Главная  >  Культура   >  Литература


Никос Зервас: Не время сдаваться без боя

19 ноября 2007, 11

Долгое время мы сетовали, что нет современной художественной православной литературы. И мы с надеждой взирали в завтрашний день, ожидая, что вот-вот на книжных прилавках появятся увлекательные, православные произведения замечательных и талантливых авторов.

Долгое время мы сетовали, что нет современной художественной православной литературы. И мы с надеждой взирали в завтрашний день, ожидая, что вот-вот на книжных прилавках появятся увлекательные, православные произведения замечательных и талантливых авторов.

Прошли годы и мечты стали былью. Мы стали свидетелями возрождения духовной художественной литературы. Сетовать православному на книжный голод уже как бы и нет повода.

Однако удивительные стали происходить вещи — православные с чувством современной духовной «продвинутости» философствуют на тему о христианских ценностях в книгах о ГП и почему-то не замечают их там, где им и положено быть – в душеполезной православной литературе. Стало хорошим тоном хвалить Гарри Поттера, восхищаться его преданностью дружбе, способностью к жертвенной любви, при этом, не задумываясь, а является ли добром полудобро, то есть добро с чуточкой зла, а еще точнее, является ли зло добром, если преследует благородные и жертвенные цели?

А вот книги по-настоящему православные как-то повелось ругать. Ругать сразу, начиная с обложки и не читая дальше титульного листа. Ругают Вознесенскую Ю.Н. с ее замечательными книгами о приключениях двух сестер – Юлианну — мол, ни что иное, как наглый плагиат с любимого Гарри Поттера. Ругают и Никоса Зерваса, также обвиняя в плагиате, только уже у Ю.Н. Вознесенской.

К тому же Зервас «провинился» перед либеральной публикой и тем, что его герои не только русские, но и еще любят свою Родину, искренне желая служить ей верой и правдой. Обвинили грека и в русском шовинизме, и в расовой нетерпимости, да еще и в любви к государственным спецслужбам.

Однако, как мне кажется, роман совсем не об этом!

***

Но книга Зерваса не о политических пристрастиях и утопических мечтаниях автора, и не просто захватывающий так называемый «экшн». Она – о школе духовной жизни.

Перед нами раскрывается картина духовного самопознания главных героев, их первые шаги в борьбе со своими страстями; они учатся видеть себя со стороны, молиться, смиряться и жертвовать собой не только ради друзей, но и ради совершенно незнакомых людей.

В самом начале истории Ваня Царицын совершенно был равнодушен к вере. Он хочет спасать Россию, но при этом совершенно не задумывается, на каких столпах строилась и держалась его горячо любимая Русская Отчизна.

Петруша, неуклюжий, тугодум и растяпа, который доставляет Царицыну массу хлопот, на поверку оказывается православным богатырем, обладающим тем духовным стержнем, благодаря которому ребята смогли выжить и одержать победу в борьбе с колдунами.

Однако мальчики изначально относились к колдовству отрицательно. Иван как к надувательству, Петруша как врагу православной веры. Но с ними волею случая путешествовала и Надинька, которая очень сильно была увлечена волшебным миром Гарри Поттера. Девочка из православной семьи, но никакого противоречия между добром в христианстве и добром в магическом мире не видела. Гарри – это герой, борющийся со злом, умеющий дружить и спасать собственных друзей. Ну, разве он может быть плохим? Разве Православие не тому же учит?

Гарри как Гарри, но для того, чтобы научиться ворожить, необходимо отречься от всего дорого и близкого сердцу любого человека: от родителей, от друзей, от родины. Очень хочется, конечно, полетать на метле, но стоит ли эта мечта того, чтобы предать родителей? Возможно, это только формальность, за которой открывается мир удивительных волшебных превращений и чудес. Но перед детьми встает серьезный выбор. Стоит ли хоть одно из самых заветных и благородных желаний хоть одного маленького, но зла?

Ни один раз ребятам предстоит ответить на этот вопрос. Например, Ваня был уверен, что ничего нет постыдного в том, чтобы твой труд был вознагражден, а тем более подвиг. Медали, почести, слава — куда без них! Надинька тоже по-своему мечтала быть полезной для общества, и ради этой цели не грех воспользоваться и волшебством.

Как будто у ребят благие намерения, но их добродетель на практике оказывается мнимой. Человек и творить добрые дела, и подвизается в посте и молитве, но внутренний прилог к совершению добродетели, например, как Ваня и Надинька, имеет в тщеславии, произрастающем из корня гордости.

На лицо закономерность. Крещение дает человеку божественную защиту от нападения злых демонов. Демон может искать способы, чтобы совратить христианина, но последний должен добровольно склонить свою волю к тому злу/страсти, которые тот предлагает. Без свободного волеизъвления бесы и их служители не могут нанести христианину никакого духовного ущерба. Однако способы порабощения у бесов очень коварные и изощренные. Человек может и не догадываться, что такая мелочь, как желание быть всегда и во всем первым, дает право бесам властвовать над его душой. Начинают искушать человека, как правило, через помыслы. Например, Ивана Царевича через помыслы тщеславия — он получить орден славы, если будет героем, дадут ему звание, напечатают в газете хвалебную статью. Такие мысли посещают всех и сами по себе они не являются грехом, но Ваня соглашается с ними, он впускает их в душу и услаждается ими в мечтах. Но за фасадом таких безобидных на первый взгляд вещей скрываются глубокие нравственные проблемы.

Быть лучшим в бою легко перерастает в стремление в любой жизненной ситуации превосходить других, это влечет за собой самовлюбленность, лицеприятие, пренебрежение и снисходительность даже к своим друзьям, зависть к тем, кто оказывается в какой-либо ситуации лучше его, а от зависти не далеко и до ненависти и желания навредить другому человеку. К тому же это может привести и к краже, если у другого есть что-то, что способно его, а не тебя выделить из окружающей толпы.

Так, например, Ваня находит в лаборатории у колдунов хронограф. И тут же решает его украсть. Предлог был куда уж благороднее — ради спасения друзей!

Однако, найдя свое личное дело, заведенное на него колдунами, Ваня узнает, что хронограф был предназначен лично ему в подарок с целью укрепления в нем страсти тщеславия.

И вдруг Ваня понимает, как это не прискорбно, да и стыдно, что колдуны очень точно вычислили его слабые уязвимые стороны души и очень виртуозно на них играют.

У колдунов даже имелась специальная карта души человека, где они заносили добродетели, которые при благоприятных условиях могут развиться у ученика, и выстраивали контратаку страстями на них. Такую карту Ваня обнаружил и своей собственной души, где на каждую возможную его добродетель («Послушание», «Трезвение», «Целомудрие») наступает армия порочных страстей: «Гордость», «Тщеславие», «Уныние», «Блуд», «Гнев», «Чревоугодие», «Сребролюбие».

Но одно дело понять всё теоретически, а другое — научиться на практике контролировать состояние своей души.

Удается ребятам это не сразу.

Только они сумели отбить духовную атаку с одного фланга, как хитрый змий страстишек подбирается с другой стороны, да с такой коварной изобретательностью, что сразу и не распознаешь его. Только Ваня поборол пристрастие к хронографу, как тут же колдуны стали улавливать его на идее избранности. Мальчик растерялся: идея слишком заманчива для его самолюбия, даже было мгновение, когда он уже почти поверил, но вдруг нащупал крестик на шее, подаренный Геродной. Вспомнил Геронду и ужаснулся. Он сейчас был готов за мечту о власти, богатстве и славе предать родного отца и мать. Как только Ваня это осознает и отстраняется от тщеславных мечтаний — чары перестают действовать.

Колдуны недоумевают: Ваня человек безрелигиозный, молиться не умеет и не пробует, тщеславен и горд, но никак не хочет покориться им. «Почему?» — задаются они вопросом и сами же и дают точный ответ. За Ваню кто-то молится!!!

И на самом деле, за него и его товарищей молятся Геронда, старцы и Телегин. Ибо, как говорит Геронда, молитва за ближнего много может.

В отличие от своих друзей, Петруша ни разу не испытал колебаний совести, ни разу он не предпочел добру даже очень тщательно скрытое под благим предлогом зло. Колдуны так и не смогли сломить Петрушу, как не старались, поскольку их колдовские чары неизменно разбивались о броню его «русской защиты», то есть божественной благодати.

А вот Надинька, соблазненная Гарри на тщеславии, оказалась перед нелегким выбором: стоит ли убить того, кого твои кумиры считают своим опасным врагом? Девочке нужно-то нажать всего лишь одну клавишу на клавиатуре, но это одно нажатие лишит жизни человека, даже, может быть, злодея, но человека. Надя оказывается перед лицом нравственного выбора. Убить «незнакомую злую ведьму» (как ей объяснил Гарри) и спасти любимого Гарри, или рискнуть безопасностью Поттера (да и своей) и сохранить жизнь «преступнице»? И Надя колеблется: ей страшно и убить человека, и потерять дружбу Гарри…

Ваня в схватке с колдунами, оказывается в ситуации, когда он вряд ли способен один противостоять натиску толпы колдунов. Он проиграет. Цена этого поражения — жизнь его друзей. Ему необходимо научиться доверять Богу: возложить на Него свои заботы, и Он поддержит. Ваня попробовал положиться на Бога, Которому за него и его друзей в это время молились и афонские старцы, и сербская бабка Милица в далеком Косово. И приходит помощь: ребята находят выход из пещеры. Да ребята и сами не переставали молиться. Но скорое избавление их так потрясло, что они без колебаний уверились в помощи Бога, но исключительно по их молитве.

Как видим, как будто бы хорошее дело — молиться. Но враг не дремлет, спровоцировав в ребятах страсть тщеславия. И она из искры возгорелась в такой пожар, что мгновенно уничтожила их «защиту». Надиньку поразило мощное заклятие окаменения, а Ставрик превратился в алчного сребролюбца до умопомешательства.

Пострадал и Ваня от проклятия Гарри. Ваня в бою так разозлился на юного колдуна, что ощутил нечеловечную ярость и ненависть к своему противнику. В это время Гарри так ловко выстроил вокруг себя магическую защиту, что Ванькина ярость срикошетила на него самого. Находясь под заклятием, Ваня вдруг вспомнил слова Иоанна Златоуста, которые читали ему старцы, что только на согрешившего человека действует колдовство, и он начинает каяться, со смирением осознавать, что бороться необходимо не ради самого себя и своей победы, а ради того, чтобы защитить друзей. Как только Ваня это понимает, проклятие теряет силу.

К концу романа ребята прошли почти все испытания: научились видеть в себе духовные болезни, бороться с ними, ставить безопасность своих друзей превыше собственного благополучия, почти научились уповать на Бога, молиться за себя и других. Но колдуны не мешкают — атаковали ребят духом уныния, «страшное оружие против молящихся», поскольку «отнимает желание молиться». Пораженный духом уныния перестает надеяться на Божью помощь!!!

Но не просто так Геронда благословил Ивана крестиком, предупредив: «Это — наше оружие», — и Ваня в этом сумел убедиться — и этот маленький деревянный крестик остался единственной надеждой измученных, стоящих перед лицом надвигающейся смерти, детей.

В начале приключений дети не придавали большого значения нательному крестику. Он для них был пока всего лишь символом и не более.

И вот, реально столкнувшись с миром злых духов, они смогли убедиться, что крест есть, прежде всего, невидимое оружие против духов поднебесных. Не зря каждый вечер мы молимся ко Кресту: «Радуйся, Пречестный и Животворящий Крест Господень, прогоняющий бесов силою на тебе распятого Господа нашего Иисуса Христа, во ад сошедшего и уничтожившего силу дьявольскую, и даровавшего нам Крест Свой Честной для прогнания всякого врага».

И крест оказался последней надеждой погибающих детей:

Небольшой крестик, по горячей молитвы Аси Рыковой, превратился в огромный светящийся крест, который с воздуха сумел увидеть подполковник Телегин и прийти вовремя на помощь детям.

***

Никос Зервас в художественной форме преподнес юному читателю, да и нам, взрослым, урок аскетического делания. В духовной жизни, оказывается, нет ничего второстепенного, нет полутонов, и мы не можем быть немного христианами. Нельзя утром ходить в храм, а вечером выходить в астрал. Ибо «не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской» .

Внимайте себе, трезвитесь и Господь не оставит уповающих на Него.

Гураевская Виктория
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты