМФ Л. А. Говорова, К. А. Вершинина и Н. Г. Кузнецова, начальника ГАУ Н. Д. Яковлева. Большой вклад в создание и организацию производства радиолокационной техники внесли Д. Ф. Устинов, М. В. Хруничев, И. Г. Кабанов, П. В. Дементьев, Г. В. Алексенко, А. А. Горегляд.

Заслуживает доброго слова плодотворное участие и помощь в выпуске РЛС в годы войны руководящих работников радиотехнической и судостроительной промышленности Г. П. Казанского и В. П. Терентьева.

Источник в интернете:

http://hist.rloc.ru/lobanov/index.htm

Лобанов М. М.
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты