Главная  >  Экономика   >  Культура хозяйствования   >  Философия экономики


Больной вопрос: Нужна патриотическая экономика, или на пути к святой Руси?

11 октября 2007, 143

Мы еще не осознаем, что главный вопрос, стоящий перед страной, - не экономический, социальный или политический, а мировоззренческий и религиозный. Чтобы понять будущее России (так я называю страну от Карпат до Курил и от Северного полюса до Кушки), надо постичь судьбу Церкви.

     Мы еще не осознаем, что главный вопрос, стоящий перед страной, - не экономический, социальный или политический, а мировоззренческий и религиозный. Чтобы понять будущее России (так я называю страну от Карпат до Курил и от Северного полюса до Кушки), надо постичь судьбу Церкви.

     

     1

      Мне довелось принять участие в международной конференции, где рассматривалось положение православия на Западной Украине в связи с экспансией католицизма. Я выступил на той конференции с сообщением, в котором утверждал, что экспансия католицизма и протестантизма объясняется не одними лишь чисто религиозными причинами, но имеет и социально-экономическую и политическую основу. Ведь в нашей стране провозглашен переход к рынку - без уточнения, к какому именно рынку. А он может быть компарадорским (основанным на распродаже национального достояния иностранцам), хищническо-паразитическим (с господством отечественных мафий) или просвещенно-патриотическим (нацеленным на возрождение разрушенной экономики и культуры). О четвертом типе хозяйства, в выработке которого и заключается историческое призвание России, я не говорю, ибо он большинству наших современников пока еще будет сегодня непонятен.

      По современному духовно-нравственному состоянию нашего общества всего вероятнее симбиоз двух первых типов рынка, которому более всего отвечает строй капитализма конца XIX века. Но капитализм, как известно, это общество протестантской этики. А русский народ, воспитанный на православии, всегда отличала удивительная антибуржуазность.

     2

      Строго говоря, православие в его чистом виде несовместимо ни с социализмом как утопическим обществом всеобщего равенства, ни с капитализмом как обществом жесточайшей эксплуатации человека человеком. Католицизм, соблазнившийся идеей земного царства, открывает дорогу капитализму. Но лишь протестантизм с его обмирщением христианства, "обожествлением" мирской деятельности, а в крайних формах (пуританство, кальвинизм) - с благословением стяжательства - стал той формой христианства, которая вполне адекватна капитализму (особенно с учетом эволюции протестантизма в сторону иудаизма, о которой писал В.В. Кожинов).

      Наши соотечественники, ныне в большинстве своем безрелигиозные, во многом утратили основы нравственности, в том числе и нормы добросовестного отношения к труду. Немногие считающие себя православными остаются по духу антибуржуазными. Обе эти категории людей, то есть подавляющее большинство населения России, представляют собой плохую рабочую силу и мало подходящие предпринимательские кадры для капиталистического производства. Следовательно, для установления в нашей стране капиталистического рынка необходимо устранить влияние православия на духовный мир россиян, переделать русских в нерусских, внедрить у нас ценности западной языческо-католическо-протестантско-иудаистстко- синтоистической цивилизации, убедить народ в том, что торгашество и потребительство - это и есть единственно достойный стиль жизни.

     3

      Ныне на планете устанавливается "новый мировой порядок", призванный в условиях обостряющейся нехватки сырьевых и энергетических ресурсов сохранить для народов развитых капиталистических стран высокий уровень потребления, утвердить их господство над остальным человечеством, обреченным на голод, нищету и вымирание. Но это невозможно без отречения от Христа, более того, без установления царства Антихриста. Выход - религиозное возрождение народов, которое стало бы основой возрождения нравственного, способного изменить в сторону очеловечения систему хозяйства, социальный и политический строй.

      Вот здесь и должно открыться всему миру великое и спасительное для человечества значение православия, ибо ни католицизм, ни протестантизм не способны на выработку такого миро- и жизнепонимания, какого требует современная эпоха.

      Однако надо иметь в виду, что экспансия католицизма и протестантизма, без сомнения, отразится и на самой Русской Православной Церкви, породит в ней и усилит в ней реформаторские течения (движение за перевод богослужения на современный русский язык и сокращение его продолжительности, переход на григорианский календарь и прочее), а также оживление ересей и наступление лжерелигиозного сознания, разных форм внецерковной мистики (учения теософов, антропософов, Рерихов, Блаватской, кришнаитов), усиление экуменических и суперэкуменических (объединяющих христианство, ислам, буддизм и другие вероисповедания) движений. Для Русской Православной Церкви возникает новая опасность - растворения немногих истинных православных в массе неофитов, принявших ложное учение.

      Сейчас многих православных охватила, как мне кажется, эйфория по поводу того, что правительство идет навстречу Церкви, передает ей все новые храмы и святыни. Но царство Духа никогда не будет приемлемо для царства кесаря. Не хотелось бы, чтобы мои опасения сбылись, но переход к рынку, по изложенным выше причинам, может ознаменоваться полосой попыток приспособить православие к потребностям непреображенного, "лежащего во зле" мира и суровых гонений на тех немногих, кто не подчинится этим богохульным устремлениям и останется верным истинному православию. Впрочем, в таком взгляде на будущее Церкви нет ничего нового, это лишь подтверждение с другого конца, от экономики, того, что не раз предсказывали боговдохновенные старцы.

     4

      Русь приняла от православия убежденность в том, что "только святость" нормальна для человека. Русь называлась Святой Русью не потому, что считала себя безгрешной, а потому что стремилась к святости. Ныне, когда господство марксистской идеологии окончилось, а протестантской еще не утвердилось, в интересах сохранения государства и народа следовало бы оказать всемерную помощь Церкви и дать ей возможность не только удовлетворять духовные потребности верующих, но и духовно руководить экономикой и культурой.

      Восстановление сельских приходских общин создало бы условия для возрождения великой русской земледельческой культуры, доказавшей свою величайшую эффективность во всех уголках планеты, куда судьба забросила русских эмигрантов первой волны и их потомков.

      Расширение сети монастырей с наделением их землей позволило бы возродить подлинно образцовые очаги земледелия, какими лучшие монастырские хозяйства всегда были. В отличие от многих "передовых" колхозов и совхозов, выделявшихся из общей массы благодаря льготному обеспечению техникой, удобрениями и прочим, монастырские хозяйства добивались высокой продуктивности исключительно благодаря добросовестному отношению к труду (служению Богу, а не начальству) и знанию дела. На православной основе возможно восстановление артельной формы организации труда - самой высокопроизводительной в истории. Церковь, как единый духовный и хозяйственный организм, может стать стержнем, вокруг которого станет формироваться просвещенно-патриотический сектор экономики, который вообще может существовать только на основе православного учения о хозяйстве, заложенного Отцами Церкви и исходящего из того, что первоначальная и вечная цель человека - превратить Землю в рай. В условиях, когда официальное правительство бросает экономику во власть рыночной стихии, именно в просвещенно-патриотическом секторе экономики должен возникнуть Фонд спасения и преображения России, средоточие лучших ее умов и чистых сердец, идей, интеллектуальных, трудовых, информационных, материальных и финансовых ресурсов. Он призван стать своего рода правительством на общественных началах, разрабатывающим программы развития отраслей хозяйства и культуры и привлекающим к их осуществлению предприятия и предпринимателей патриотической направленности.

      Как писал крупнейший православный богослов XX века В.Н. Лосский, вся вселенная призвана со временем стать Церковью. А земная, как она обычно понимается, может стать снова гонимой, в Ней могут появиться отступники как среди мирян, так и в среде клира и иерархов. Но великие подвижники православия прошлого предсказывали, что и после всех гонений, перед концом света на Руси будет невиданный расцвет православия, и судьба России связана именно с ним. Возрождение России возможно лишь на основе прорыва духовного. Россия по-настоящему возродится только в тех границах, в каких ее идеалом снова станет Святая Русь.

     

Михаил Антонов
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты