Главная  >  Наука   >  Современное российское образование и наука


Сергей Худиев: Национальным бедствием является катастрофическое невежество в отношении религии

07 декабря 2007, 44

Наша страна пережила семьдесят лет атеистического правления; этот грандиозный социальный эксперимент показал, что точку зрения атеиста можно уважать, но очень опасно, когда государство ей руководствуется.

- Какова Ваша позиция по вопросу введения Основ Православной Культуры?

Чем дальше, тем отчетливее я осознаю необходимость такого предмета. Было бы совсем хорошо, если бы можно было преподать его и взрослым, хотя это, увы, невозможно. Настоящим национальным бедствием является катастрофическое невежество нашего народа в отношении религии; а пространство, в котором нет Православия заполняется вовсе не "научным мировоззрением" (как надеются атеистические критики ОПК) а самыми дикими и дремучими суевериями.

- Но ведь с точки зрения атеиста, нет принципиальной разницы между, скажем, верой в чакры и гороскопы и Православием. И то, и другое воспринимается как вымысел, суеверие...

Я бы отметил две вещи. Если с точки зрения приверженца взглядов академика Фоменко вся античная история - вымысел и суеверие, это еще не значит, мы должны отказаться от преподавания в школе античной истории. И вторая - наша страна пережила семьдесят лет атеистического правления; этот грандиозный социальный эксперимент показал, что точку зрения атеиста можно уважать, но очень опасно, когда государство ей руководствуется.

- Недавно в одном из регионов России родители обратились в суд в связи с тем, что их детям преподавалась дисциплина ОПК на безальтернативной основе в качестве обязательного предмета. Как Вы могли бы прокомментировать эту ситуацию?

Я считаю, что у родителей, безусловно, должно быть право самим решать - хотят ли они, чтобы их ребенок посещал занятия по ОПК. Это очень прискорбно, что родители желают, чтобы их ребенок оставался невежетсвенным в отношении отного из важнейших аспектов отчественной (и мировой) культуры, но мы обязаны безоговорочно уважать права семьи. 

- Каким Вы видите решение проблемы с преподаванием ОПК в преимущественно исламских и буддийских регионах страны?

Подобные проблемы уже давно решаются в Западной Европе - просто создаются конфессиональные классы.

- Общеизвестно, что смена вероисповедания для мусульманина запрещена под страхом смерти. А что будет, если какой-нибудь ребенок-дагестанец обратится в православие под влиянием ОПК? Смогут ли обеспечить в этом случае безопасность ребенку? А преподавателю?

Я бы тут отметил две вещи - во-первых, как уже было сказано, у родителей должна быть возможность отказаться от того, чтобы их ребенок изучал ОПК. Т.е. вопреки родителям, мусульманам, иудеям или атеистам ребенку преподавать ОПК нельзя. Но сам страх мне представляется совершенно неверным. Я знаю православных, перешедших из Ислама, и, хотя их родные были этим глубоко огорчены, никто их не убил.  Если некоторые (очевидно, что очень далеко не все) мусульмане и воспринимают Коран как лицензию на убийство, то они будут совершать убийства независимо ни от какого ОПК, а позволяя таковым экстремистам диктовать нам, что делать и чего не делать, мы только поощряем их усиливать давление. Если позволить им диктовать нам условия, скоро мы не сможем не только ОПК ввести, а и по улице пройти. Поэтому с экстремистами должно работать МВД, а не Министерство Образования. Что же касается мусульман вообще, то уже успешно преподаются Основы Исламской Культуры, куда родители-мусульмане и могут направить своего ребенка. Я бы еще раз указал на пример Западной Европы, где подобные проблемы успешно решаются.

- Каким Вам видится образ «среднего» противника введения ОПК?

Очень трудно сказать, да может и не стоит сводить разных живых людей к какому-то типу. Но я бы сказал, что в формировании страха перед ОПК большую роль играет то самое невежество в вопросах религии, о котором я говорил выше. Похоже, людям кажется, что с введением ОПК у нас водворится мрачный Арканар и штурмовики-монахи повлекут грамотеев на костры. Что, скажем, в Германии или Финляндии в школе преподают религию и никакого Арканара не водворилось, люди часто просто не в курсе. Плюс, похоже, еще большой кусок советской мифилогии, в которой все, связанной с религией, рассматривается как "тормоз на пути прогресса", "средневековье" и т.д. Однако у разных людей могут быть разные причины выступать против ОПК. 

- Не кажется ли Вам, что в значительной мере православные сами дают достаточно информационных поводов, чтобы отождествлять их с кострами инквизиции и средневековьем? Всем памятен недавний показательный судебный процесс над теорией Дарвина, а буквально на днях некая околоправославная группировка устроила демонстративное сжигание книг про Гарри Поттера...

Такая проблема существует - буйные всегда привлекают больше внимания, особенно, если к ним хотят привлечь внимание.  Нам остро необходимо отмежеваться от людей буйных и неадекватных, и ни в коем случае не идти у них на поводу.

- Считаете ли вы объективным процесс использования государством Церкви как "инструмента идеологии", и если да - резонно ли в этих условиях преподавать ОПК?

Я бы не сказал, что вижу некую единую государственную политику в области идеологии - или тем более, того, чтобы эта политика ориентировалась на Православие. По государственному телевидению вечерами показывают не проповеди священников, а передачи про африканских колдунов, НЛО, и какую-нибудь "православную целительницу госпожу Анну", которая, обложившись свечками и образами, пользует от сглаза и порчи. Да, как я недавно убедился, некоторые, по крайней неосведомленности во всем, что касается религии,  воспринимают "госпожу Анну" именно как клерикальное присуствие, но на самом-то деле отношение собственно клириков к подобным вещам известно. Чтобы государственные деятели появлялись в Церкви чаще их западноевропейских коллег - на это тоже непохоже. Чтобы государственная политика определялась христианскими ценностями - например, в отношении абортов - этого тоже нет, в Западной Европе и тем более в США влияние христианства на политику гораздо выше. Уверенность, что православные-де то ли подминают, то ли уже подмяли под себя государство, напоминает мне уверенность антисемитов в том, что евреи все под себя подмяли. Это - совершенно аналогичная фобия. 

- И последний вопрос:

Каких результатов Вы ожидаете от введения ОПК в школьную программу?

Преодоления той чудовищной безграмотности, которой по понятным причинам сложилась в нашей стране относительно религии и связанных с религией аспектов нашей культуры. Довольно часто видишь, как люди, вполне разумные и образованные в других областях, высказываются о религии примерно так же, как акад. Фоменко об истории. ОПК не исцелит этого в одночасье - но эта дыра хотя бы начнет затягиваться.

Развития диалога между Церковью и миром - что будет очень важно для самой Церкви, которой надо будет находить с людьми общий язык и отвечать на трудные вопросы.

Восстановления исторической преемственности в культуре, которая была разорвана десятилетиями атеистической диктатуры.

 

Интервью брал Вадим Шумилов

По материалам независимого информационно-дискуссионного ресурса ОПК: «За» и «Против»

ОПК: «За» и «Против»
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты