Главная  >  Политика   >  Российская власть   >  Спецслужбы   >  Авторские публикации


Нормальные герои легендарной \"Альфы\"

10 декабря 2007, 57

О некогда сверхсекретной боевой организации КГБ по борьбе с террористами рассказывает ее бывший многолетний шеф Герой Советского Союза Геннадий Николаевич Зайцев.

О некогда сверхсекретной боевой организации КГБ по борьбе с террористами рассказывает ее бывший многолетний шеф Герой Советского Союза Геннадий Николаевич Зайцев.

Геннадий Николаевич Зайцев - генерал-майор в отставке, почетный сотрудник Госбезопасности, Герой Советского Союза, кавалер орденов Ленина, двух - Красного Знамени и одного - Трудового Красного Знамени, двух - Красной Звезды. Из всех командиров группы "Альфа" он - единственный, кому довелось командовать этим подразделением при двух разных государственных режимах. С 1977 года по 1988-й - в СССР и с 1992-го по 1995-й - в России.

Поместив у себя на животе взрывное устройство, террорист держал в руках кольцо-чеку и, требуя, чтобы его переправили в США, в любое мгновение был готов это кольцо выдернуть.

Каждый, может быть, и выполнял бы, но далеко не каждому бы доверили... Группа "Альфа" была создана в 1974 году, когда понятие "международный терроризм" окончательно и бесповоротно перекочевало из словарей в нашу жизнь. Первоначальный состав группы (тогда она называлась просто "А", "Альфой" ее окрестили журналисты в период августовского путча 1991 года; новое название настолько пришлось ко двору, что при разработке положения о Российской группе "Альфа" оно было утверждено президентским указом. - В.С.) составлял всего 30 человек (впоследствии были моменты, когда численность альфовцев достигала 600 человек). Командовал ею Герой Советского Союза майор Виталий Бубенин. Свое первое боевое крещение группа "А" получила 28 марта 1979 года, когда командиром был уже Зайцев. Именно он тогда остался один на один с террористом - бывшим моряком Черноморского торгового флота - в американском посольстве. Поместив у себя на животе взрывное устройство, террорист держал в руках кольцо-чеку и, требуя, чтобы его переправили в США, в любое мгновение был готов это кольцо выдернуть. Сколько хладнокровия и усилий изображать внешнее спокойствие потребовалось тогда 45-летнему подполковнику, известно было только ему одному. Поседевшие волосы на своих висках он увидел позже, когда террорист был уже обезврежен. С нулевыми потерями, если не считать двух разбитых стекол в окнах посольства...

Отбор в "Альфу" особый. Набрать просто могучих ребят с ринга или борцовского ковра и обучить их навыкам приличного обращения с оружием особого труда не представляет. Но для настоящего боевика-альфовца это не является достаточным условием. Гораздо важнее - подготовка моральная. И не только потому, что в иных противостояниях террористов приходится побеждать исключительно психологически. Главным условием для зачисления в "Альфу" всегда было и будет четкое понимание кандидатом характера предстоящей работы в подразделении.

Каждый (только офицеры КГБ, сегодня - ФСБ) знает, на какие потенциальные жертвы предстоит идти. И самой дорогой жертвой может быть собственная жизнь. Если в его глазах угадывается даже малейшее колебание, кандидатура отклоняется. Очень серьезные требования предъявляются к умению мгновенно ориентироваться в ситуации и готовности принимать решения, не дожидаясь команды. Нередко именно от действий одного человека зависит исход операции в целом. Чтобы по возможности исключить ошибку, при отборе кандидатов для зачисления в группу используется специально разработанная для этого система тестов.

Столь серьезный подход к подбору кадров обусловлен спецификой выполнения задач, стоящих перед подразделением. "Альфа" никогда "на мелочи" не разменивалась. Ее "клиентура" - законченные негодяи, переступившие все грани дозволенного, которым, как правило, терять нечего. В советские времена группа "А" приводилась в действие только по личному указанию председателя КГБ или лица, его замещающего. Сегодня это право взял на себя и Президент Российской Федерации.

- Только я хочу, чтобы вы правильно поняли, - густой, почти "лебединый" бас Геннадия Николаевича даже в полголоса звучал внушительно, - "Альфа" - это не группа безрассудных людей, готовых каждую минуту пойти на смерть. Это специалисты экстра-класса, способные выполнить поставленную задачу независимо от степени риска и уровня противодействия.

Год 1979-й отметился в жизни группы не только первым боевым крещением.

Тогда же в ее рядах появился первый Герой и - первые жертвы. Дворец Амина в Афганистане 27 декабря альфовцы брали без своего командира (Зайцев тогда лежал в госпитале, и подразделением руководил его заместитель, Михаил Романов. - В.С.), по сей день та операция в истории мировых спецслужб считается уникальной.

Находящийся на вершине холма дворец, хорошо охраняемый профессионально подготовленными афганцами, оснащенными всеми современными видами оружия, практически был неприступен. Ребята из "Альфы" - 22 человека - расправились с ним за 43 минуты. Разумеется, действовали они не в одиночку, помогали им наши спецподразделения: "Гром", "Зенит", "Вымпел"; но главная нагрузка легла на группу "А". Все альфовцы - участники операции - были представлены к наградам. Капитаны Дмитрий Волков, Геннадий Зудин (посмертно), Виктор Карпухин (это он в 1988 году принял командование группой у Геннадия Зайцева) стали Героями Советского Союза.

Удивительно, но спустя столько лет Геннадий Николаевич помнит пофамильно всех. И даже террористов, которых приходилось обезвреживать. Он без труда перечисляет свои пройденные "горячие точки". Сарапул, 17 декабря 1981 года; двое военнослужащих захватили в качестве заложников 25 учеников 10-го класса средней школы и потребовали, чтобы их отправили в ФРГ или любую другую капстрану... Тбилиси, 18 ноября 1983 года; семеро вооруженных бандитов пытались угнать в Турцию Ту-134 с 57 пассажирами на борту... Уфа, 20 сентября 1986 года; примерно то же самое затеяли в местном аэропорту трое "отморозков" из внутренних войск; только пассажиров было 76, а в качестве государства-убежища был выбран Пакистан... Везде на пути террористов вставала "Альфа".

- Расскажите, какая из проведенных операций для вас наиболее памятна?

- По-своему памятны все. Когда на карту поставлены человеческие жизни и именно от тебя зависит, что с этими жизнями будет дальше... такое забыть трудно. - Генерал закурил и, глубоко затянувшись, замолчал. По лицу его было видно: он не пытается выудить что-то из памяти, а как будто заново все переживает.

- Самой сложной по своей жестокости и накалу страстей, если не считать зверской акции Шамиля Басаева в роддоме Буденновска, была операция по освобождению десятилетних мальчишек и девчонок, которых в качестве заложников захватила банда Павла Якшиянца. Это было 1 декабря 1988 года в Орджоникидзе, помните, тогда уже пришло время гласности и об этом везде широко писалось. 32 школьника из 4-го класса вместе со своей учительницей более 10 часов находились в обыкновенном автобусе, под каждым креслом которого стояли трехлитровые банки с бензином. С более изощренным и циничным коварством мне в своей жизни встречаться не приходилось.

Определенный тон операции задавал тот факт, что лично Горбачев Михаил Сергеевич поставил перед нами задачу: "Ни одного волоска с головы ребенка не должно упасть". Мы были вынуждены идти на уступки негодяев и выторговывали буквально каждую ребячью жизнь. Я вел переговоры от имени официальных властей почти на всем протяжении операции: и в аэропорту Минеральных Вод, и в Израиле, так что каждый эпизод той драматической ситуации помню до мелочей.

- А за что вы получили Героя?

- Не знаю, я представления на себя не читал. Просто однажды в первых числах декабря 1986 года мне позвонили из управления кадров и сказали, что нужны мои фотографии определенного размера на удостоверение. На какое - не уточнили. Я вопросов много никогда не задавал, "лапу к уху" - "Есть! " - и до 19 декабря находился в полном неведении. И только в тот день, когда меня вызвал к себе председатель КГБ Виктор Чебриков и зачитал Указ о награждении, все стало на свои места.

У наших ребят, как бы высокопарно это ни звучало, на первом месте - долг.

И еще - реальное представление, с кем приходится иметь дело. Принцип: если не ты, то тебя - является основополагающим.

- Вам не обидно, что государственная политика того времени не позволяла рассказывать ни о вас, ни о вашей деятельности?

- Наоборот. До тех пор, пока никто о нас не знал, жить и работать было гораздо легче. Никто не лез ни с камерами, ни с микрофонами. Никто не бежал впереди паровоза, чтобы успеть быстрее остальных ухватить для своего агентства или издания какие-то жареные факты. Или, как говорит ваш брат-журналист, - эксклюзивную информацию. Кстати, вы знаете, что просят сегодняшние террористы в первую очередь после всех выдвинутых ими требований? Нет? Телевизор. Чтобы наблюдать по нему о ходе разворачивающихся событий и даже о каких-то деталях операции. Вы же народ вездесущий и способный порой проникнуть в такие места, где быть вам совсем не обязательно...

Служба в любом подразделении любого рода войск - не сахар, но при этом она обязательно имеет свои плюсы и минусы. В "Альфе" подобной знаковой арифметической оценки не существует. Главный критерий здесь один: как выполнена поставленная задача. В промежутках между этим - тактикоспециальная подготовка и постоянное боевое дежурство. Сутки через трое одно из подразделений группы находится в немедленной готовности к убытию по приказанию; куда - с точки зрения территориальности, роли не играет. Всегда под парами находится нужный транспорт: будь то самолет или вертолет.

- А как-нибудь дополнительно оплачивается служба в "Альфе"?

- Нет, зарплата обычная - офицерская. Плюс незначительная надбавка (за особые условия службы, как у пограничников и подводников. - В.С.) и суточные командировочные в случае убытия к месту выполнения задачи.

- Как же так?! Людям ведь всегда приходится рисковать собой, вы не считаете это несправедливым?

- Запомните. Тот, кто рискует за большие деньги, даже в самые опасные моменты будет в первую очередь думать о том, как ему эти деньги потом получить, поэтому вряд ли полезет под пули. У наших ребят, как бы высокопарно это ни звучало, на первом месте - долг. И еще - реальное представление, с кем приходится иметь дело. Принцип: если не ты, то тебя - является основополагающим в действиях альфовцев. И они прекрасно понимают и подготовлены к тому, что нужно сделать все, чтобы опередить противника. Хотя бы на долю секунды.

За все время существования с 1974 года группа "Альфа" потеряла при проведении боевых операций тринадцать своих парней, заложников - по вине альфовцев - ни одного. Генерал сказал еще об одном принципе, который в подразделении стараются соблюдать неукоснительно: предпринять все, чтобы обойтись без стрельбы на поражение. Независимо от того, как будет называться группа, каким будет государственный строй, эти принципы будут оставаться неизменными всегда.

Самый сложный период в жизни "Альфы", едва не поставивший под угрозу ее существование, был в 1991 году, после январских событий в Вильнюсе. Тогда генсек Горбачев, комментируя захват местной телебашни, вдруг во всеуслышание заявил, что представления не имеет, как спецподразделение N1 Советского Союза оказалось там. Фактически это было предательством по отношению к группе, и если бы не железный моральный дух, сложившийся к тому времени в подразделении, многое пришлось бы начинать с нуля.

"Альфа" российского образца принципиально ничем не отличается от своей советской предшественницы. Ни по уровню отбора бойцов, ни по организации их учебно-тренировочного процесса, ни - самое главное - по характеру использования. Существенно лишь увеличилась интенсивность задействования группы. Геннадий Николаевич, командовавший подразделением во второй раз два с половиной года, сказал об этом как о главном отличии. Еще он отметил разницу при оценке проводимых мероприятий со стороны властей. Произошло некое привыкание к деятельности "Альфы": нередко после проведенной операции им даже стали забывать говорить "спасибо" (все государственные награды у Зайцева - советские; российское руководство, по-видимому, посчитало, что этого ему вполне достаточно. - В.С. Об этом генерал не обмолвился даже словом).

- Геннадий Николаевич через два с небольшим месяца будет отмечаться десятилетие "августовской революции". Как вы оцениваете действия "Альфы" в те дни? Фактически ведь она не выполнила команду своего руководства.

- Я не буду отвечать на этот вопрос, пусть история сама расставит все на свои места. Скажу лишь, что ни тогда, ни в октябре 1993 года, во время второго переворота - тогда я командовал "Альфой", на моих руках и на руках моих подчиненных не было ни капли крови. И поэтому сегодня я живу со спокойной совестью. А задача по освобождению Белого дома в 1993 году выполнена все же была. Другой вопрос - как?..

Немногим более шести лет назад генерал-майор Зайцев ушел в отставку и принял участие в создании частного охранного предприятия Агентство безопасности "Альфа-95" в Москве. Сегодня Геннадий Николаевич является одним из его руководителей. Он избран в совет ассоциации ветеранов антитеррора "Альфа" и с большим желанием передает свой опыт молодым сотрудникам. Говорят, что особой популярностью пользуются его лекции о специфике ведения переговоров с террористами - он читает их в Академии ФСБ на сборах оперативного и руководящего состава. Еще бы! В нынешней мировой системе специального высшего образования "лекторов" с подобным практическим опытом вряд ли наберется больше, чем пальцев на одной руке.

По материалам сайта ФСБ России

Виктор Сирык
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты