Главная  >  Наука   >  Российская наука   >  Очерки по истории естествознания в России в XVIII столетии


Открытие морского пролива между Азией и Америкой в допетровской Руси (Дежнев)

09 января 2008, 82

Решение вопроса о характере Азиатского континента экспедицией Беринга было первой крупной научной работой русского общества.

Решение вопроса о характере Азиатского континента экспедицией Беринга было первой крупной научной работой русского общества. Это было первое великое открытие, сделанное вошедшим в научное творчество государственным целым. Географическая карта начала XVIII в., времен Петра, резко отличалась от современной. Для Африки были нанесены на карту [общие] контуры, но ее внутренность не была известна.

Эти контуры для Азии не были известны даже в такой степени, как их знали для Африки. Весь северо-восток Азии был неизвестен; о положении Японии только догадывались. Север Америки и ее западная часть, как побережье, так и внутренность страны вплоть до Калифорнии, были почти совсем неизвестны. Где кончалась Азия севернее Китая и как близко к ней приближалась Америка, было неизвестно. Оставался невыясненным вопрос, не представляет ли Европа-Азия-Африка-Америка единое целое, одну сушу, непосредственно соединяющуюся перешейками. Мы знаем теперь из истории науки, что вопрос этот к этому времени был в действительности уже вырешен определенным образом, но он не был известен современной науке. Якутский казак С. Дежнев в 1648 г. объехал северо-восток Азии и из Ледовитого океана вышел в океан Тихий. Донесения Дежнева скрывались в приказах и канцеляриях Московского царства. На них не было обращено внимание. Местные люди в Восточной Сибири, несомненно, знали о существовании морского прохода из берегов Ледовитого океана в Анадырь и Камчатку, и едва ли об этом могли не знать центральное правительство и Петр. Хотя нельзя не отметить и другой источник аналогичных знаний. Сведения о свободном Северном море были известны в культурной среде дальневосточного образованного общества - Японии, Кореи, Китая. То, что было известно в XIV в. в Китае, проникло в Европу в неясных указаниях Марко Поло о "Соколиных островах", откуда китайские правители получали полярных соколов. 24 Однако эти сведения толкуются и иначе, и "Соколиные острова" переносятся на далекий Запад, в область Таймыра и Тобольской губернии. 25 Но в русской литературе конца XVII в. были и более точные сведения, которые были добыты ученым молдаванином Н. Г. Спафарием, обрусевшим и долго бывшим на русской службе. В "Описании Китайского государства", оставшемся в рукописи, в главе об Амуре - "Сказание о великой р. Амуре, которая разграничила русское селение с китайцами", - которая встречается в списках отдельно от всего сочинения, Спафарий дает совершенно правильное представление о его географическом положении и значении [ 32 ]. Между прочим, он пишет:

"А на устье реки Амура не только большие суда мочно делати, но и корабли большие. И мочно ходити в Китай и в Японский остров. Да и сверх того мочно сыскати и другие острова, которые еще на свете не знатны и никто не проведал, для того, что по Северному морю плавати нельзя и из Восточного также не проведано". 26 Это писал Спафарий в Москве в 1678 г., до потери Амура по Нерчинскому договору (1689). Взгляды Спафария не были забыты - его работа распространялась в рукописях как XVII, так и XVIII в. 27 Очень воз, что часть сведений его попала в печать начала XVIII в. Витсен был в отношениях со Спафарием и жаловался в письмах к Лейбницу, что Спафарий боится давать точные сведения, 28 считаясь с опасливостью московского правительства. Витсен же обратил впервые внимание и на указание Марко Поло. 29 Он не был очень высокого мнения о знании китайцами северных областей Азии, находил в связи с вопросом о соединении Азии с Америкой, - что оно ничтожно. 30

Несомненно, если Витсен мог знать результаты посольства Спафария, то тем более они должны были быть известны в Москве, где служил в Посольском приказе Н. Спафарий. Еще яснее указания местных сибирских обывателей.

Мы имеем целый ряд. ясных и точных указаний на знакомство местных людей с возстью объехать морским путем Азию. Очень воз, что Дежнев не был единственным, и другие безвестные промышленники проходили тем же путем. И его донесение сохранилось случайно: он говорил о проходе между прочим, указывая на открытые им залежи моржовой кости на Анадыре.

Сведения местных людей проникали даже в среду любознательных русских людей московского общества того времени и через них входили в научную среду Запада, наносились на местные самодельные карты или отражались на картах ученых-географов Запада. Еще в 1525 г. Павел Иовий со слов русского посла к папе Клименту VII, по-видимому образованного и бывалого, какого-то Дмитрия [ 33 ], указывал, что Россия окружена океаном, по которому, держась правого берега, доехать до Китая. 31 Так, один из западноевропейских писателей о России XVII в., I Авриль, 32 передает свой разговор 1686 г. со смоленским воеводой, который указывал, что между Америкой и Азией лежит большой остров и что этим путем Америка могла населиться из Азии. По-видимому, часть сведений об Америке шла через чукчей: по их именам назывались области Америки, которые указывались на самодельных русских картах [ 34 ], например на интересном чертеже 1720 г. безграмотного казацкого офицера Шестакова (ум. 1730) 33 или на карте дворянина Львова в Якутске, которые были в руках Миллера [ 35 ]. Эти показания попали уже в 1730 г. в литературу на карте Страленберга, приложенной к его сочинению о Сибири, получившему большую известность. Он писал на этой карте об устье Колымы: "Отсюда русские... с большими трудами и опасностью жизни прошли в Камчатскую область" (Hie Rutheni ab initis per moles glaciales quae flante Borea ad littora, flanteque Austro versus mare iterum palantur magno labore etvitae deserimial transvecti sunt ad Regionem Komtshatkam). 34 Указание на эти поездки и открытия есть и в тексте. 35

Пленный шведский офицер Страленберг прожил 13 лет в Тобольске и собирал там сведения отовсюду. Часть данных на его карте принадлежит не ему, но ученому-натуралисту Мессершмидту, посланному в 1717 г. в Сибирь Петром Великим.

Сохранились известия, что при Петре и местной властью собирались сведения о северо-восточных странах Сибири и местах, лежащих за Сибирью. Так, в 1710 г. взята сказка о поездках Т. Стадухина на восток от Колымска; она сохранялась в делах Якутской воеводской канцелярии и впервые опубликована в 1742 г. В 1718 г. собирал сведения в Анадыре от чукчей отправленный туда губернатором князем Гагариным подьячий (в капитанском ранге) П. Татаринов. Татаринов указывал на нахождение против Чукотского мыса большого острова, земли с большими реками, лесами, густонаселенной, богатой соболями. Наряду с этим Татаринов сообщает и о нахождении там хвостатых людей и людей с птичьими , ногами... 36

И все же донесением Татаринова, как увидим, пользовался Беринг, как пользовался он и его спутники и всеми другими показаниями, собранными в Сибири. На основании их Беринг в 1725 г. писал из Енисейска в Адмиралтейств-коллегию: "Великим коштом крепко станет экспедиция: Сафонов и Шестаков ведают, каков тракт; а ежели б определено было итти с устья Колымы до Анадыра, где всемерно пройти возсть надеюсь, о чем новые Азийские карты свидетельствуют и жители сказывают, что преж сего сим путем хаживали, то могло бы быть исполнено желаемое с меньшим коштом..." 37 По-видимому, его предложение не встретило сочувствия в Петербурге.

Таким образом, несомненно, поездка Дежнева или аналогичные ей поездки других на местах не были забыты. Предание о них было живо в это время в Сибири и сыграло свою большую - психологическую - роль в путешествии Беринга.

Но имя Дежнева здесь нигде не названо. Его впервые открыл академик Миллер, бывший в Сибири в связи со второй экспедицией Беринга. В 1736 г. им была найдена часть донесений Дежнева в Якутском архиве и опубликована сперва в 1742 г. 38 и более подробно только в 1758 39 в изданиях Петербургской Академии наук, через 104 года после путешествия Дежнева. Значение этого путешествия долго не признавалось современниками Миллера. Гмелин, говоря о его поездке, не называет в 1752 г. даже имени Дежнева и пишет о поездке так: Ës sind sogs Spuren vorhanden, dass ein Keri mit einem Schifflein, das nicht vis grosser als ein, Schifferkahn gewesen, von Kolyma der Tschuketschoi nc vorbei und bis nach Kaintschatka gekommen ist". 40 Значение Дежнев в XVIII в. правильно оценили только Миллер и Ломоносов. 41 Кун, выдвинувший работы Беринга, совершенно не упоминал о Дежневе. 42 Его офицеры сомневались в существовании этого казака и его поездки. И в XIX в. значение плавания Дежнева долго не признавалось, и лишь в 1890 г., через 252 года после этой поездки, были напечатаны Оглоблиным документы, несомненно подтверждающие поездку Дежнева. 43

Семен Иванович Дежнев, 44 по-видимому, родом из Великого Устюга [ 36 ], является одним из тех энергичных, предприимчивых людей, которые - с небольшими средствами и в исключительно суровой обстановке - захватили и связали с Московским царством Сибирь. Вся его жизнь полна лишений, борьбы с природой и инородцами. Он был одновременно служилый человек и промышленник - занимался торговлей. Прежде чем он попал в Нижнеколымск, он служил в Тобольске, Енисейске, Якутске. Уже в 1639 г. он был "приказным", "начальным человеком", т. е. не бы простым, рядовым казаком <...> Мотивами его поведения являлись нажива, сознание государственного служения и любовь к свободной, вольной жизни вне рамок цивилизованного, стесняющего личную свободу государства. В этой борьбе вырабатывались крупные люди и сильные характеры. Здесь создавалось то коллективное знание, которое является формой ее сознательной научной работы толпы и в благоприятный момент может входить или оказать влияние на научную мысль. Ибо в суровой борьбе с природой и людьми изощрялась наблюдательность этих людей и подымалось в их душе глубокое чувство природы.

Сам Дежнев совершенно не понимал значения своего открытия. Едва ли он имел какое-нибудь понятие об Америке, как не имели о ней представления в большинстве московские воеводы, дьяки, не говоря уж о более мелких чиновниках старого русского царства, с которыми ему приходилось сталкиваться. В своих челобитьях, через 15-20 лет после своего путешествия, Дежнев почти не упоминает об открытом им морском пути [ 37 ]. В московской службе были признаны его заслуги - открытие и завоевание богатой моржовой костью Анадырки. 45 Но уже в 1650 г., через год после морского прихода Дежнева, был открыт относительно удобный сухопутный путь московскими служилыми людьми, сперва С. Моторою, потом Т. Стадухиным, который сперва пытался пойти путем Дежнева, был его врагом, приписывал себе открытие "Большого Носа" - оконечности Азии. Стадухин оставил по себе имя открытием Колымы. 46 Этот сухопутный путь - волоком - исследовался сибирскими воеводами, и в этих исследованиях участие принимал сам Дежнев. 47

Морской путь Дежнева был забыт и оставлен, и едва ли счесть это практической ошибкой. Этот путь был опасен. Дежнев прошел Берингов пролив благодаря исключительно благоприятным [ледовым] условиям лета 1648 г.: море было свободно от льда! [ 38 ].

Дежнев не являлся инициатором предприятия и не стоял одиноко в своих стремлениях. С 1638 г., когда енисейский казачий десятник Е. Буза открыл Яну, 48 русские неуклонно продвигались вдоль берега все дальше на восток [ 39 ]. Уже в 1641 г. Дежнев был на Яне, а в 1642 г. по Индигирке выплыл в Студеное море. В 1646 г. мезенеп И. Игнатьев с компанией пытался пройти в Анадырь; ему не удалось проникнуть далеко, и он вернулся назад (с Чаунской губы). Однако он привез ценную моржовую кость и указания на ее нахождение дальше, у Анадыря. Уже в следующем, 1647 г., в июне, Ф. Алексеев [ 40 ], приказчик московского гостя А. Усова, снаряжает экспедицию в Нижнеколымск, и к ней в качестве правительственного надсмотрщика был откомандирован "служилый человек" С. Дежнев. Экспедиция была неудачна, вернулась назад, и в следующем, 1648 г. она отправилась вновь, причем материально в ней участвовал не только гость Усов, но и Дежнев. Они вышли в июне 1648 г. на 6 кочах [ 41 ]. Кочи, обычный в то время сибирский тип морских судов, вероятно, перешли сюда из Беломорского побережья. 49 Это были нередко плохо построенные плоскодонные с одной палубой суда (они достигали 12 сажень длины). Они все были построены из дерева; даже гвозди были деревянные. Ближе знавший их - в середине XVIII в. - академик Фишер пишет о них: "Европеец едва отважился бы идти на таких худых судах по морю, с которого никогда лед не сходит. Между тем архангелогородцы в прежние времена не знали ни о каких других морских судах и ходили на них в Мезень, в Пустозеро, да и на Новую Землю" 50 [ 42 ]. На них шли русские по Студеному морю - Ледовитому океану, идя вдоль берегов. На них и Дежнев впервые действительно обошел в середине сентября Азию и вышел из Ледовитого в Тихий океан. Но какой ценой! Из кочей ни один не сохранился. "Прошед Анадырское устье, судом божиим те наши все кочи море разбило", - говорит Дежнев в 1662 г. Из 90 человек команды в живых осталось всего 12! 51 "А я, холоп твой, - пишет Дежнев в челобитной царю Алексею, - на Анадыр-реку доволокся всего двенадцатью человеки, и с теми достальными своими товарищи, не хотя голодною смертью померети, ходил я, холоп твой, в поход к Канаульским и к Ходынским не к ясачным мужикам". 52 Сам Дежнев сознавал, что прошел случайно. В 1653 г. из Анадырского острога он не решился отправить государеву казну (моржовую кость и меха) морским путем, так как судно не было хорошо снаряжено, а "иноземцы говорят: не по вся-де годы льды от берегов относит в море...". 53

Дальнейшая судьба Дежнева малоизвестна. В Анадырском остроге он являлся начальником до 1659 г., собирая моржовую кость, меха, ведя мелкую борьбу с туземцами. Позже он бывал в Якутске и в Москве и в вознаграждение за свои заслуги в 1665 г. был сделан Якутским казачьим атаманом. Наши сведения о нем прерываются на 1672 г., и его дальнейшая судьба неизвестна. В той же челобитной 1662 г., о которой я говорил раньше, он так характеризует свою сибирскую службу: "А холоп твой, пошед из Енисейского острогу, служил тебе, великому государю, всякие твои государевы службы и твой государев ясак сбирал на великой реке Лене и по иным дальним сторонним рекам в новых местах - на Яне, и на Осмоконе, и на Индигирке, и на Алазейке, и на Колыме, и на Анадыри - реках - без твоего государева денежного хлебного жалования, своими подъемы. И будучи же на тех твоих государевых службах, в те многие годы всякую нужу и бедность терпел сосновую и лиственную кору ел и всякую скверну принимал - двадцать один год". 54

Дежнев умер, не сознавая выпавшего ему на долю исторического дела. Прошло больше двух столетий - 230 лет - после него, прежде чем Норденшельду на "Веге" в 1878-1879 гг. удалось счастливо пройти не только его путем, но сделать его как часть еще более трудного пути, из Атлантического океана в Тихий. 55 Другие попытки были неудачны.

По-видимому, в XVIII столетии одному энергичному русскому купцу Шалаурову из Иркутска удалось с устьев Лены пройти счастливо Берингов пролив, но он погиб на зимовке у мыса Шелагского, где позже были найдены его останки. Шалауров пытался пройти с устья Лены Камчатку в 1761-1763 гг.; он потерпел неудачу среди тяжелых лишений, в борьбе с суровой природой. Потеряв все средства в этой экспедиции, он уехал в Москву и, набрав нужные деньги, в 1766 г. вновь отправился в путешествие, из которого ему не было суждено вернуться. С другой стороны, еще в 1820-х годах, до Норденшельда, Шишмарев из Берингова пролива прошел до мыса Сердце-Камень у входа в Ледовитый океан. Путь Дежнева был забыт и не дал прямых данных для решения вопроса о соединении Азии с Америкой, который был чужд русским людям или русской государственной власти XVII столетия.

А когда позже, через 50-60 лет, при Петре, он был поставлен на разрешение - время резко изменилось. Русским людям пришлось решать ее в другой обстановке. Для этого не нужно было повторять путь Дежнева.

Пользуясь новыми для русских приемами астрономического определения местностей, решить вопрос о границе Азии и Америки было и без полного обхода Азиатского материка. Беринг, несомненно, в общем разрешил эту задачу, хотя проливом, названным Куком его именем, 56 и не вышел в Ледовитый океан: существование моря к северу от его пути было выведено им из расспросов чукчей, из подходов к морю с суп русских землепроходцев. Только через 50 лет после него и через 130 лет после Дежнева Кук и Клерк вышли в Ледовитый океан, пройдя пролив Беринга. Но и их путь не казался решением вопроса. Еще в XIX в. ученые-географы считали возможным соединение Азии и Америки севернее широты, достигнутой Клерком в 1778 г. Это допустил, например, один из спутников Кука и Клерка, Верней, в 1819 г., 57 так как в это время еще не было сплошной съемки всех берегов Азии от Ледовитого океана до Тихого. Такая съемка, исключавшая всякую возсть сомнения была дана лишь после 1820 г.

____________________________________

24 С. Я. Beazley. The dawn of modern geography... A history of exploration and geographical science. Oxford, 1906, vol. Ill, p. 85.

25 А. Ф. Миддендорф. Путешествие на Север и Восток Сибири. СПб., 1860, т. I, с. 63.

26 Ю. В. Арсеньев. О происхождении "Сказания о великой реке Амуре". - Известия РГО, СПб., 1882, т. XVIII, вып. 4, с. 253.

27 Там же, с. 246.

28 Сборник писем и мемориалов Лейбница. относящихся к России и Петру Великому. СПб., 1873, N 35, с. 41 (письмо от 1699 г.).

29 V. Witsen. Noord en Oost Tartaryen behelzende eene Beschryving van verscheidene Tartersche en Nabuurige gewesten in de Noorder [en oostelykstfi deelen van Azien en Europa]. Amsterdam, 1785, p. 656.

30 См. письмо Витсена к Лейбницу (1706) в кн.: Сборник писем и мемориалов Лейбница..., N 53, с. 60-61.

31 Р. Jovius. De legatione Moschovitarum libellus. K., 1525. См. об этом издании: Н. Michow. Die altesten Karten von Russland, ein Beitrag zur historischen geographie. Hamburg, 1884, S. 78-81. Другие издания (1537 и сл.) и переводы (итальянский, немецкий) вплоть до XVII столетия. См.: F. Adelung. Kritisch-literarische Ubersicht der Reisenden in Russland bis 1700, deren Berichte bekannt sind. Spb., 1846, Bd. I, S. 188 и ел. "Дмитрий" не раз бывал за границей. О возсти того же плавания в 1547 г. указывал Олаус Магнус, бывший раньте на крайнем севере Норвегии и Швеции. Об этом см.: Schumacher. Zeitschrift der Gesellschaft fur Erdkunde. В., 1893, S. 192; К. Ahlenius. Olaus Magnus [och hans framstallning af Nordens geographi]. Upsala, 1895, p. 136, Ср.: В. А. Кордт. Материалы по истории [русской] картографии. Киев, 1906, вып. 2, с. 7.

32 Ph. Avril. Voyage en divers etats d'Eu-rope et d'Asie, entrepris pour decouv-rir un nouveau chemin a la Chine... Aves une description de la grande Tar-tarie, 8c. des differens peuples qui l'habitent. Paris, 1692. Другие издания и переводы см.: F. Adelung. Kritisch-literarische Ubersicht der Reisenden in Russland bis 1700, deren Berichte bekannt sind, Bd. II, S. 377. Авриль издал, между прочим, карту Сибири (западной) и пути в Китай, употреблявшуюся в московских канцеляриях. Карта эта, по-видимому, составлена Н. Спафарием. См.: G. Cahen. Les cartes de la Siberie au XVIII siecle. - Extrait des nouvelles archives des missions scientifiques et litteraires choix de rapports et instructions. Nouvelle serie. Paris, 1911, Fascicule 1, p. 8.

33 Карта Шестакова подвергнута была жестокой критике Миллером. См.: G. F. Mailer. Sammlung russischer Geschichte. Spb., 1758, Bd. Ill, S. 49. Критика эта была во многом неправильна, и наш отзыв о ней теперь будет другим. См., например: A. Nordenskiold. Die Umsegelung Asiens und Europas auf der Vega 1878-1880. Leipzig, 1882, Bd. II. S. 166; В. Бартольд. История изучения Востока в Европе и России. СПб., 1911. Географические сведения о Северо-Восточной Сибири и о некоторых областях внутри страны в конце XVIII столетия "отличались меньшей точностью вследствие излишнего недоверия академиков, особенно Миллера" к карте Шестакова (с. 163).

34 ["Отсюда русские сначала по ледяным глыбам, которые при северном ветре подходят к берегу, продвинулись южнее по направлению к морю и с большими трудностями переправились в район Камчатки". - Ред.]. См.: Ph. J. Strahlenbierg. Das Nordund ostliche Theil von Europa und Asia. Stockholm, 1730, S. 99-100.

35 X. Н. Винсгейм. Известие о северном морском ходе россиян из устий некоторых рек, впадающих в Ледяное морe для проведывания восточных стран. Примечания к "Ведомостям". СПб., 1742, 19 июля, с. 230 (по указанию Г. Миллера).

36 Там же, с. 232-233.

37 А. Полонский. Первая Камчатская экспедиция Беринга 1725-1729 годы. - Отечественные записки, СПб., 1851, т. 75, N 3, с. 9. С Сафоновым и Шестаковым Беринг встретился в Тобольске.

38 По-видимому, академик Винсгейм опубликовал о Дежневе еще в 1742 г. со слов Миллера "Известие о северном морском ходе россиян..." Примечания к "Ведомостям" (СПб., 1742, 12 июля, с. 224). О принадлежности статьи Винсгейму см.: П. П. Пекарский. История Академии наук в Петербурге. СПб., 1870, т. I, с. 479. Статья составлена по данным, которые "происходят от сего достойного члена Имп. Акад. наук", который в Сибири "принял на себя с крайним старанием собирать все до истории надлежащие изобретения и оные с позволения Академии сообщить ученому свету". Винсгейм прибавляет, что по возвращении "сочинитель сих исторических известий" изложит все подробно (Указ. соч., с. 198).

39 Г. Миллер. [Описания морских путешествий по Ледовитому и по Восточному морю с Российской стороны учиненных]. - Ежемесячные сочинения и переводы к пользе и увеселению служащие. СПб., 1758, т. 7, январь, с. 9, ел. Часть этих якутских материалов Миллера напечатана в "Дополнениях к актам историческим, собранным и изданным Археографической комиссией" (СПб., 1851, т. IV, N 4-7, с. 30, 45, 47). О том, что Миллер имел и другие документы, см.: Н. Н. Оглоблин. Семен Дежнев (1638-1671). Новые данные и пересмотр старых. - [МЖНП], СПб., 1890, [ч. 272], декабрь. с. 4.

40 ["Даже имеются следы, что какой-то человек на суденышке, которое было немногим больше, чем рыбачье, проехал от Колымы мимо Чукотского носа до Камчатки". - Ред.]. См.: A. G. Gmelin. Reise durch Sibirien [von dem Jahr 1733 bis zum Ende 1743 ]. Gottingen, 1752, T.1. II, S. 437.

41 См. о М. Ломоносове: А. П. Соколов. Русская морская библиотека [1701-1851]. СПб., 1883, N 330, с. 225.

42 M. Burney. A Chronological history of North - Eastern voyages of the discovery; [and of the early Eastern navigations] of the Russians. London, 1819.

43 Н. Н. Оглоблин. Семен Дежнев (1638-1671). - ЖМНП, с. 54, сл.

44 О С. И. Дежневе (начало XVII столетия - умер после 1672 г.) см.: Г. Миллер. [Описания морских путешествий по Ледовитому и по Восточному морю с российской стороны учиненных]. - Ежемесячные сочинения..., СПб., 1758, т. 7, январь; Ф. Врангель. История обозрения путешествий по Ледовитому океану. СПб.. 1841, с. 7 и ел.; Л. Nordenskiold. Die Umsegelung Asiens und Europas auf der Vega 1878-1880, Bd. II, S. 70; Н. Н. Оглоблин. Семен Дежнев (1638-1671). - ЖМНП, СПб., 1890, ч. 272, декабрь; Ю. М. Щокальский. Семен Дежнев и открытие Берингова пролива. - Известия РГО, СПб., 1898, [т. XXXIV, вып. IV], с. 495. Год рождения и смерти Дежнева неизвестен. Последние о нем упоминания относятся к 1672 г. Родился, по-видимому, в начале XVII столетия.

45 См.: Н. Н. Оглоблин. Семен Дежнев (1638-1671). - ЖМНП, с. 18, 24-25.

46 О Т. Стадухине см.: Русский биографический словарь. СПб., 1909, т. 19, с. 311.

47 Я. П. Загоскин. Русские водные пути и судовое дело в допетровской России. Казань, 1910, с. 337.

48 И. Э. Фишер. Сибирская история с самого открытия Сибири до завоевания сей земли российским оружием. СПб., 1774. с. 372-373.

49 Н. П. Загоскин. Указ. соч., с. 460-461.

50 И. Э. Фишер. Указ. соч., с. 205.

51 Я. Я. Оглоблин. Семен Дежнев (1638-1671). - ЖМНП, с. 57.

52 "Дополнения к актам историческим, собранным и изданным Археографической комиссией. СПб., 1851, т. IV, N 7. с. 20.

53 Я. Я. Оглоблин. Семен Дежнев (1638-1671). - ЖМНП, с. 58.

54 Там же, с. 58.

55 См.: Л. Nordenskiold. Указ. соч., т. II, с. 207 сл.

56 W. Сохе. Account of the russian discoveries between Asia and America. London, 1780, p. 323-329 [ 81 ].

57 J. Burney. A chronological history of North - Eastern voyages of the discovery [and of the early Eastern navigations] of the Russians, p. 298; Его же. A memoir on the geography of the North - Eastern part of Asia, and on the question whither Asia and America are contiguous or are separated by the sea. By Captain James Burney. Read December 11, 1817 - Philosophical Transactions of the Royal Society of London for the year MDCCCXVIII, London, 1818, part I, p. 9-23.

Источник в интернете:

http://www.volna.medialist.ru/volna/knigi/knigi/bib/bib/03/WERNADSKIJ/hist-rus.html#tth_sEc4.3

В.И. Вернадский
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты