Главная  >  Наука   >  Психология и психиатрия


Как пережить утрату и горе

13 января 2021, 72

Несмотря на незначительный объем психиатрической литературы на тему горя, психиатры постоянно сталкиваются с пациентами со сложными реакциями на тяжелую утрату.

Горе — это цена любви. Это “цена приверженности”. Так Colin Murray Parkes озаглавил вступительную главу своей книги “Тяжелая утрата: исследования горя в жизни взрослых”, которая содержит полезные идеи (Bereavement: Studies of Grief in Adult Life, Parkes, 1986). Поскольку близкие отношения (не обязательно любовные) с проявлениями привязанности представляют собой почти универсальный человеческий опыт, переживание горя после утраты таких длительных отношений становится естественной частью существования человека. Реакция горя — одно из наиболее сильных и мучительных переживаний человека.

Мы находимся в неоплатном долгу перед Джоном Боулби и его коллегой Колин Маррей Паркес за то, что они прояснили главные элементы естественной реакции горя (Bowlby, 1980; Parkes, 1986). Для обоих она была продолжением естественной реакции человека на разлуку. Насколько физическая травма, причиненная организму, вызывает воспалительную реакцию (покраснение, припухлость, повышение температуры и боль), настолько же психологическая травма, причиненная утратой, вызывает естественные переживания.

Стадии нормальной реакции горя

Стадия I. Шок и протест — оцепенение, неверие и острая дисфория.

Стадия II. Поглощенность — острая тоска, поиск и гнев.

Стадия III. Дезорганизация — чувство отчаяния и принятие утраты.

Стадия IV. Разрешение.

Мучительные проявления реакции горя могут возникать в любое время, при этом их провоцируют люди, обстановка или вещи, которые пробуждают воспоминания об умершем человеке. Со временем прежняя интенсивная боль тяжелой утраты начинает угасать. Уменьшаются проявлении депрессии и появляется возможность думать о других вещах и даже снова заглядывать в будущее. У большинства людей реакция на тяжелую утрату исчезает в течение одного–двух лет.

В классической статье “Траур и меланхолия” (Mourning and Melancholia; 1917) Freud отмечал, что эти два состояния души имеют некоторые сходства, например глубокое уныние и утрату интересов, различаются же они тем, что при меланхолии заметно ослабевает чувство самоуважения. Он объясняет это, предполагая, что при меланхолии “проявления самоосуждения представляют собой упреки в адрес любимого объекта, которые переносятся с него на эго самого пациента” (Freud, 1917: с. 248). Таким образом, Я (эго) интернализирует утраченного человека, “тень объекта падает на Я (эго)” (с. 249), а Я (эго) и объект подвергаются жесткой оценке критического органа, в дальнейшем получившего название Сверх-Я (супер-эго).

К моменту написания книги “Я и Оно” (1923) Freud признавал, что либидо, которое привязывает одного человека к другому, может исчезнуть лишь после того, как умерший “восстановится” в Я (эго).

Мелани Кляйн развила эту идею дальше. Опираясь на собственный опыт переживания скорби по сыну, погибшему вследствие несчастного случая во время восхождения на гору, она высказывает предположение, что во время траура в период взрослости мы перерабатываем ранние переживания скорби по другому утраченному близкому человеку:

“По моему мнению, ребенок проходит через душевные состояния, сопоставимые с трауром у взрослого, или, скорее, подобный ранний опыт вновь воскрешается в памяти в дальнейшей жизни всегда, когда переживается горе” (Klein, 1940; с. 344).

Клиническая значимость ее теории состоит в следующем: если у индивида не было ранних переживаний, которые позволяют ему интернализовать хороший объект, тогда траур в период взрослости будет осложняться выраженной депрессией.

Боулби также полагал, что отсутствие объекта привязанности активирует врожденную мотивационную систему, которая вынуждает индивида искать человека и делать все возможное, чтобы снова обрести близость с ним и ощутить его заботу (Loss: Sadness and Depression, 1980). Запаздывающая реакция горя чаще возникает у людей с избегающим стилем привязанности.

Хроническая реакция горя — это постоянный поиск чего-то того, что невозможно найти внутри себя. Процесс восстановления также может осложняться чувством ненависти или страха по отношению к умершему человеку. Например, если умерла мать, которая была жестокой и наводила страх, тогда интернализация ее характеристик неизбежно вызывает неприятные заболевания.

Типы патологической реакции горя:

- Подавляемая реакция горя. Отсутствие ожидаемых симптомов горя во всех стадиях.

- Запаздывающая реакция горя. Отсутствие (избегание) тягостных симптомов в течение двух недель после утраты.

- Хроническая реакция горя. Постоянные выраженные симптомы горя в течение шести месяцев после утраты.

Клинические признаки, свидетельствующие о большом депрессивном эпизоде, а не о нормальной реакции горя:

• Чувство вины из-за чего угодно, кроме действий, предпринятых или не предпринятых выжившим во время смерти близкого человека.

• Мысли о смерти, не связанные с умершим.

• Чувство собственной никчемности.

• Психомоторная заторможенность.

• Пролонгированное и выраженное нарушение функционирования.

• Галлюцинации, не связанные с умершим.

Для специалистов, сталкивающихся с индивидами, недавно пережившими тяжелую утрату, Parkes (1986) дает полезные мудрые советы:

“Ничего не предпринимайте для того, чтобы подавить проявления адекватной реакции горя… Перед человеком, перенесшим тяжелую утрату, стоит тягостная и трудная задача, от которой нельзя уклониться или выполнить ее слишком быстро. Истинная помощь — это сделать все необходимое для того, чтобы переживший тяжелую утрату признал этот факт и мог свободно выражать свое горе”

Тем, кто перенес тяжелую утрату, необходимо дать возможность почувствовать, что о горе можно говорить и оно может быть услышано.

В конечном счете для перенесшего тяжелую утрату полезно уяснить, что его переживания известны всему миру и известны с незапамятных времен. Это именно тот случай, когда литература, поэзия, музыка и искусство могут в значительной степени смягчить горе.

С реакцией горя можно полностью справиться только в том случае, если специалист составит некоторое представление о мнении человека, пережившего тяжелую утрату, о том, что лежит по ту сторону смерти. Очень легко игнорировать это или предполагать, что пациент разделяет собственные взгляды врача. Несомненно, важно, верит ли человек, переживший тяжелую утрату, в то, что смерть — это последнее событие, полный конец, или в то, что это ворота в иное состояние бытия.

По материалам статьи Э. Кларк «Лечебная работа со взрослыми, переживающими горе», Бристоль, 2004

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты