Главная  >  Политика   >  Российская власть   >  Спецслужбы   >  Авторские публикации


Как Бакатин своих сдавал

16 декабря 2007, 147

Присваивать псевдонимы - не просто хобби, а профессиональная обязанность сотрудников спецслужб.

Присваивать псевдонимы - не просто хобби, а профессиональная обязанность сотрудников спецслужб. Агенты, содержатели явочных квартир, объекты изучения и дела оперативных разработок - все имеют клички. Наделялись прозвищами и руководители ведомства. "Дзержинчик", "Еж", "Лаврентий" - персоналии угадываются сразу. Андропова называли "Хозяином", а вот к Бакатину приклеилось "Баба Катя".

Надеемся, что этот небольшой лингвистический экскурс не станет предлогом для исковых заявлений в суд о защите чести и достоинства, ведь не мы придумали эти прозвища. Да и проблема нашего материала в другом. Поговорим о государственной тайне, профессиональной этике и стратегических интересах спецслужб. А поводом станет известная история десятилетней давности о подслушивающих устройствах в новом здании американского посольства в Москве.

Мы встретились с генерал-майором в отставке Рэмом Красильниковым, возглавлявшим в контрразведке с 1979-го по 1992 год отдел по противодействию спецслужбам США на территории нашего государства, и генерал-майором в отставке Владимиром Филипповским, который с 1958-го по 1992 год работал и был одним из руководителей Оперативно-технического управления КГБ СССР.

СКАНДАЛ ВСЕЛЕНСКИЙ

Эта сенсация наделала много шума. Еще бы, такого прецедента за всю историю спецслужб не было никогда, Руководитель Межреспубликанской службы безопасности (преемница КГБ СССР) передал представителю американского посольства документацию о прослушивающих устройствах, внедренных в новое здание американского посольства.

В прессе появились требования привлечь Бакатина к уголовной ответственности по ст. 64 п. "а" действовавшего в то время УК РСФСР за измену Родине в форме выдачи сведений, составляющих государственную тайну. Генеральный прокурор России Валентин Степанков обратился в МСБ за разъяснениями. Впрочем, вопросы возникли не только у него. Сотрудников спецслужб и общественность волновало многое. Чем вызван подобный шаг?

Не вписываются ли эти действия в планы ЦРУ по развалу КГБ - крупнейшей спецслужбы мира и своего главного противника? Действительно ли аппаратура была устаревшей и места ее внедрения давно выявлены специалистами США? Наконец, ответят ли взаимностью американские коллеги Бакатина?

Чего только не писали, не показывали и не говорили о происках КГБ вокруг американского посольства! Новое здание - это огромный микрофон. Энергетическая подпитка подслушивающих устройств вечна, поскольку осуществляется за счет естественной вибрации несущих конструкций, тепловых коммуникаций и даже циркуляции водяных паров внутри бетонных плит. Посольское здание облучается и обрабатывается спецпрепаратами, наносящими серьезный ущерб здоровью всего персонала. Хитроумные устройства, спрятанные в глубине несущих опор по всему периметру здания, в нужный момент - время "X" - выстреливают тончайшие и прочные иглы, которые пробивают в стенах каналы к микрофонным закладкам, и начинается несанкционированный съем информации. Стоящая через дорогу церковь "Девяти мучеников Кизических" - это конспиративный храм КГБ, где каждый священник - сотрудник органов госбезопасности в звании не ниже майора.

- И это еще не все, - дополняет Владимир Филипповский. - Лет тридцать с лишним назад американцы обвинили КГБ в том, что мы будто бы умудрились вмонтировать микрофон в... герб США, который висел на стене над креслом посла в его рабочем кабинете. А вручили этот геральдический сувенир американскому послу... советские пионеры. Можете себе представить, какой поток эксклюзивной информации уходил из посольства. Выдал эту тайну предатель, переметнувшийся из КГБ на сторону ЦРУ. Трудно вообразить, какой шок испытали американцы, вдребезги расколотив свой герб и обнаружив в нем "жучка", которого невозможно выявить средствами технического контроля.

А вообще 70 - 80-е годы стали провальными для посольской резидентуры США в Москве. Была раскрыта и захвачена с поличным едва ли не вся американская агентура, выявлено и взято под наблюдение большинство кадровых сотрудников спецслужб, пресечены масштабные операции ЦРУ с использованием средств электронной и технической разведки. С нескрываемой досадой это признавали и сами американцы. Но в конце 80-х годов в экономике и политике Советского Союза стали реально ощущаться негативные процессы, дестабилизирующие всю государственную систему. Горбачевская перестройка не дала ожидаемых результатов ни в политике, ни в экономике - и территория, составлявшая одну шестую часть Земли, вскоре развалилась на 15 самостоятельных государств. Эти изменения не могли не затронуть и систему государственной безопасности. После событий августа 1991 года кресло руководителя КГБ СССР занял Вадим Бакатин - бывший партийный функционер и министр внутренних дел Союза ССР.

Обсуждать любой вопрос необходимо в присутствии всех заинтересованных сторон. Еще древние говорили об этом - Audiatur et altera pars - "Следует выслушать и противную сторону". Но нам не удалось разыскать г-на Бакатина и встретиться с ним. По слухам, он вместе с генералом КГБ Калугиным организовал какую-то фирму, работающую в США. Поэтому весьма незавидную роль "адвоката дьявола" придется исполнять автору этой статьи самому. Для этого пришлось перелопатить огромное количество различных материалов, где четко выражена позиция руководителя КГБ - МСБ по поводу передачи документов о подслушивающих устройствах. Этими сведениями мы и будем пользоваться.

СВИДЕТЕЛЬСТВА ГЕНЕРАЛА КРАСИЛЬНИКОВА

Понятно и естественно желание нового руководителя перестроить работу спецслужбы, сделать ее более эффективной, привести в соответствие с новыми реалиями и политическими установками. Плюс - решить застарелую проблему с замороженным строительством и отложенным на долгие годы новосельем дипломатического корпуса обеих стран. Но главное, что хотелось сделать недавно назначенному шефу КГБ, - продемонстрировать всему миру окончательный отказ от стереотипов враждебного недоверия и подтвердить добрую волю новой России путем осуществления беспрецедентной политической акции.

- Мне бы и самому хотелось в это верить, - говорит Рэм Красильников. - Но! Зачем перестраивать великолепно отлаженный механизм? (Я имею в виду хотя бы работу нашего американского отдела, да и многих других подразделений.) И нестандартный образ мыслей всегда приветствовался в спецслужбах, однако, в данном случае он должен был подразумевать адекватный ответный шаг со стороны американцев. Вспомните еще и тот информационный фон, которым сопровождалось появление Бакатина в службе. Все знали, он пришел реорганизовать ведомство вплоть до его полного упразднения, избавления страны от "монстра под названием КГБ". Даже проведение люстрации в то время было делом вполне реальным. По коридорам Лубянки слонялись какие-то люди вроде попа-растриги Глеба Якунина, бывшего диссидента Буковского, который, по некоторым сведениям, якобы оказывал известного рода услуги английской разведке, генерала Калугина, чьи мемуары позволили американцам выйти на след наших зарубежных источников. А Калугин и Буковский не без основания рассчитывали на должность консультантов Бакатина.

И, наконец, главное. Мы располагали документами "Комитета по законодательству американских юристов", в состав которого входили некоторые руководители ЦРУ и ФБР, пресловутого "Фонда наследия", да и многими другими материалами, где декларировались идеи развала органов безопасности нашей страны, чистки кадрового состава, сокращение, а в некоторых случаях и полный отказ от использования агентуры, оперативно-технических мероприятий, сосредоточение деятельности не на борьбе со шпионажем, а на противодействии терроризму и коррупции. Прямо скажу, соотнесение этих документов с реальными событиями тех дней навевали отнюдь не радужные настроения. К сожалению, многие из них подтвердились...

- Но я сам слышал выступления Вадима Бакатина на международной конференции "КГБ: вчера, сегодня, завтра", где он говорил не об уничтожении госбезопасности, как это было в ГДР, Польше или Чехословакии, а о реформировании службы. Причем иногда мысли высказывались довольно интересные.

- Это было уже потом, после его отставки. А к нам он пришел совсем с другими новациями, кстати говоря, по многим позициям довольно дилетантскими. Взять хотя бы его идею поменять свой кабинет, окна которого выходили во внутренний двор. Ему нравились апартаменты с видом на улицу. Это предложение было ущербно не только с точки зрения его личной безопасности, но и возможности несанкционированного съема информации о всем, что делается и о чем говорится в его кабинете. Слава богу, от этой глупости его уберегли.

- Каков же был его оперативный потенциал в контрразведке высшего пилотажа - я имею в виду работу по посольской резидентуре США?

- Трудно дать объективную оценку без использования ненормативной лексики. Он не знал вещей, известных любому оперработнику. Под крышей (в прямом и переносном смысле) американского посольства пригрелись крупнейшая в Восточной Европе резидентура Центрального разведывательного управления, подразделения разведуправления министерства обороны (атташаты армии, авиации и военно-морского флота), посты радиоэлектронной разведки Агентства национальной безопасности. Все эти подразделения входили в систему разведывательного сообщества, возглавляемого директором ЦРУ и подчиненного президенту США через Совет национальной безопасности. На приемные антенны посольства США из шпионской радиоаппаратуры с шифратором "выстреливалась" секретная информация американскими агентами Поляковым и Толкачевым.

Отсюда велся контроль за нашими линиями связи. В общем, посольство являлось базой многих разведывательных акций против СССР.

- Сколько же кабинетов занимали разведчики в здании американского посольства?

- Немного. Помещения резидентуры на седьмом этаже старого посольского особняка были неудобными и тесными. Еще в 1977 году во время возникшего в посольстве США пожара тогдашний резидент ЦРУ Гэс Хэттавей стоял насмерть в проломе разрушенной стены, собственной грудью блокируя доступ пожарным в помещения резидентуры. Затем американские разведчики и вовсе отгородились от внешнего мира - окна заложили кирпичом, сделали внутреннюю перепланировку. Таким образом, в их распоряжении остались всего две комнатки даже без дневного света. Именно поэтому сотрудники американских спецслужб не могли дождаться переселения в отстроенный офис и уже в 80-х годах завезли оборудование и мебель для просторных помещений на верхних этажах нового административного корпуса. Но конгресс наложил "вето" на давно ожидаемое новоселье. Более того, все чаще стало выдвигаться требование о полном сносе почти готового здания и строительстве на его месте нового - "нового посольства". Сотрудники резидентуры и вовсе приуныли.

- Вот тут-то и обозначился г-н Бакатин со своим обоюдным праздничным подарком (для американцев это был канун Рождества, в Советском Союзе - 74-я годовщина ВЧК-КГБ).

- Да, 70 листов секретной информации для США - воистину царский подарок. Для нас - неожиданный и горький сюрприз.

- Но справедливости ради надо отметить, что ровно через семь месяцев конгресс США отменил свой закон, запрещающий вселение в новое здание посольства России на Маунт-Алто.

- Меньше всего за это нужно благодарить Бакатина. Ситуация с пустующим зданием для американцев обострилась до предела, ведь посольство изнывало от недостатка рабочих площадей. Сначала они попытались решить проблему с помощью грубого нажима и различными путями стали доводить до нас информацию о возмещении через международный суд 300 миллионов долларов.

В свою очередь, мы довели до своих американских коллег сведения, что Советский Союз может предъявить встречный иск, причем на более крупную сумму. Скандал, который неминуемо вспыхнет вокруг этих процессов, высветит всю неприглядную деятельность спецслужб США по оснащению нашего посольства подслушивающей аппаратурой. Поверьте, нам было что показать мировой общественности. Но какие козыри были в руках американцев? Собственная пресса подняла бы их на смех, покажи они несколько "железок" непонятного свойства, выковырянных из стен своего посольства в Москве. Поэтому они благоразумно отказались от этой затеи и нашли более приемлемый вариант. Хотя было бы здорово, если вместе с ключами посольского комплекса на Маунт-Алто наши дипломаты смогли получить от американцев и схему внедренных в здание подслушивающих устройств.

- Тогда бы у господина Бакатина появилось хоть какое-то оправдание. Но они, как позже стало известно, делали в это время совершенно противоположное - прокладывали под наше посольство в Вашингтоне сверхсекретный тоннель, нашпигованный спецаппаратурой для подслушивания и слежки.

- Да. Его строительство обошлось американскому налогоплательщику в сотни миллионов долларов. Федеральное бюро расследований и Агентство национальной безопасности США оснастили его мощнейшей техникой, и никому из политических деятелей или руководителей спецслужб не могла прийти в голову бредовая идея выдать России чертежи этого туннеля, конструктивные характеристики приборов или схему их установки. Естественно, этот мощный подземный комплекс не должен был простаивать зря. Поэтому американские власти и сняли свое "табу" на вселение в посольство наших дипломатов. Политическому руководству и спецслужбам США как воздух была необходима информация, что называется, из первых рук обо всем, что происходило в России в то непростое время.

- Но ведь очень скоро мы узнали об этом тоннеле от нашего агента, сотрудника ФБР Роберта Ханссена, и, используя этот тоннель, доводили до американцев только выгодную для нас информацию. Не так ли?

- (С улыбкой.) Вы ведь знаете, такие вопросы в спецслужбах остаются без ответа... В то время вице-президент США Ричард Чейни тоже отказался комментировать сообщения влиятельной газеты "Нью-Йорк Таймс" по этому поводу. Но факт остается фактом: председатель МСБ Бакатин сдает аппаратуру в посольстве США, а директор ФБР устанавливает мощный подслушивающий комплекс в нашем посольстве,

ЛУКАВСТВО КГБ

В 1990 году, выполняя решение Советского правительства, КГБ СССР по своим каналам информировал американскую сторону, что действующей системы съема информации в строящемся посольском комплексе нет. Что это было? Хитрый шаг с целью обмануть американцев, усыпить их бдительность и еще глубже спрятать концы в воду (то есть - подслушивающие устройства в бетон) или попытка продвинуться в решении кризисной ситуации?

- В условиях жесткой конфронтации между СССР и США это было ответственное и нестандартное решение, - продолжает Рэм Красильников. - Во-первых, мы действительно желали нормализации наших международных отношений, в том числе и решения этого щепетильного вопроса при минимальном ущербе для каждой из сторон, и рассчитывали на взаимопонимание. Во-вторых, было необходимо погасить антисоветскую волну, поднявшуюся по посольской проблеме. Конечно, американцы могли не доверять нам, но у них были все возможности проверить наши сведения и убедиться в их объективности, ведь поисковые работы они стали вести еще чуть ли не с нулевого цикла строительства своего посольства.

- Именно в конце 80-х годов наша служба отфиксировала использование американскими специалистами мощных компьютерных томографов, - дополняет Владимир Филипповский. - Это была уникальная техника, которая постепенно, слой за слоем просвечивала основные несущие конструкции строящегося посольского здания. Получили мы информацию и о том, что американцы, судя по всему, выявили отдельные элементы, которые должны были использоваться в системе прослушивания.

- Неужели по этим деталям американские поисковики и аналитики не могли догадаться о всей системе в целом?

- Естественно, эти элементы наводили их на некоторые мысли, но сделать исчерпывающие выводы было просто невозможно. Изучая найденные блоки, специалисты лишь с той или иной долей уверенности могли предполагать, что это элементы какой-то системы съема информации. Больше скажу, наши контрразведчики добыли подготовленный американцами строго секретный документ с анализом всех найденных ими элементов. Он свидетельствовал о том, что до некоторых главных узлов они так и не добрались, а часть блоков вообще прошла мимо их внимания. Кое о чем они, конечно, догадались, но что представляет собой вся система съема информации, каковы ее возможности и технические характеристики, как она работает - американцы в то время так и не додумались.

- Извините за скепсис, но неужели так трудно по частям системы составить о ней полное впечатление?

- Во-первых, они нашли не самые главные и далеко не все части системы. Во-вторых, попробуйте поставить себя на место американского поисковика. Ваш чудо-томограф выявил в бетонной опоре инородное тело, которое там вроде бы не должно находиться. Вы взламываете стену и находите какую-то маленькую пластинку из непонятного материала. Что это: посторонний предмет, случайно попавший в бетон, или элемент блока питания? А попытайтесь отличить кабельную трассу подслушивающего устройства ну, например, от куска арматуры, под которую эта трасса замаскирована... Тем не менее, было принято решение: монтаж аппаратуры прекратить, все, что можно, изъять и проинформировать американцев, что действующей системы в строящемся здании нет.

Это было сделано корректно и профессионально, без выдачи секретных сведений. И не вина КГБ, что на предложение о взаимном ответном шаге американцы отреагировали по давно сложившемуся стереотипу - очередной пропагандистской шумихой.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАИВНОСТЬ ИЛИ ПРЕДАТЕЛЬСТВО?

В те дни в прессе мелькала информация, что Бакатин, передавая американцам схемы расположения подслушивающих устройств, выполнял указания... Центрального разведывательного управления США. На допросах в ФБР бывший сотрудник ЦРУ и по совместительству агент советской разведки Олдрич Эймс якобы показал, что в конце лета - начале осени 1991 года по распоряжению своего начальства он подготовил запрос о передаче документации по советским подслушивающим устройствам, который отвез в Москву руководитель советского отдела ЦРУ Милтон Бирден и передал Бакатину.

- У меня нет документальных подтверждений этим сведениям, - говорит Рэм Красильников. - Если это действительно так, то действия г-на Бакатина весьма похожи на предательство. За подобный поступок любой сотрудник службы был бы арестован и заслуженно обвинен в измене Родине в форме шпионажа. Даже в угаре святой постперестроечной наивности глава спецслужбы по данному вопросу не мог принимать единоличное решение, а должен был обсудить эту проблему с высшим руководством государства, соблюдая всю процедуру согласования, рассекречивания и, прежде всего - получение письменных санкций высшего руководства страны.

- Но ведь он обсудил эту проблему со специалистами МСБ и согласовал с Горбачевым, Ельциным, Шеварднадзе, Панкиным, Козыревым.

- Он только поставил их в известность и, не получив четких письменных указаний (двусмысленная резолюция Горбачева не может считаться таковым), принял самостоятельное решение.

- Что касается специалистов МСБ, - продолжил ответ своего коллеги Владимир Филипповский, - то за подписью руководителей контрразведки и Оперативнотехнического управления для Бакатина была подготовлена служебная записка о внедренных системах и их назначении, степени секретности, а также высказано предложение об информировании американцев только (подчеркну эту позицию) на условиях ответного шага с их стороны по вопросу подслушивающих устройств в нашем посольстве в Вашингтоне.

- Значит ли это, что у нас не было сведений об американской технике в здании на Маунт-Алто?

- Мы выявили большое количество их аппаратуры, определили ее возможности и характер действия. Но в практике спецслужб любая акция должна быть взаимной, да и сопоставить американские сведения с нашими находками было бы интересно, а заодно и проверить американцев на честность.

- Так что же все-таки было передано американцам?

- За океан ушло немало - примерно 70 листов эскизов строительных конструкций с указанием мест расположения элементов системы съема информации и точек внедрения конкретных блоков. Там же давались экспертные оценки отдельных элементов.

- Так, может быть, весь этот шум был поднят зря и Бакатин правильно сделал, передав американцам морально устаревшую, уже несекретную и недееспособную систему?

- Нет, в целом система была совсекретной, новаторской даже по уровню 1991 года и в случае окончания ее монтажа - работоспособной. Проанализировав полученную от Бакатина информацию, американцы узнали техническую характеристику всего комплекса съема информации, его возможности, принцип деятельности и наверняка сделали более или менее обоснованный вывод о наших перспективных возможностях как с научно-технической, так и с оперативной точки зрения. И все это в ущерб интересам России.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Конечно, сегодня еще не обо всем можно говорить. Но, оценивая события тех дней, не хотелось бы исходить из презумпции глупости. Наверняка у последнего руководителя КГБ СССР были мотивы, которые он не озвучивал в прессе, но о которых мы можем догадываться. Прошедшие с тех пор события подтверждают наши некоторые прогнозы десятилетней давности.

Итак, стратегических целей акция г-на Бакатина не достигла. Более того, западные спецслужбы значительно усилили свою разведывательную деятельность против России. А оперативным интересам отечественных спецслужб и у себя дома, и за границей был нанесен значительный ущерб. Стараниями одного из прошлых руководителей ведомства американская линия нашей контрразведки "оглохла" на несколько лет вперед. Зато господин Бакатин, как поговаривают некоторые осведомленные источники, спокойно продолжает получать пенсию в... ФСБ. Впрочем, те же источники утверждают, что заведенное в отношении него уголовное дело не закрыто, а только приостановлено.

По материалам сайта ФСБ России

Александр Витковский
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты