Главная  >  Политика   >  Страны и регионы мира   >  Польша


Мифы и реальная история российско-польских отношений

11 октября 2007, 72

Есть две истории. "История", как информационный продукт для обработки массового сознания или обоснования тех или иных политических претензий. И история реальная, наука, требующая доказательств, оценивающая массу факторов, климатических, географических, технологических, коммуникативных и т.д.

Польская мифоистория, часть I.

Миф о созданной Ягеллонами "восточной Польше"

В польских СМИ встречается такое определение польской политики в отношении восточных соседей - "ягеллонская по содержанию, европейская по форме".

От слова "ягелонский" в российском человеке мало что шевельнется. Однако Польша - одна из немногих стран по-настоящему зацикленных на своей истории. И это очень разительно контрастирует с российским обществом, которое на протяжении последних ста лет демонстрирует своеобразное освобождение от истории. (У нас это было связано с беспрерывной борьбой социалистической и либеральной интеллигенции против "царской тюрьмы народов", затем с советской политикой пролетарского интернационализма, затем снова с борьбой интеллигенции против "советской империи", затем снова с борьбы властей РФ против "межнациональной розни" и т.д.).

И если любой поляк будет испытывать возвышенные патриотические чувства, глядя, например, на картины Яна Матейко ("Люблинская уния", «Стефан Баторий под Псковом» и т.д) , то представьте, как у нас назовут россиянина, испытывающего столь же возвышенные чувства при взгляде на столь же патриотическую картину Кипренского «Великий князь Дмитрий Донской на Куликовском поле»...

Одним из краеугольных камней польской мифоистории является то, что существует обширный восточно-европейский ареал, являющийся исторической областью польского владычества, влияния и патронажа. Ареал этот именуется "восточная Польша" или Kresy. Суть мифа о "Восточной Польше" (с которым можно ознакомиться в англо- немецко- польскоязычной Википедии) - эта территория представляла собой изначально "дикое поле" и единственным населением ее, что предшествовала там полякам (и литовцам, как разновидности поляков), были кочевые татарские орды. Всякие иные предположения табуированы. В первую очередь о том, что эта была территория древнерусского государства и древнерусских княжеств (Волынского, Галицкого, Киевского, Луцкого, Теребовльского, Турово-Пинского, Полоцкого и т.д), область густой населенности и высокой цивилизации, пусть действительно пострадавшая во времена кипчакских, монгольских, татарских нашествий, однако отнюдь не опустевшая (полоцкое и турово-пинское княжества от монголо-татар не пострадали вовсе).

Согласно этому мифу любое московско-русское посягновение на эти земли считается агрессией, преступлением, "разделом Польши". О предыдущем "разделе России" 14-16 вв, в котором столь активно участвовала Польша, естественно забывается.

Собственно, миф этот состоит из нехитрых умолчаний и любой человек мало-мальский знакомый с доказательной историографией (хотя бы с трудами Соловьева и Ключевского) его сразу отметет. Проблема только в том, что на Западе и в Польше фундаментальные труды российских историков так и не были переведены, и западные историки (я уж не говорю о СМИ) , как правило, используют только те факты, которые пригодны для определенных пропагандных конструкций (Russian autocracy, expansion, aggression etc)

Мне показалось интересным, что польский исторический миф является насилием над реальной историей не только Руси-России вообще, но и Великого княжества литовского 14-16 веков.

Не было Великое княжество литовское этаким бледным предшественником польской короны на русских землях. И хотя литовские великие князья довольно быстро отказались от православия ради династической унии с Польским королевством, роль этнического литовского элемента на подвластных Литве землях была не больше, чем роль варяжского элемента в Киевской Руси эпохи расцвета.

Возвышение литовского княжества было таким же результатом разорения и ослабления старых русских центров от Галича и Киева до Владимира и Рязани - в результате кипчакских, монгольских нашествий - как и возвышение Твери и Москвы. И появление новых центров было естественным способом выживания русского этнического, культурного, языкового элемента в изменившихся условиях.

Объединить всю Русь могло любое из этих княжеств. Напомню, что граница литовского княжества уже проходила рядом с Можайском и Калугой, захватывая большую часть великорусской смоленско-московской возвышенности. И если бы в 1368, 1370, 1372 литовским и тверским войскам под началом князей Ольгерда Гедиминовича и Михаила Александровича способствовала еще большая удача при их нашествиях на московские и новгородские земли, то скорее всего Русь бы объединилась бы уже не под скипетром самодержавных и православных рюриковичей, а под скипетром не менее самодержавных и православных гедиминовичей. А памятник тысячелетия России стоял бы в русском городе Вильно.

Надо заметить, что сейчас у Литовского княжества немалое количество фэнов, особенно в Белоруссии и Украине, создающих опять-таки миф о его мягкости, неагрессивности, демократичности, отсутствия связей с Ордой и т.д. Вся эта мифология не имеет отношения к реальности.

Литовцы отнюдь не мирно поглотили слабые западно-русские княжества, уже в 1240-е годы занявшись набегами на разоренное Батыем Приднепровье.(Соловьев. С.М. История России с древнейших времен, т.3, гл.3) . Литовцы активно лили кровь и в соседних великорусских княжеств еще до того, как московские русские стали отвечать Литве тем же. Походы Литвы на Московскую Русь 1368-1372 гг. по размаху кровопролития и захвату людей в полон были аналогичны монголо-татарским нашествиям Неврюя и Дюденя (Соловьев С.М. История России с древнейших времен. т.3)

Правители Литовско-русского государства охотно взаимодействовали с Золотой Ордой и ханствами - наследниками Орды. В 1380 г. литовский князь Ягайло торопился на помощь золотоордынскому хану Мамаю. Золотоордынский хан Ахмат в 1480 г. пришел на Угру меряться силой с москвичами через территорию дружественной Литвы, получая необходимое содействие от князя и короля Казимира IV Ягеллона (Соловьев. "История...". т.5). Большеордынский хан Ших-Ахмет пришел на северскую окраину Московской Руси в 1501 г. с литовскими проводниками, которых ему дал князь и король Александр Ягеллон (Хроника Быховца). Дальше хуже. Почти во все русско-литовские войны 16 века, крымские татары грабили Московскую Русь по прямому заказу Литвы. Например, в правление Сигизмунда I это происходило 1512-1517, 1521 , при Сигизмунде II в 1571 г., в последних двух случаях последствия были просто катастрофическими и число жертв превышало 150 тыс.человек. (Соловьев. "История..." .т.5 , т.6 ).

В Литве усиление зависимости крестьянства и приход жестокого крепостничества примерно на сто лет опережал Москву - уже в конце 15 века князь и король Казимир IV запрещает крестьянский переход. Только шло это не в интересах государства и его дворянского служивого войска, как в Москве, а в интересах землевладельческой аристократии.

И Казимир первым стал казнить аристократов за переход на сторону московского соперника .

Впрочем, литовско-русское государство находилось в куда более благоприятных условиях, чем московско-русское - и по климату, и по плодородию почв, по плотности населения, и по безопасности границ (угроза набегов для Московской Руси были абсолютно со всех сторон), и по приобщенности к мировой торговле (скажем, московские купцы ездили в южные страны через литовские владения, несмотря на частые грабежи).

Но, видимо, благоприятные факторы сыграла и свою отрицательную роль (согласно концепции Тойнби "вызов-ответ"). Увеличивая своеволие феодальной аристократии, они разлагали государство и вызывали недовольство нижних слоев.

Михалон Литвин свидетельствует: "Мы держим в беспрерывном рабстве людей своих, добытых не войною и не куплею, принадлежащих не к чужому, но к нашему племени и вере, сирот, неимущих, попавших в сети через брак с рабынями; мы во зло употребляем нашу власть над ними, мучим их, уродуем, убиваем без суда, по малейшему подозрению. Напротив того, у татар и москвитян ни один чиновник не может убить человека даже при очевидном преступлении, - это право предоставлено только судьям в столицах. А у нас по селам и деревням делаются приговоры о жизни людей. К тому же на защиту государства берем мы подати с одних только подвластных нам бедных горожан и с беднейших пахарей, оставляя в покое владельцев имений, которые получают гораздо более с своих владений" ("О нравах татар, литовцев и москвитян").

И даже Иван Грозный полюбился мелкопоместной православной шляхте за его поощрительное отношение к служилому дворянству и суровость по отношению к высшей аристократии. Во время польско-литовского беcкоролевья существовала партия, которая хотела видеть Ивана следующим королем. Побеждена эта партия была при помощи тюрьмы и татарских набегов, которые пролоббировали кандидатуру турецкого вассала Батория.

Так что литовская аристократия поспешила заключить межгосударственную унию 1569 - и практически все земли литовской Руси, населенные не этническими литовцами, перешли во владение польской короны ("Соединение последовало явно в ущерб Литве, которая должна была уступить Польше Подляхию, Волынь и княжество Киевскоe", Соловьев. "История...", т.6, сс.814-815).

За этим последовал завершающий этап полонизации высших сословий, принесший религиозный, культурный, языковой гнет. Происходит повсеместное насаждение крепостного права в жестоком польском варианте - как свидетельствовали современники, если шляхтич убьет хлопа, то говорит, что убил собаку, ибо шляхта считает кметов за собак (Modrzewski Andrzei Fricz. Commentariorum De Republica emendanda libri quinque. Basileae, 1554, p.15-16).

В конце Ливонской войны и в Смуту поляки и литвины еще вместе громят московскую Русь (и полностью вырезают население многих городов, как например Великих Лук в Ливонскую войну и Вологды в Смутное время).

Но уже к середине 17 века владение литовской Русью превратило Польшу в арену национальных и социальных восстаний невероятной кровопролитности.

«И много святых общин, расположенных невдалеке от мест сражения и не могших спастись бегством, как то св. община Переяслав, св. община Борисовка, св. община Пирятин, св. община Борисполь, св. община Лубны, св. община Лохвица, погибли смертью мучеников от различнейших жесточайших и тяжких способов убиения: у некоторых сдирали кожу заживо, а тело бросали собакам, а некоторых – после того, как у них отрубали руки и ноги, бросали на дорогу и проезжали по ним на телегах и топтали лошадьми, а некоторых, подвергнув многим пыткам, недостаточным для того, чтобы убить сразу, бросали, чтобы они долго мучились в смертных муках, до того как испустят дух; многих закапывали живьем, младенцев резали в лоне их матерей, многих детей рубили на куски, как рыбу» (отрывок их еврейской хроники середины 17 века)

Крымско-татарские нашествия (которые были фактически перестали угрожать Москве в первой трети 17 века) на восточные территории польской короны продолжались вплоть до… перехода их под юрисдикцию России в конце 18 века. И жертвами их стало до 3 миллионов человек.

Кровавый социальный хаос на десятилетия сделался атрибутом Речи Посполитой и стал причиной гибели сотен тысяч людей.

"Но те гайдамаки, что сидели в овраге, не хотели сдаться, хотя, для устрашения, по ним выстрелили из пушек; напротив, принялись резать своих пленников, запертых в одной хатке [потому что потом нашли там зарезанных восемнадцать евреев, нескольких евреек, одного униата и одного ксендза; остальные были спасены приспевшею пехотою]." "Для войскового судьи и палача открылось новое поприще допросов и пыток. Нескольких оставшихся в живых гайдамак четвертовали они на месте, или посадили на кол, а одному переломали руки и голени и потом повесили, зацепив железным крюком за ребро, так как он признался в самых ужасных преступлениях... Руки и ноги казненных развезены по городам и большим дорогам." (Из воспоминаний польского шляхтича Симона Закревского об обычной жизни "восточной Польши" середины 18 века - кстати, в это время в Российской империи смертной казни не было вовсе.)

Последние межэтнические бойни на территории восточнй Речи Посполитой (Колеевщина, Уманская резня), также как и бесконечные зверские казни гайдамаков (которых уничтожали вместе с семьями) - были прекращены уже русскими войсками Екатерины Великой).

В течении трех "разделов Польши" 1772-1795 под власть России не перешла ни одна область, где бы преобладала этнические поляки - ни одна область к западу от знаменитой "Линии Керзона". (В 1920 лорд Керзон очень удачно определил восточную этническую границу Польши, отделяющую настоящую Польшу от "восточной Польши" - и сегодня польская государственная граница проходит примерно по этой линии). Максимальная концентрация этнического польского элемента восточнее линии Керзона была в виленской области, но это, как известно, историческое ядро литовского этноса.

Остановив кровавый хаос, религиозный и культурный гнет, российские власти сохранили в качестве кодекса законов для западных губерний знаменитый Литовский статут 1529 года (базирующийся еще на Русской Правда). Ни шляхта, ни магнаты не лишились земельных владений (для сравнения, в Ирландии обезземеливание католиков-ирландцев было основной задачей британского правительства на протяжении нескольких столетий).

Теперь судите сами. Были ли события 1772-1795 гг. "разделом Польши" и аннексией "восточной Польши"? И не является ли миф о "восточной Польше" лишь некой "исторической базой" для обоснования польской наступательной позиции по польско-советским и польско-российским взаимоотношениям тяжелого 20 века.

Часть II.

Миф о "польско-большевистской войне" и реальность

советско-польской войны 1919-1921.

Независимая Польша была восстановлена усилиями войск Центральных держав и трудами социал-националистических лидеров, таких, как Пилсудский (который по мнению многих историков был связан с австрийским генштабом). По Брестскому миру немцы потребовали от советского правительства признания независимости Польши, хотя никак не определили линию её восточной границы.

Дальнейшие события польской истории в Польше обычно описываются, как спасение Европы от большевистских орд. И в ежегодных праздничных инсценировках молодые симпатичные польские жолнеры (вернее, лица, их изображающие) лихо колят и рубят зверообразных буденновцев, прущих на Варшаву.

Однако эта виртуальная конструкция далеко не совпадает с реальными событиям 1918-1921 гг.

Воскрешение независимой Польши означало не построение государства этнических поляков, а немедленное возобновление притязаний на огромный восточно-европейский ареал, именуемый в польской мифоистории, как "восточная Польша".

Напомню суть мифа о "Восточной Польше". Согласно мифоистории - это территория, которую поляки присоединили, освоили, цивилизовали в 14-16 веках. До прихода поляков (и литовцев, как разновидности поляков) она представляла собой "дикое поле" и единственным населением ее были кочевые татарские орды. Этим мифом, естественно, затабуированы любые исторические свидетельства, о том, что была территория древнерусского государства и древнерусских княжеств (Волынского, Галицкого, Киевского, Луцкого, Теребовльского, Турово-Пинского, Полоцкого и т.д), область густой населенности и высокой цивилизации, действительно пострадавшая во времена кипчакских, монгольских, татарских нашествий, однако отнюдь не опустевшая. Также в формулу умолчания входит и то, что эта территория, находясь под польской властью, отнюдь не радовались благам цивилизации и просвещения, а была ареной кровопролитных религиозных и межэтнических конфликтов, ареной массовых убийств на этнической почве, ареной национального, языкового, религиозного и культурного гнета, жестокого крепостного права, ареной захвата рабов, чем почти бесприпятственно занималось крымское ханство. В миф входит красочное описание преступных действий России в 1772-1795, которая уничтожила замечательное жизнеспособное польское государство и захватила "восточную Польшу". Однако он умалчивает о том, что как минимум, это присоединение означало немедленное прекращение кровавых межэтнических конфликтов и крымско-татарских набегов, восстановление религиозных прав православного большинства .

Теперь можно перейти к мифу о "польско-большевистской войне". Суть его такова (в популярном изложении для англо- или польскоязычной Википедии): Российская империя прекратила свое существование в результате октябрьской революции (именно так) - сами большевики декларировали ее смерть. После этого Польша получила возможность восстановить свою независимость и собрать свои территории в границах 1772 года, включая и "восточную Польшу".

Игнорируется при этом простое соображение, что смена политического режима не означает прекращение существования страны и превращение ее в законную добычу других государств. И то, что после отмены монархии с февраля 1917 существовало росийская демократическая республика, которая ни разу декларировала прекращения существования единой и неделимой России. Не декларировали распад страны ни красные, ни белые правительства времён революции и гражданского хаоса. И даже "позорный" Брестский мир, в котором большевики (но не белые) отказывались от прав на Польшу, ничего не говорил о том, что Польша имеет права на Украину и Белоруссию. Упирая на некое самоисчезновение России в октябре 1917, польские мифотворцы забывает, что сама Польша во многие периоды своей истории находилась в еще худшем положении....

Timeline реальных событий такова. Начиная с конца 1918 года польское меньшинство, пользующееся полной поддержкой польского правительства, стало устанавливать польскую власть в разных районах Литвы и Белоруссии. А с начала 1919 в дело вступили регулярные польские войска, которые, заменив немецкие войска, вышли к Неману и Припяти.

Весна 1919 года - время быстрого продвижения польских войск по территории Западной Белоруссии, Западной Украины, юго-западной Литвы. Происходит уничтожение не только коммунистов, но и еврейского населения. (Райский Н. С. Польско-советская война 1919—1920 годов и судьба военнопленных, с.4). Ликвидируются администрации Украинской Народной Республики (несоветской). В апреле 1919 года польские войска входят в Вильнюс. В августе 1919 поляки в Минске.

В декабре 1919 лорд Керзон провозглашает свою знаменитую линию - в качестве восточной границы Польши. Линия эта фактически совпадает с зоной компактного расселения этнических поляков. Однако польские войска в это время уже находятся восточнее и продолжают двигаться дальше на восток.

25 апреля 1920 начинается генеральное наступление польских войск от Припяти до Днестра. Вместе с польскими войсками наступают и союзные им петлюровские части.

В мае 1920 г. поляки и петлюровцы входят в Киев.

Наступление польско-петлюровских войск на Украине сопровождаются массовыми еврейскими погромами. Тысячи людей погибают во время резни в Ровно и Тетиево. Число евреев, уничтоженных на территории, занятой польско-петлюровскими войсками. составляло, по советским оценкам, до 300 тысяч человек. Массовые расстрелы происходят в деревнях Ивановцы, Куча, Собачи, Яблуновка, Новая Гребля, Мельничи, Кирилловка и др. Что-то не очень похоже на спасение от большевицкого ига. Скорее напоминает очистку территории от тех слоев населения, которые не будут в восторге от польской оккупации. (По иронии судьбы, основной удар большевицких чрезвычаек на Украине и Белоруссии приходился на зажиточное русское население, именно то, которое больше всего выступало за единую и неделимую Россию).

И только в июне 1920 начинается контрнаступление советских войск, которые в августе оказываются на территории собственно Польши. Все дальнейшее хорошо известно и описано так полно и многократно, что большинство людей на Западе, да и у нас, уверены что вся польско-советская война состоит из событий августа-сентября 1920, когда невероятно быстро были разгромлены "большевистские орды", что надвигались на Европу, на Берлин, Париж и так далее, во имя мировой революции.

Можно согласится с тем, что Троцкий (руководивший вооруженными силами советской России) хотел добиться решающего военного поражения Польши и использовал польских социалистов-интернационалистов для разложения войск противника. Но наступление на Берлин (и далее) было бы верхом безумия. А Троцкий, как показывали события всей его жизни, не был безумцем. Не похож на дурака и Тухачевский, несмотря на свои зажигательно-агитационные заявления, направленные на поднятие боевого духа РККА. К лету 1920 революционные события в Германии давно закончились. Тем более, не было никаких признаков революции в странах-победителях Англии, Франции, США. Наоборот они пребывали в победной эйфории и активно участвовали в послевоенной дележке мира (см. Версальские соглашения). Троцкий никак не мог надеяться на то, что страны Антанты позволят слабовооруженным войскам голодной бедной России захватить центральную Европу. (Ну, примерно, тоже самое считать сегодня, что талибы могут прискакать в Берлин и Париж.) И, если придумать хоть один разумный довод в пользу красноармейского похода на Европу, то он будет достаточно экзотичным: Л.Д. Троцкий был человеком с очень большими темными пятнами в биографии. которые так и не нашли своих исследователей. Особенно темным является его возвращение в Россию во время революционных событий - прямиком из Канады. Троцкий - прогерманский элемент, заключенный в лагерь для интернированных лиц - вдруг получает от британских властей возможность отбыть в российскую столицу. Что стало условием освобождения, какие авансы Л.Д. дал британцам? Может быть, обещание поддерживать хаос в Европе? Ведь пока в Европе хаос, и коммунисты дерутся с националистами, англичане могут спокойно распоряжаться всем остальным миром.

Тухачевский и Троцкий позорно проигрывают войну (и, по справедливому счету, заслуживают трибунала). Проигранная война завершается Рижским миром, который был почти таким же постыдным, как Брестский мир, в духе позорных мирных договоров с Эстонией, Финляндией и Латвией - там большевики отдавали некоторые территории, которые по 1000 лет были в составе русского государства (такие исторические колыбели, как например псковские земли с Изборском, район Ивангорода, ладожская Карелию с Валаамом).

По этим постыдным договорам Россией выплачивались и многомиллионные репарации, причем этот факт маскировался не столько странами-победительницами, сколько советской стороной. Например, полякам мы платили за "вклад Польши в хозяйственное развитие Российской империи", как будто Российская империя на вкладывалась в хозяйственное развитие Польши (создав там, кстати, и серьезные промышленные районы, и неплохой уровень жизни). Не учитывалось и то, что в течении первой мировой войны более трех миллионов беженцев из Польши находило кров и пропитание на территории Россиии.

Славная победа Польши над "большевистскими ордами" завершилась смертью 60 тысяч пленных "красноордынцев" в польских лагерях (о чем, кстати, первыми стали писать русские белоэмигрантские газеты). Польская мифоистория не терпит грязных пятен на белых одеждах польского воина-освободителя, поэтому она скостила общее количество пленных красноармейцев на сорок пять тысяч человек, отчего на сорок пять тысяч уменьшилось и количество погибших военнопленных.

Миф III.

О "четвертом разделе Польши и роли пакта Молотова-Риббентропа"

К 17 сентября 1939 г. немецкие войска заняли Брестскую крепость и вышли на линию Осовец — Белосток — Бельск — Каменец-Литовск — Влодава — Владимир-Волынский — Замосць — Львов — Самбор, оказавшись на расстояние 150—200 км от советской границы.

Если мы взглянем на карту, то увидим, что к 17 сентября немцы захватили практически всю территории этнической Польши до линии Керзона, а кое где и пересекли ее - на Волынском и Львовском направлениях. У польских властей, если и осталась территория, то эта была оккупированная в 1919-1920 так называемая "восточная Польша", а если точнее Западная Украина и Западная Белоруссия. Территория очень слабая в экономическом отношении, с преобладающим иноэтническим населением, враждебным по отношению к польским властям.

Карта немецкого наступления дает возможность убедиться и в том, что раздел Чехословакии, совершенный с одобрения Западных держав и при участии Польши, сильно аукнулся польской армии. Уже в первую неделю войны польская территория была пропорота немецкими бронетанковыми силами с двух сторон, со стороны самой Германии и со стороны Чехии (а со стороны Словакии еще напали братья-славяне словаки).

Польское сопротивление продолжалось только в районе Модлин-Варшава - на многие десятки километров вокруг него не было никаких войск, кроме немецких. Второй очаг польского сопротивления в Лодзинском районе уже капитулировал. Польское правительство и ставка верховного главнокомандующего находились на польско-румынской границе. (Румыния, кстати, была союзным Германии государством). Польские ВВС не существовали уже с 3 сентября, несколько уцелевших польских кораблей ушли в Англию, от слабых польских бронетанковых сил почти ничего не осталось. Кроме окруженной Варшавы, в руках поляков не было ни одного промышленного региона. Потери поляков в 6 раз превышали немецкие - видно и они, как у нас любят выражаться,"трупами закидывали".

И тем не менее польские мифоисторики (и их западные партнеры) утверждают, что если бы СССР не вошел в "восточную Польшу" 17 сентября, то Польша еще бы долго и победоносно сражалась и конечно дождалась бы масштабного сокрушительного наступления англо-французов на Германию.

Ну да непременно, именно так и побеждают! Со столицей, окруженной врагами, со сбежавшим правительством, с разгромленной армией; когда враги захватили наиболее развитую часть страны, населенную титульным населением; в условиях, когда у остатков армии нет тыла, который мог бы снабжать ее техникой и боеприпасами. Именно так и надо побеждать по мнению польских мифотворцев. И именно этому безумному мнению активно поддакивают вполне солидные западные историки.

Отмотаем timeline от 1939 на 20 лет назад .

Освободившись от "российского гнета", Польша продолжила давнюю традицию притеснения национальных большинств в "восточной Польше" (З. Украине и З.Белоруссии). Для особо недовольных в 1934 был построен концлагерь в Березе Картузской, ставший прототипом для немецких концлагерей.

Более интересны результаты освобождения в экономической сфере - бурный экономический рост времен царизма сменился депрессией. Это СССР индустриализировался ценой огромных усилий и создавал мощную оборонную промышленность. А польская армия полагалась на поставки военной техники от западных друзей и имела к сентябрю 1939 - 220 легких танков, 650 танкеток и 407 самолетов. (И это страна почти с такой же численностью населения, как Франция).

При такой хилой амуниции Польша принципиально поддерживала плохие отношения с СССР и все сделала, чтобы провалить переговоры по коллективным мерам безопасности в Европе, которые велись в Москве между СССР, Англией и Францией весной и летом 1939.

Польский и западный рассказ о второй мировой войне (с которым можно ознакомиться в англо- и польскоязычной Википедии) обычно начинается с провозглашения пакта Молотова-Риббентропа основной причиной войны. Но этот исторический миф можно отнести лишь к проявлениям болезни Альцгеймера в государственных масштабах.

На самом деле, от первой ко второй мировой войне вел настоящий конвейер событий, и на протяжении многих лет советская Россия играла там почти никакую роль.

Еще история первой мировой войны наполнена секретными соглашениями о дележке чужой территории. И эти соглашения стали известными только благодарю тому, что некоторые страны сменили политические режимы. Например англо-французское соглашение от 1916 о разделе азиатских владений Турции. Да и вступление почти каждой страны в войну (например, Италии, Румынии, Греции) сопровождалось секретными соглашениями с ее союзниками о дележке завоеванной территории врага. (Шацилло В.К. Первая мировая война. Факты. Документы.)

Версальская система началась в 1919-20 гг. с передела мира и передачи территорий от плохих государств хорошим государствам(версальский, сен-жерменский, трианонский, севрский договоры). Страна, теряющая территории, еще и выплачивала разорительные репарации. А вот Польша была той страной, которая капитально выиграла от версальской дележки денег и территорий.

И вот Западные державы - определив версальским "миром" огромное количество территориальных претензий и обид, особенно в континентальной Европе - внезапно отстранились от роли гарантов версальской системы. И произошло именно в то время, когда в Германии к власти пришло правительство наци, открыто заявившее о непризнании версальской системы, о скором реванше.

Германия последовательно прекращает соблюдение всех военных статей Версальского договора (например, вводит воинскую повинности в марте 1935, нагло нарушая ст.173 Версальского договора) .

Однако западные гаранты Версальского мира последовательно глотают немецкие плевки.

Эти гордые победители, ценой неимоверных жертв сломавшие хребет могучей кайзеровской Германии, неужели уже в 1934-1935 они так панически испугались Гитлера?

А в это же время пошло активное накачивание германской тяжелой промышленности англо-американскими инвестициями (Wall Street & the Rise of Hitler by Antony C. Sutton, Arlington House 1975).

Вскоре началось скармливание державам Антикоминтерновского пакта (Германии и ее союзникам) одной независимой страны за другой - Испании, Австрии, Чехословакии, Албании, Эфиопии, северо-восточного Китая и клайпедского края Литвы. Западные гаранты Версальского мира радуют нацистскую Германию своим непротивлением. (СССР оказывает противодействие державам Антикоминтерна в Испании и на Дальнем Востоке).

Для западных и польские историков этих событий как будто не существует. И они просыпаются только к моменту обсуждения пакта Молотова-Риббентропа.

Меж тем, истинные причины столь мягкого и поощрительного отношения Западных Держав к нацистской Германии вполне постижимы.

В 1930-х годах Запад, страдающий от экономической депрессии, испугался бурного экономического роста СССР, испугался развала западной экономической системы и колониальной системы. И если читатель обратится к газетам того времени, то увидит резкий поворот влево интеллектуальной элиты (и так уже развернувшейся налево в ходе первой мировой войны), и испуг при разговоре о трудовых подвигах советских фанатичных рабочих.

Конечно, цена, которую платил советский народ за индустриализацию, скрывалась именно тогдашней левой интеллигенцией, но эффект был таков, что Запад сделал ставку на новое антикоммунистическое руководство Германии. Ведь именно в это время стало ясно, что "санитарный кордон", построенный после Версаля вокруг СССР, состоит из слабых государств (Румыния, Польша, Балтийские страны и т.д). То же поощрительное отношение было проявлено Западом и по отношению к Японии - Нанкинская резня могла не нравиться, но никакого реального содействия Китаю оказано не было.

Англо-французы пальцем не шевельнули для спасения Польши в сентябре 1939, хотя перед ними была оголенная западная германская граница, хотя Польша была любимая союзница - потому что они думали не о спасении Польши, а о том, как бы приблизить столкновение Германии и СССР. (Самая забавное, что весь сентябрь 1939 во французских и английских СМИ описывались масштабные военные действия англо-французов против Германии, но это было чистым виртуалом).

Не вспоминают польские и западные историки московские переговоры весны-лета 1939, когда СССР пытался договориться с англо-французами о мерах коллективной безопасности, фактически об антигерманской Антанте по образцу первой мировой. Новая Антанта разбилась об нежелание польского правительства пропускать советские войска через вильнюсский и галицийский коридоры, т.е. территорию "восточной Польши", в случае немецкой агрессии. Оно и понятно, версальский и постверсальский дележ территорий, в котором так активно участвовала Польша, образовал у нее стойкий комплекс кота, съевшего чужое мясо... А англо-германские переговоры (о сферах влияния), которые прошли параллельно в Лондоне, добили последние надежды на англо-франко-советский военный союз...

Вопрос о подлинности секретных протоколов к пакту Молотова-Риббентропа считаю вторичным. Кстати, и те микрофильмы со снимками протоколов, которые якобы выкопали американцы в неких немецких архивах, и та бумажка, которую открыли Яковлев и Волкогонов в некоем "президентском архиве Горбачева", не подвергались независимой экспертизе (графологической и т.д.). Полопатив, я так и нашел нигде существенных сведений о "секретных протоколах", таких, как названия архивов, архивные шифры этих документов, сведения о проведенных экспертизах...

Заключая в августе 1939 пакт с Германией и налаживая с ней экономическое сотрудничество, СССР лишь продемонстировал типичную для Западных стран эгоистическую политику. Не побежал, как в августе 1914, спасать столицу иностранного государства, губя собственную армию, а подумал о собственных интересах. Очень вероятно, что избежал войны на два фронта - на Дальнем Востоке как раз шли бои на Халхин-Гол. Выиграл два года, в течении которых все еще полукрестьянская страна продолжала форсированную индустриализацию; не доставшиеся немцам территории работали теперь на советское народное хозяство, а не на Третий рейх; не доставшиеся немцам территории давали рекрутов в советскую армию, а не в прогерманские вооруженные формирования. Самое главное, СССР отодвинул границу на двести километров на запад.

В 1941 немцы пробивали эти километры с боями, теряя бронетехнику и живую силу (сражения у Лиепаи, в районе Луцка, Брод, Ровно, Дубно). Примерно через месяц шок от немецкого нападения стал проходить и советская армия в Смоленском оборонительном сражении смогла серьезно застопорить немцев. (При наступлении со старой границы немцы проскочили бы Смоленск через неделю после начала военных действий.) В это время советская промышленность переезжала на восток, из тех регионов, которые позднее будут заняты немцами. Благодаря переносу границы успели эвакуироваться на восток миллионы людей, в т.ч. те, которым угрожало автоматическое уничтожение. Из сов.граждан, оставшихся в немецкой зоне оккупации, погибнет 13 миллионов, но это число могло быть больше). И времени, которого потратили немцы на овладение З.Белоруссией, З.Украиной и Прибалтикой, как раз им не хватило, чтобы войти в Москву до зимы (наступившей 15 ноября). В аккурат с приходом серьезных холодов немецкая техника стала испытывать большие проблемы (смазочные материалы и т.д.) и замерла. Блицкриг 1941 года был сорван 17 сентября 1939.

Польский миф о "четвертом разделе Польши" был затребован Западом для прикрытия собственно провальной политики в 30-e годы, поэтому и получил масштабную информационную поддержку. Сегодня средний западный житель знает только ту версию событий, которая создана польскими мифотворцами.

Ну, а нам предлагают покаяться (а затем непременно заплатить материальную компенсацию) за то, что в 1939 мы не купились на миф о "восточной Польше", не дали фашистам прикарманить огромный кусок территории и подготовить позиции для начала блицкрига.

www.tyurin.livejournal.com

Александр Тюрин
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты