Главная  >  Наука   >  Экономика   >  Экономика России   >  Коммуникации и транспорт   >  Железные дороги   >  История российских железных дорог


Путешествие на Дачу

18 ноября 2007, 112

4 марта 1857 года император подписал высочайшее повеление о строительстве железной дороги Хельсинки–Хамеенлинна, а затем Петербург–Выборг–Турку.

Споры о строительстве железных дорог в Финляндии начали будоражить общественную мысль страны еще в середине 30-х годов XIX столетия, после того как Стефенсон провел первый поезд из Манчестера в Ливерпуль. В декабре 1837 года газета «Гельсингфорс Тидиген», сообщая о строительстве железных дорог в России, отметила их преимущество перед каналами для северных стран. Но в Суоми существовало хорошо отлаженное судоходство по системе озер и каналов.

Первый реальный проект строительства железной дороги был предложен 20 марта 1849 года полковником Штирнвалем, руководителем транспортного ведомства Великого княжества, предлагавшим построить железную дорогу на конной тяге Гельсингфорс Туркхаут, а далее водным путем. Уже на ранней стадии проектирования пришлось приступить к планированию локомотивной тяги. Крымская война задержала строительство многих дорог России.

4 марта 1857 года император подписал высочайшее повеление о строительстве железной дороги Хельсинки–Хамеенлинна, а затем Петербург–Выборг–Турку. Строительство дороги от станции Риихимяки к Петербургу началось 3 января 1868 года. Дорога была построена в рекордно короткие сроки — за 2,5 года. Первый поезд от Петербурга до Парголово прошел 22 июня 1869 года, а 1 февраля 1870 года состав доставил первых пассажиров из Петербурга в Выборг. Официальным днем открытия Финляндской железной дороги принято считать 30 августа 1870 года (по старому стилю), в день именин императора России Александра II.

Магистраль была укомплектована достаточным по тем временам количеством локомотивов, заказанных в Англии. Пассажирские вагоны, построенные на заводе в Гельсингфорсе, отличались комфортом и предусматривали сквозной проход от головы до хвоста поезда. Плата за проезд по ценам того времени была не слишком дешевой, но вполне доступной: за одну версту платили в I классе три копейки, во II — две и в III — одну копейку. Таким образом, поездка из Петербурга до Выборга (120 верст) обходилась от 1 рубля 20 копеек до 3 рублей 60 копеек. В ночных поездах имелись спальные вагоны, за пользование которыми, сверх стоимости билета, взималась дополнительная плата (3 рубля), в которую входила и стоимость постельного белья.

Специальные вагоны были построены для поездок членов императорской фамилии. Содержались они в особом депо на Финляндском вокзале. Финским железнодорожникам удалось сохранить три таких вагона, в настоящее время они экспонируются в железнодорожном музее Хювинкяя. Императорские поезда имелись на каждой из железных дорог Российской империи, но в России не удалось сохранить ни одного вагона.

Вся Финляндская железная дорога обслуживалась финнами в голубых кепи и форменных тужурках. В Белоострове еще были русские жандармы, а в Териоках на станции стоял финский полицейский в черной каске, мундире со светлыми пуговицами и с тесаком с белой металлической отделкой. Деньги принимались российские и финские по курсу 37 копеек за марку.

На протяжении 30 верст дорога шла по российской территории, оставаясь при этом в ведении управления Финляндских железных дорог, главная строительная контора находилась в Гельсингфорсе. По отношению к Российскому министерству путей сообщения линия оставалась на положении частной железной дороги.

Граница между Россией и Финляндией проходила по реке Сестре у станции Белоостров (Валкеасаари), где осуществлялся паспортный контроль и таможенный досмотр багажа, а с 1905 года нес службу отряд пограничной стражи.

Строительство большинства сооружений на территории, принадлежавшей России, велось по местным подрядам, но по планам, составленным финскими инженерами. Местные подряды не оправдали себя — «работы исполнялись дурно или совсем не исполнялись». Финское железнодорожное управление вынуждено было само производить работы силами своих людей, за исключением строительства станционных зданий в Санкт-Петербурге и Выборге, которые были возведены местными подрядчиками после заключения с ними договоров с публичных торгов.

Основным на линии считался вокзал в Санкт-Петербурге. Он должен был иметь представительный вид и отвечать требованиям международного уровня. Его проектировал гражданский инженер П.С. Купинский, архитектор Министерства путей сообщения, автор нескольких вокзалов времен «железнодорожного бума» второй половины XIX века.

Работы по постройке финляндского вокзала были сданы с публичных торгов выборгскому купцу Павлу Яковлеву, интерьеры делали по проектам финских архитекторов В. Вестлинга и П. Дегенера, мебель закупали в Германии. Финляндский вокзал был закончен в 1870 году. «Иллюстрированная неделя» писала, что если вокзал «не может назваться изящным по рисунку фасада, то во внутреннем расположении опрятен и удобен».

Деревянные здания вдоль линии на территории Финляндии были построены по проектам архитектора Кнута Нюландера. Все вокзалы от Вамелимеки до Петербурга проектировал Вольмар Вестлинг, получивший образование в Политехническом институте в Хельсинки в 1868 году. «Здания вокзалов вдоль всей линии выполнены в простом, опрятном и практичном стиле, обшиты досками и покрашены масляной краской, с более или менее богатым орнаментом. Как в оснащении, так и в меблировке, по-видимому, пытались избежать ненужного излишества. В основном они отвечают требованиям комфорта, на который пассажиры в наше время имеют право рассчитывать»,— говорилось в сообщении одного из участников строительства дороги.

Станция Шувалово расположена на живописных берегах Суздальского озера. На озере, у вокзала, находилась пристань, с которой пароходы в соответствии с расписанием поездов перевозили приезжавших дачников на противоположный берег озера, застроенный множеством дач, и к имению графа Шувалова.

Эти места связаны с именами известных русских писателей, прежде всего Александра Блока. Здесь сохранился станционный жилой дом (ул. Чистякова, 1а), слева от него находилось здание Озерковского вокзала, где бывал Блок. В его дневнике читаем: «Едем на Финляндский вокзал, с Удельной едем в Коломяги, оттуда в Озерки, проходим над озером, пьем кофей на Приморском вокзале, возвращаемся трамваем».

Удельная, Озерки, Шувалово были веселыми дачными местами с театрами, танцами, катанием по озерам на лодках. Здесь же, у станции «Шувалово», возник Новый Шуваловский театр с концертными и кинозалами, рестораном и садом купца Дыренкова.

Станция «Озерки» была построена в связи с открытием между двух Суздальских озер — Среднего и Верхнего — Озерковского театра с концертным залом, рестораном, эстрадой. Здесь звучала концертная музыка и играл военный оркестр. В театре устраивали семейные вечера, ставили любительские спектакли, в том числе для детей. Здесь же, близ Большой Озерной улицы, была организована лечебница доктора В.И. Афанасьева «для пользования различного рода ваннами» (серными, паровыми, солеными), душами, массажем, лечебной гимнастикой, минеральными водами.

На Большой Озерной улице находился сад Брунса с летним залом, скетинг-ринком, тиром и эстрадой, впоследствии получившей название «Шантеклер». На концерты и спектакли Озерковского театра зрители специально приезжали из Петербурга.

За финской границей дачи были относительно дешевы; здесь жила петербургская интеллигенция. На границе с Оллилой (ныне Солнечное) располагались репинские Пенаты. Около Пенат построил себе дачу К.И. Чуковский. На мызе Лентулла по Аптекарской дорожке жил Горький. В некоторые летние сезоны здесь проживал Маяковский, бывал Мейерхольд, отдыхал художник и врач Кульбин, приезжали в гости к Репину Леонид Андреев, Федор Шаляпин и многие другие.

Утром в безветренную погоду можно было услышать на берегу звон большого колокола Исаакиевского собора. Днем в жару пляж звенел от детских голосов. Куоккала (ныне Репино) была царством детей. К морю уходили на целый день. «Виды здесь красивейшие вдоль всей железной дороги от Санкт-Петербурга до Гельсингфорса. Вдоль пути сплошные леса», — читаем в путеводителе того времени.

Веселая и озорная дачная жизнь Куоккалы в 1914 году окрасилась в тревожные тона. В сентябре ждали германского десанта в Финляндии. Финские полицейские заколачивали досками вышки дач (дачи в начале века строились непременно с башенками, откуда можно было видеть море). Летом 1915 года в Куоккале появились первые беженцы — поляки. В 1917 году река Сестра стала государственной границей двух в то время недружественных государств. Пограничный мост с советской стороны выкрасили в красный цвет, с финской — в белый. После Второй Мировой войны, когда эти территории вошли в состав Советского Союза, побережье Финского залива вновь стало популярным местом отдыха ленинградцев.

Источник: Антик.Инфо #42/43 (июль/август 2006)

Источник в интернете:

http://www.antiq.info/articles_and_studies/7004.html

Александр Ковалевский
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты