Главная  >  Наука   >  Техника и технологии   >  Радиолокация


Развитие советской радиолокационной техники

11 октября 2007, 152

Автор поставил перед собой цель – показать радиолокацию в практическом аспекте ее развития. Для этого автор считал необходимым:рассказать читателям, что дала радиолокация нашим Вооруженным Силам, поскольку она возникла и начала свое развитие исходя из военных потребностей.

ОТ АВТОРА

Работая над историей возникновения и развития советской радиолокационной техники, автор не ставил перед собой задачи изложить научно-технические основы радиолокации, ее теорию. Эти основы и их развитие по мере расширения области применения радиолокационной техники (РЛТ) и усложнения ее задач в советской и зарубежной научно-технической литературе описаны достаточно полно и глубоко.

Автор поставил перед собой иную цель – показать радиолокацию в практическом аспекте ее развития. Для этого автор считал необходимым:

рассказать читателям, что дала радиолокация нашим Вооруженным Силам, поскольку она возникла и начала свое развитие исходя из военных потребностей;

ознакомить читателей с людьми, которые были пионерами радиолокации, создавшими первые и последующие образцы радиолокационной техники;

показать независимость возникновения советской радиолокации от зарубежной, ее собственные пути развития;

показать организующую роль партии, ее ЦК и правительства в развитии радиолокации.

Видеть и освещать развитие радиолокационной техники таким, каким оно сложилось в действительности, являлось непреложным условием автора.

В разделе о послевоенной радиолокационной технике рассказывается о некоторых типах станций, которые были созданы до периода внедрения радиолокации в ракетную технику и начала разработок сложнейших радиолокационных комплексов. Описанные РЛС, вследствие бурного научно-технического прогресса, стали ныне уже достоянием истории.

Наряду с информацией, собранной из официальных источников, в книге нашли отражение сведения, полученные от самих исследователей, конструкторов и разработчиков первых систем радиообнаружения и радиолокационных станций.

Автор выражает глубокую благодарность генералам, адмиралам и офицерам, помогавшим своими полезными советами при подготовке рукописи к печати.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Первая мировая война, принявшая затяжной позиционный характер, породила две новые грозные наступательные силы: танки, как могущественную ударную силу прорыва обороны врага, и авиацию, как средство разведки фронтового тыла за труднопреодолимой оборонительной полосой противника.

Прошло более 20 лет. Пришедший к власти в Италии и Германии фашизм, вынашивая реваншистские планы, поставил на очередь развязывание новой мировой войны. В том же направлении развивалась и внешняя политика империалистической Японии. Готовилась большая война, которая должна была вовлечь не только вооруженные силы воюющих сторон, но и народы этих государств с их военно-промышленной экономикой. Для оказания сопротивления врагу и достижения над ним победы война требовала мобилизации всех ресурсов каждой страны: промышленности, сельского хозяйства, всех видов транспорта, средств связи и др. Подрыв экономики враждебных государств, как основы военно-экономического потенциала, был первоочередной задачей стратегии воюющих сторон.

В решении этой проблемы в период от первой мировой войны и до появления ракетной техники основную роль должна была выполнять бомбардировочная авиация, действовавшая внезапно, массированно и на большую глубину. Борьба с этой грозной силой для каждой воюющей страны имела важнейшее государственное значение.

Коммунистическая партия и Советское правительство возложили защиту важнейших объектов нашего государства на Войска ПВО и делали все необходимое, чтобы они были на уровне предъявляемых к ним требований и могли успешно выполнить возложенные на них задачи.

В 30-е годы войска ПВО опирались на истребительную авиацию, зенитную артиллерию и зенитные пулеметы. Однако, какими бы совершенными ни были эти средства и как бы ни высока была боевая подготовка летчиков-истребителей и артиллеристов-зенитчиков, ПВО не могла иметь успеха без хорошо организованной службы воздушной разведки и наблюдения.

Поскольку нападение с воздуха могло совершаться в любое время суток, то и средства воздушной разведки должны были непрерывно днем и ночью вести наблюдение за небом, обнаруживать самолеты врага и следить за ними.

После первой мировой войны средствами разведки и наблюдения в нашей армии и армиях капиталистических стран были прежде всего оптические приборы: бинокли для наблюдателей постов воздушного наблюдения, оповещения и связи (служба ВНОС), оптические визиры и дальномеры для зенитной артиллерии. Обладая высокой точностью определения угловых координат местоположения самолетов, эти приборы имели существенные недостатки: ими нельзя было пользоваться ночью и при неблагоприятных метеорологических условиях (в туман, дождь, снегопад, облачность), трудно обнаруживать самолеты из-за ограниченного поля зрения. Кроме того, оптические дальномеры обладали невысокой точностью измерения расстояний до самолета. Поэтому в дополнение к оптическим приборам возникла идея применения для обнаружения самолетов звукоулавливателей, а для освещения – зенитных прожекторов. Освещенный самолет мог быть атакован истребителем-перехватчиком или обстрелян огнем зенитной артиллерии и зенитных пулеметов.

Казалось, что комплексное применение оптических и акустических средств решало надежное обнаружение самолетов противника в любое время суток и в любых погодных условиях. Однако это продолжалось сравнительно короткое время. С увеличением потолка, скорости и радиуса действия авиации возможности оптических и акустических приборов и зенитных прожекторов стали недостаточными. Необходимо было изыскивать принципиально новые технические средства оснащения службы воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС).

В предвидении развития авиации по заданию НТК Военно-технического управления РККА (ВТУ РККА) в 1929 г. начали проводиться исследования возможностей обнаружения самолетов по улавливанию теплового излучения двигателей.

В июне 1932 г. на научно-испытательном полигоне ГАУ РККА проводился показ новых образцов инженерной техники, средств связи и интендантского имущества, разработанных отечественной промышленностью в итоге выполнения первого пятилетнего плана развития народного хозяйства. Представлявшиеся образцы предлагались к принятию на вооружение и снабжение Красной Армии. Коммунистическая партия и Советское правительство придавали этому показу большое значение. В течение трех дней новая техника осматривалась руководящим составом Реввоенсовета Республики во главе с его председателем – Наркомом обороны К. Е. Ворошиловым. Члены Реввоенсовета были разделены на три группы, возглавлявшиеся К. Е. Ворошиловым, М. Н. Тухачевским и С. М. Буденным. Каждая группа последовательно переходила от образца к образцу, осматривала их, слушая краткий доклад военного инженера-испытателя, высказывала свое мнение, которое затем обобщалось по трем группам. В числе демонстрировавшихся образцов были легкий звукоулавливатель и система «Прож-звук».

Осматривая технику, группа М. Н. Тухачевского подошла к средствам акустического обнаружения. Выслушав краткий доклад М. М. Лобанова о тактико-технических характеристиках образцов, М. Н. Тухачевский, обменявшись мнением с сопровождавшими его И. П. Уборевичем, А. И. Корком, Н. А. Ефимовым (начальником ГАУ), Н. М. Синявским и др., высказал предложение о принятии их на вооружение. Затем он поинтересовался, над чем инженеры предполагают работать дальше, чтобы повысить эффективность ПВО. Выслушав ответ, что параллельно с работами по звукоулавливанию уже третий год ведутся исследования обнаружения самолетов по их тепловому излучению и, кроме того, перед учеными ставится вопрос о разработке радиотехнических методов обнаружения самолетов, М. Н. Тухачевский одобрительно отнесся к последней идее.

Система «Прожзвук» и легкий звукоулавливатель были вскоре приняты на вооружение прожекторных войск ПВО. Следует отметить, что М. Н. Тухачевский со свойственным ему вниманием всегда интересовался состоянием противовоздушной обороны и оснащенностью войск ПВО вооружением и боевой техникой. Большое значение он придавал средствам обнаружения самолетов, требуя от центральных управлений НКО разработки этих и других вопросов. Наглядным примером могут служить документы, написанные собственноручно М. Н. Тухачевским.

Тов. Бордовскому С. В., тов. Алкснису Я. И., тов. Орлову А. Г.1

В связи с тем что работа магнето самолета засечена радиоприемником (доклад т. Бордовского), предлагаю в срочном порядке спроектировать и построить аппаратуру для пеленгации самолетов в воздухе.

19.VI.1932 г. доложить мне план работ.

Зам Наркомвоенмора и Председателя РВС СССР

М. Тухачевский2.

15.VI.1932 г.

№ 4187/сс

Зная, что на вооружении иностранных армий состоят звукоулавливатели и прожекторы, М. Н. Тухачевский в тот же день пишет второй документ.

Тов. Орлову А. Г.

У Вас есть акустики. Прошу подработать вопрос о глушении шума многомоторного самолета с учетом интерференции звуковых волн Моторы можно настроить на такие тона, чтобы они взаимно друг друга тушили.

Проконсультируйтесь с авиаконструкторами и в кратчайший срок доложите о результатах.

Нельзя ли подумать о том же для танков.

15.VI.1932 г.

М. Тухачевский3.

19 июня А. Г. Орлов доложил М. Н. Тухачевскому о проведенном в ГАУ первом совещании по этому вопросу, а 27 июня 1932 г. М. Н. Тухачевский уже издал циркулярную директиву «О разработке вопросов глушения шума самолета при полете». В директиве был Утвержден состав комиссии из представителей НКО и виднейших ученых от ЦАГИ, МГУ, ВЭИ, ЛЭФИ и др.

1 Бордовский С. В. – начальник Технического управления РККА, Алкснис Я. И. – начальник ВВС РККА, Орлов А. Г. – начальник Управления военных приборов ГАУ.

2 ЦГСА, ф. 20, оп. 41, ед. хр. 15, л. 61.

3 Там же, л. 62.

В комплексе различных исследовании по усовершенствованию акустических приборов обнаружения и зенитных прожекторов значительный интерес представляла научно-экспериментальная работа, выполненная инженерами Военно-электротехнической академии РККА (ныне академия связи им. С. М. Буденного) С. Г. Вальдманом и Н. А. Раковым. Авторы этой оригинальной работы поставили задачу повысить эффективность накрытия самолета лучом прожектора с 50–60°/о до 90–100%. Была создана схема многолучевой системы «Прожзвук-М», у которой прожектор вместо одного луча имел плоский световой веер из пяти лучей. Оригинальный метод поиска и веерный луч обеспечивали при отсутствии ветра успешность светового накрытия самолета до 95%. Однако дальность наблюдения освещенного самолета значительно сократилась против дальности штатного прожектора. Поэтому многолучевая система применения не получила.

Но идея этой системы не была забыта и впоследствии была реализована в радиолокации.

Несколько позже развернувшихся исследований по акустическому методу обнаружения в Всесоюзном электротехническом институте (ВЭИ) были начаты работы по обнаружению самолетов по их тепловому излучению. В 1932–1934 гг. были созданы экспериментальные теплообнаружители, которые неоднократно испытывались в разных условиях и по различным типам самолетов. Испытания позволили установить неперспективность теплового метода обнаружения самолетов. Однако было бы неразумно, ограничившись этими испытаниями, не попытаться опробовать метод теплообнаружения на других видах военной техники для содействия решению иных тактических задач. Военные инженеры Главного артиллерийского управления (ГАУ) предложили провести дополнительную проверку аппаратуры теплообнаружения по обнаружению танков для артиллерийской разведки и по военным кораблям в интересах Военно-Морского Флота.

Испытания по танкам показали малоудовлетворительные результаты. После этого было предложено провести испытания на море. Начальник Морских Сил РККФ В. М. Орлов весьма одобрительно отнесся к предложению ГАУ и рекомендовал провести опыты на Балтике у командующего флотом Л. М. Галлера, большого поклонника новой техники.

В июне – июле 1934 г. под руководством автора данной книги на одном из фортов Кронштадта, а затем на борту линейного корабля «Марат» были проведены разносторонние испытания по обнаружению торговых судов и кораблей Балтийского флота. В результате испытаний теплоулавливателя диаметром 150 см дальность обнаружения составила: торгового судна 8–9 км; сторожевого корабля 12–16 км; эскадренного миноносца 16–22 км; подводной лодки в надводном положении 3–4 км; парового катера 4–5 км; точность пеленга 1–1,5°.

Полученным результатам Л. М. Галлер и В. М. Орлов дали очень высокую оценку и просили как можно быстрее передать отчеты по испытаниям и техническую документацию теплоулавливателя. заказывающим органам ВМС.

Таким образом, работы ВЭИ – ГАУ, выполненные по инициативе и заданиям ВТУ – ГАУ, хотя и не решили первоначально поставленной задачи для ПВО, не пропали зря и положили начало развитию и применению в Военно-Морских Силах нового технического средства разведки и наблюдения надводной обстановки, обеспечивающего поражение целей противника. Во время Великой Отечественной войны теплообнаружение широко использовалось на флоте и в береговой обороне.

За исследования по теплообнаружению и полученные результаты коллектив проф. В. А. Грановского (руководителя работы) в 1941 г. был удостоен Государственной премии СССР.

Источник в интернете:

http://hist.rloc.ru/lobanov/index.htm

Лобанов М. М.
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты