Главная  >  Экономика   >  Почва   >  История русского земледелия


Знания русского народа о земле в древности

11 октября 2007, 114

Еще Геродот (484-425 до н.э.) описывал земледелие на черноземах по среднему Днепру, задолго до образования Русского государства. Киевская Русь славилась своим знанием почв, несмотря на то, что плодородные почвы юга Украины, Заволжья, Придонья, Кубани были заняты кочевниками. Русское государство строилось в основном в таежной, лесной зоне - для того, чтобы получить пашню, русский человек раскорчевывал леса.

Наш народ - один из немногих в мире народов, которые любовно относится к своей земле, называя ее Матерью, а пашню – кормилицей. Через почву, в результате своего труда, человек с помощью растений и животных получает необходимую пищу, сырье для промышленности и многое другое. Но чтобы земля, почва, поистине была кормилицей, нужно не просто любить ее, но и знать ее, уметь поддерживать и непрерывно повышать ее плодородие. С древнейших времен человек всегда стремился к этому. Если покопаться в истории, мы найдем, что уже у первобытных народов есть попытки обработки почвы, ее засева, полива в засушливую погоду, удобрений. Еще Геродот (484-425 до н.э.) описывал земледелие на черноземах по среднему Днепру задолго до образования Русского государства.

Киевская Русь славилась своим знанием почв, даже несмотря на то, что плодородные почвы юга Украины, Заволжья, Придонья, Кубани были заняты кочевниками. А Русское государство строилось в основном в таежной, лесной зоне. И для того, чтобы получить пашню, русский человек раскорчевывал леса. Эти распаханные земли ценились очень высоко. Их тщательно учитывали, переписывали, выделяли лучшие, пахотоспособные, и худшие – заболоченные. Более 500 лет назад на Руси были заведены так называемые «писцовые книги», в которых велась классификация почв нашей Родины. Они подразделялись на «лес пашенный», «лес непашенный», «добру землю», «худу землю», «некось», «тростник», «землю каменистую» и «печатку» и прочее.

В Москве уже в 13 веке было развито садоводство, а примерно с 1500 года уже существовали свободы «Садовая» и «Огородная», где возделывались всякий огородный овощ и садовое слетье. В 1623 садовник Назар Иванов, уряжая по царскому указу сад, выбирал и выискивал по всем садам Москвы лучшие яблони и груши и высадил сюда из своего сада три яблони большие наливу да грушу царскую. Адольф Пизек (секретарь австрийского посольства в Москве) в 1675 г. записал, что смородины, вишни, яблок и слив, огурцов, арбузов и дынь родится по Москве множество, отменной доброты и необыкновенной величины. Нам подавали дыни больше 20 фунтов, и люди, заслуживающие доверия, утверждают, что бывают дыни в 30 и даже 40 фунтов.

Многие иностранные граждане выражали восхищение умением русского человека работать на земле и получать отменные плоды. Они писали об этом свои заметки и увозили с собой на родину, для того, чтобы рассказать об этом всем. Например, путешественник Ле Брун, бывший в Москве в 1702г., писал: в садах много орехов; яблоки хорошие и вкусные; мне случалось видеть столь прозрачные, что семечки насквозь виднелись.

И это могло быть достигнуто только с любовью к Земле-Матушке и с серьезными знаниями, накопленными и передающимися из поколения в поколение.

Вместе с тем наше полевое земледелие все же находилось на довольно низкой ступени. В многоземельных боярских хозяйствах применялись системы: залежная и переложная, или подсечная. При этих системах истощенная под полевыми культурами земля забрасывалась на много лет в залежь и перелог на отдых. Зарастая травой, а в таежной зоне лесом, нераспахиваемая почва постепенно восстанавливала свое плодородие.

В малоземельных крестьянских клиньях повсеместно применялась трехполка, в которой чередовались поля: пар поздний, пастбищный (отдыхающее поле), поле под озимой культурой (чаще всего под рожью) и яровое поле (под овсом, просом или гречихой). Часто трехполье нарушалось, и земля вовсе не отдыхала. Хлеба сеялись без определенного порядка. Иногда одна и та же культура несколько лет высевалась на одном и том же месте. Земля после этого сильно истощалась. Единственным средством поднятия почвы в крестьянском хозяйстве было скудное унавоживание в пару. О благотворном действии навоза на плодородие почв знал каждый пахарь. Хотя и здесь были трудности, связанные с тем, что крестьяне располагали очень малым количеством скота.

Одним из самых больших достоинств русского народа было, есть и будет трудолюбие. Без этого, русский народ давно бы прекратил свое существование. Климатические условия в России известны - полгода лежит снег, и крестьянину практически нечего делать. В это время русский крестьянин занимался домашними делами, но с прихода весны и опять – до первого снега – не знал покоя. Он постоянно трудился на земле. Ведь от результатов его труда зависела жизнь его и его семьи следующей зимой.

Григорий Героев
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты