Главная  >  Общество   >  Народы России


Валерий Тишков: Диаспоры должны сохранять культуру, а не захватывать власть

16 ноября 2007, 63

«КП» пригласила на откровенный разговор с читателями ведущего эксперта по межэтническим проблемам, главу Комиссии Общественной палаты по вопросам толерантности и свободы совести Валерия Тишкова.

     - Игорь, Волгоград. Скажите, как нам быть с местечковыми национализмами? Вот «Комсомолка» и «Известия» писали про национализм якутский. Как его изживать? Он же мешает России быть единой!

     

     - Это не местечковый национализм, а классический этнический национализм меньшинств. Этот национализм не менее опасен, чем шовинистический национализм большинства, доминирующего этноса. Национализм меньшинств имеет крайнюю форму - сепаратизм, мы это пережили в Чечне.

     

     Доступ к ресурсам, управленческие должности - если их контролирует одна нация, это абсолютное нарушение Конституции, полное безобразие.

     

     Несомненно, в Якутии в первую очередь поддерживается якутский язык и культура. Хотя эти меры по сохранению культурного наследия якутского народа не должны доминировать, а должны только поддерживать базовое равенство российских народов. Этот перекос надо срочно исправлять и в некоторых других республиках. Например, в Татарстане в вузах почти полное засилье лиц титульной национальности. Русскому дальше доцента не пробиться, стать заведующим кафедрой или ректором почти невозможно. Поэтому преподаватели уезжают. На эту проблему надо указывать, освещать, изживать, иначе Россия превратится в замкнутые моноэтнические анклавы.

     

     - Андрей Георгиев, Петербург. Вам не кажется, что в последнее время национальные диаспоры стали инструментом защиты этнической преступности? Например, после событий в Кондопоге они решали: выдавать убийц или не выдавать? У нас вроде бы закон един для всех.

     

     - Я один из первых возмутился этим. Что значит - «выдавать - не выдавать»? Они не имели права даже скрывать подозреваемых, потому что это уголовное преступление. У диаспор не должно быть претензий на некие формы власти. Люди должны объединяться в диаспоры, чтобы сохранить свою культуру, получить какую-то информацию из тех мест, которые они покинули. Я не знаю других объяснений, зачем еще эти диаспоры нужны. Но у нас произошла какая-то диаспоризация всей страны. Армяне, которые родились и прожили в Москве несколько поколений, вдруг превратились в диаспору. То же самое и с татарами. Я считаю, что в рамках одной страны - России - не должно быть никаких диаспор. Окончил институт, нашел работу во Владикавказе - поселился, живешь, работаешь. И наоборот. Ты на своей земле, в своей стране, и диаспоры не нужны. А то получается, что Москва и Подмосковье - ничье, а Чувашия или Якутия - только мое.

     

     - Но главы диаспор считают совсем по-другому...

     

     - Меня всегда удивляли амбиции их лидеров, которые брали на себя полномочия «главного татарина Земли» или «главного армянина планеты». Диаспора не может говорить от имени всего народа. Я внес поправки к Закону о национально-культурных автономиях. В них говорится, что одна из самых важных задач диаспоры - помогать ее членам адаптироваться и интегрироваться в среду доминирующего этноса.

     

     - Надежда, Усть-Лабинск, Краснодарский край. Добрый день! У нас в 36-й школе ребенок кавказской национальности загнал детей в туалет и предложил им всем заняться французской любовью. Дети доложили учителю. Учитель вызвал отца этого кавказца и родителей остальных детей. У одного из детей пришел дедушка-ветеран. Папа насильника сказал: «Вам за большую честь, что мы вас трахали и трахать будем!» Дедушка не вытерпел, достал отвертку из кармана и вонзил ему в сердце. Я живу около парка и наблюдаю каждый вечер. Армяне одну сторону парка держат, курды держат другую. А куда нашим русским детям податься? Я своих детей всех отправила учиться в Россию.

     

     - Давайте исходить из того, что Краснодар - это Россия. Я не знаю, куда вы отправили своих детей. В Москву?

     

     - Нет, в Саранск.

     

     - Краснодарский край - это что ни на есть Россия. Так себя надо вести и так себя надо ставить общественности, которая там есть, и властям тоже. И тем, кто пытается навязать какую-то другую точку зрения, надо давать отпор. И последнее: по поводу случая в школе. Что бы ни было сказано, мы не можем у себя в стране решать споры, вонзая в сердце отвертку. Тогда у нас будет полный беспредел.

     

     - Николай, Самара. Представьте себе, я, гражданин России, приехал в Тбилиси и открыл там магазины, занял места на рынках. Или в Ереван, или в Ашхабад. Не думаю, что мне удастся развернуться, это же не Россия! Почему такая несправедливость?

     

     - Действительно, это очень больной вопрос. Я считаю, что при выделении помещений под рестораны, магазины предпочтение нужно отдавать не приезжим, а местным жителям. К сожалению, уже многие решения приняты, сегодня отыграть назад трудно. Вы правы, что если мы приедем в Тбилиси, нам будет ресторан или магазин открыть гораздо сложнее, чем грузину в Москве. Но и у нас в Москве, в России очень много армян, грузин, которые родились здесь и живут поколениями. Не надо все сваливать в кучу.

     

     А если речь идет о приезжих, об иностранцах, то тут, безусловно, предпочтение должно быть отдано россиянам и местным, коренным жителям, которые знают запросы и проблемы граждан и ведут себя соответствующе. Спасибо вам за вопрос.

     

     - Владимир Иванович Попов, Ставропольский край, поселок Горячеводск. Из Чечни нас бежало 400 тысяч русских, в том числе и я. Бежали люди и из других республик. Побросали там дома и квартиры. Государство не оказало нам никакой помощи. Выбирались и устраивались как могли.

     

     

     У русских, как и у других народов России, тоже проснулось национальное самосознание. И порой оно приобретает крайние формы.

     

     - Надо сейчас исправлять это дело. И федеральному правительству, и правительству Чечни. И создать все условия и возможности, предоставить какие-то безусловные привилегии тем, кто готов вернуться или же поехать, как в старые времена по распределению молодые специалисты.

     

     - Туда уже никто не поедет.

     

     - Я в это не очень верю. Невозможно существование этих моноэтнических образований в России.

     

     - Они уже существуют. В Чечне 100 человек русских, остальные чеченцы.

     

     - Я считаю, что можно и нужно эту ситуацию исправить. Не может такого быть в России, чтобы какие-то регионы были неблагоприятными для проживания людей самой основной национальности - русского народа. Это прежде всего касается республик Северного Кавказа, не только Чечни, но и других республик.

     

     - Второй вопрос. Опять же по Чечне. Те беженцы, которые бежали, побросали свои квартиры, работу. За потерянную квартиру чеченцам платят компенсации по 300 тысяч рублей, а русским - по 120 тысяч максимально. Это же экономический геноцид.

     

     - Считаю, что нужно платить столько же, сколько платится чеченцам.

     

     - Татьяна, Москва. Мой вопрос касается отдаленных регионов страны. Сибирь и Дальний Восток населяли тунгусы, эвенки. Их имена были на карте. Из-за объединения регионов есть теперь огромный Красноярский край и нет Эвенкии. Не пора ли остановить объединение регионов?

     

     - Я в свое время говорил, что можно было бы уменьшить число субъектов Федерации, и называл, например, Еврейскую автономную область, которая создана скорее под идею, которая не реализовалась. И в отношении округов. Я считаю, что они должны быть возвращены в состав тех краев и областей, где они были. Но упразднять их? Они что, разве упразднены?

     

     - Конечно. Их нет на карте. Есть Красноярский край как субъект Федерации, а Эвенкии больше нет.

     

     - И Чукотский округ был когда-то в составе Магаданской области.

     

     - Ну и что?

     

     - Он не преуспевал не оттого, что не был отдельно, просто там в то время не было Абрамовича. Я с вами согласен, это исчезновение с карты названий, связанных с тем или иным народом. Если с территории нашей страны исчезает Эвенкия или Чукотка, то народ, который продолжает считать себя эвенками или чукчами, конечно, в этом отношении несет потери. Да и все мы несем потери. Поэтому надо как-то продумать, чтобы административный раж по укрупнению или ликвидации не привел к культурно-географическому монообразию нашей страны. Иначе у нас будет, как в Штатах, - от одного до пятидесяти.

     

     - Вас беспокоит Мадлеев Александр Аполлонович, бывший завотделом национальных отношений Иркутской обладминистрации. Как вы думаете, кому выгодно нагнетание обстановки? Почему не ведется целенаправленная работа с межнациональными отношениями?

     

     - Я сам порой задаю себе этот вопрос. Как маятник какой-то раскачивается: то в одну сторону, то в другую. И то, что сейчас идет дополнительная активизация национального, религиозного фактора, это бесспорно. И далеко не в лучшую сторону. Отчасти это вызвано, наверное, избирательным циклом. Во всех странах во время выборных кампаний политики спекулируют на языковом, на этническом вопросе. На прошлых выборах снимались кандидаты, использующие для агитации межнациональные отношения. Я думаю, и сейчас это будет. До крайних безобразий дело не дойдет. Отчасти есть и реакция. Реакция накопилась у людей по поводу тех нерешенных проблем, бед и обид, которые были в предыдущие годы. Многие русские уехали из северокавказских республик. Я уж не говорю о старых обидах, связанных с распадом СССР. Дополнительная конкуренция сейчас возникла в сфере труда. Люди огляделись и смотрят, а почему у него есть, а у меня нет лесопилки, хотя я в Карелии живу и родился, а он приехал 2 - 3 года назад из Азербайджана или Чечни и уже владеет рестораном и лесопилкой. Эти вещи - тоже фактор важный. Когда распределение ресурсов, собственности происходит неравномерно по этническим границам.

     

   

     

Дмитрий Стешин
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты