Главная  >  Общество   >  Герои нашего времени


Фали Нуон: я учу их забывать, работать и любить

17 февраля 2013, 21

Куда бы я не пошла, всюду были женщины в ужасном состоянии, словно парализованные, не двигающиеся с места, не в состоянии ни кормить своих детей, ни ухаживать за ними. Я видела, что пережив войну, они могли теперь умереть от посттравматического стресса и депрессии.

Кадр из фильма "Lost loves" о событиях в Камбодже

В 70х годах революционер Пол Пот установил в Камбоджи маоисткую диктатуру "красных кхмеров". За годы гражданской войны было уничтожено 20% населения. Образованная элита была вырезана, крестьян систематически перегоняли с места на место, многих бросали в тюрьмы, где над ними издевались, вся страна жила в постоянном страхе.

Что происходит с твоей эмоциональной жизнью, если ты видел четверть своих соотечественников убитыми, или сам прошел через ужасы зверского режима, кили когда вопреки безнадежности трудишься на возрождение опустошенной страны?

Каждый взрослый, встречавшийся мне в Камбодже, пережил такие травмирующие события, которые любого из нас привели бы к безумию или самоубийству.

За пять дней до отъезда из страны я встретился с Фали Нуон, которая когда-то была кандидатом на Нобелевскую премию, она устроила в Пномпене детский приют и центр для отчаявшихся женщин.

Мы встретились в небольшой комнате недалеко от центра Пномпеня. Как большинство камбоджийцев, она маленькая, седеющие волосы гладко зачесаны назад. Она может быть настойчива, но в основном застенчива и улыбчива.

Мы начали с ее собственной истории. Она работала стенографисткой в министерстве финансов. В 1975 г, когда Пол Пот и красные кхмеры захватили Пномпень, ее арестовали дома вместе с мужем и детьми. Мужа куда-то услали и она ничего о нем не знала. Ее же с 12-летней дочерью, 3-хлетним сыном и новорожденным младенцем послали на полевые работы в деревню. Условия были ужасны, пищи едва хватало, но она работала, как все, "ничего никому не говоря, никогда не улыбаясь, потому что мы знали: в любой момент нас могут послать на смерть."

Через несколько месяцев ее с детьми послали в другое место. На этапе ее привязали к дереву и прямо у нее на глазах изнасиловали и убили дочь. Через несколько дней настала очередь самой Фали Нуон. Вместе с несколькими другими работниками ее привезли за город. Ей связали за спиной руки, а ноги скрутили вместе. Заставив опуститься на колени, ее привязали к стволу бамбука и стали наклонять к размокшей земле, так что она должна была напрягать ноги, чтобы не потерять равновесия. Замысел был таков, что она, лишившись сил, упадет лицом в жидкую грязь и, не имея возможности двигаться, захлебнется ею. Ее 3-хгодовалый сын кричал и плакал рядом с нею. Его привязали к ней так, что если она упадет, он захлебнется тоже - она убьет собственного ребенка.

Фали Нуон солгала. Она сказала, что до войны была любовницей одного высокопоставленного члена партии "красных кхмеров". Он будет очень сердит, если ее убьют. Мало кому удавалось уходить живым со смертоносных полей, но капитан, который возможно, поверил ее рассказу, сказал, что не может больше выносить криков ее детей, а тратить на них пули слишком расточительно. Он развязал Фали Нуон и приказал бежать. С младенцем на одной руке и 3-хлеткой на другой, она укрылась в джунглях Камбоджи. Там она провела 3 года,4 месяца и 18 дней. Она ни разу не ночевала в одном месте. Скитаясь, чтоб прокормить себя и детей, она собирала листья, копала корни, но и тех было мало. Часто более сильные фуражеры опустошали леса до нее. Она стала чахнуть от страшного недоедания. Скоро кончилось молоко, и младенец умер у нее на руках. С оставшимся ребенком она, кое-как цепляясь за жизнь, продержалась до конца войны.

Когда она дошла в рассказе до этого места, мы уже сидели рядом на полу. Она плакала, раскачиваясь взад-вперед на карточках и перешла на полушепот. Когда война кончилась, она нащла своего мужа. Его жестоко били по голове и шее, отчего он стал умственно неполноценным. Их с мужем и сыном поместили в лагерь, где тысячи людей жили во временных палаточных сооружениях. Одни лагерные рабочие подвергали их физическим и сексуальным издевательствам, другие помогали выжить.

Фали Нуон была одной из немногих образованных людей в лагере. Зная языки, она могла говорить с сотрудниками гуманитарной помощи. Она стала играть важную роль в лагерной жизни, и ей дали деревянную хижину, роскошь по лагерным меркам.

"Куда бы я не пошла, - вспоминает она, - всюду были женщины в ужасном состоянии, словно парализованные, не двигающиеся с места, не в состоянии ни кормить своих детей, ни ухаживать за ними. Я видела, что пережив войну, они могли теперь умереть от посттравматического стресса и депрессии." Фали Нуон обратилась к работникам гуманитарной помощи, и те устроили ей в лагере хижину, нечто вроде психотерапевтического центра.

Для начала она применяла традиционную кхмерскую медицину, состоящую из комбинирования более сотни трав. Если была возможность, пользовалась и западной медициной. "Я припрятывала любые антидеприссанты, чтобы иметь в запасе на тяжелые случаи." Она приводила женщин к себе домой, где устроила буддийский алтарь. Она постепенно подводила женщин к тому, чтобы те раскрывались перед ней. "Мне было необходимо знать их истории, - объясняет она, - чтобы конкретно понять, что должна преодолеть каждая".

Пройдя с ними такую инициацию, Фали Нуон переходила к установленной процедуре. "Это делается в три этапа, - рассказывает она.- Сначала я учу их забывать. У нас есть упражнения, чтобы ежедневно немного забывать из того, что они не забудут никогда. Я стараюсь отвлечь их музыкой, телевизором, чем угодно, что может сработать. Депрессия у них - на всей поверхности тела, она сидит прямо под кожей, и мы не можем просто взять ее и вытащить. Но мы можем постараться забыть ее, хотя она остается там...

Когда их душа немного освобождается, я учу их работать. Какую работу бы они не захотели делать, я всегда найду способ научить их этому. Некоторые могут научиться только убирать дом или сидеть с детьми. Другие усваивают навыки, которые можно использовать в работе с сиротами. Некоторые начинают двигаться к настоящей профессии. Они должны научиться делать все это хорошо и гордиться этим.

И наконец, когда они осваивают работу, я учу их любить. Я сделала пристройку к хижине и устроила там баню. Я вожу их туда, чтобы они приучались к телесной чистоте, я учу их делать друг другу маникюр и педикюр, так как это позволяет им чувствовать себя красивыми! Кроме того, контакт с телами других выводит их из физической изляции, способствуя выходу из изоляции эмоциональной. Вместе моясь, они начинают разговаривать и учатся доверять друг другу. Затем вступают в дружбу и им уже не придется тосковать в одиночестве.

Фали Нуон рассказала, как из исцеленных женщин составилось общество, и как хорошо они справляются с заботой о сиротах.

"Есть еще один, последний шаг, - сказала она после долгой паузы. - В конце я учу их, что эти три навыка - забывать, работать и любить - не три разных навыка, а части огромного целого и все зависит от использования всего вместе. Объяснить это труднее всего, но все они понимают, и тогда они готовы возвращаться в мир."

Из книги Эндрю Соломона
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты