Главная  >  Война   >  Проекты Фонда   >  Стяг   >  Гридница   >  Разведка


Подслушивание

11 октября 2007, 24

     Подслушивание дополняет наблюдение. Ночью, когда наблюдение из-за темноты ограничено, или, например, в утренние туманы, когда оно совершенно исключено, на помощь зрению приходит слух. Подслушивание дает особенно хорошие результаты при непосредственном соприкосновении с противником.

     В ночное время наблюдателей-слухачей следует выдвигать ближе к переднему краю обороны противника. Одиночное выдвижение небезопасно, поэтому рекомендуется выслать группу в количестве 2—3 человека (кроме того, один наблюдатель не в состоянии обеспечить связь с выславшим его командиром).

     Наблюдатели-слухачи должны уметь ориентироваться ночью и обладать хорошим слухом, чтобы улавливать самые мельчайшие шорохи и по различным звукам или сигналам определять местонахождение противника, его силы и характер поведения.

     Для распознавания ночью характера движения противника по звуку разведчику необходимо знать следующее:

     

     - при движении пехоты в строю по грунтовой дороге слышен ровный, глухой шум; слышимость при движении по грунтовой дброге в хорошую погоду достигает 300 м, при движении по шоссе — 600 м;

     - при движении артиллерии характерен резкий, далеко слышимый, прерывистый грохот металла; слышимость при движении по грунтовой дороге достигает 1 км, по шоссе — 2—3,км;

     - при движении обозов доносится глухой, ровный скрип и гул повозок; слышимость при движении по грунтовой дороге до 500 м, по шоссе — до 1—2 км;

     - при движении автомобилей наблюдатель-слухач улавливает шум моторов; слышимость при движении по грунтовой дороге до 500 м, по шоссе — до 1 км;

     - движение танков и самоходной артиллерии характеризуется беспрерывным металлическим грохотом гусениц и резким шумом моторов; слышимость при движении по грунту достигает 2 км, по шоссе — 3—4 км.

     

     Слышимость разговорной речи достигает 100—200 м; слышимость вбивания кольев в землю ручным способом — 300 м, механическим — 500 м; слышимость рубки леса — 300 м, падения деревьев — 800 м.

     Звук одиночного выстрела из винтовки слышен за 3 км, автоматической стрельбы — за 5 км; направление стрельбы можно определить по огневым вспышкам.

     При наблюдении ночью за световыми признаками следует учесть, что огонь лампы или фонаря виден на значительном расстоянии (на открытой местности до 5 км и более).

     Свет зажженной спички заметен в течение нескольких секунд на расстоянии 300 м, огонь папиросы можно увидеть за 100—200 м.

     

     С целью маскировки своих действий или намерений противник, как правило, производит перегруппировку своих войск и техники, смену частей, а также оборонительные работы, главным образом ночью. Задача наблюдателей-слухачей — своевременно подслушать и определить все, что предпринимает противник и что происходит в его расположении. Подслушивание должно быть особенно бдительным в период ожидаемого наступления противника, — надо своевременно установить момент занятия войсками исходного положения.

     Наблюдатели на время подслушивания должны получить четкую задачу — где производить подслушивание и на какие признаки поведения противника обратить особое внимание.

     С наступлением темноты наблюдатели-слухачи скрытно приближаются к переднему краю обороны противника (примерно на расстояние 50-100м, в зависимости от местности), выбирают укрытое место и ничем не выдают своего присутствия. Желательно по отношению к положению противника выбирать место ниже, ибо в ночное время при наблюдении с низин видимость предметов, расположенных на высотах, лучше .

     При установлении характерных действий или передвижений противника один из наблюдателей-слухачей немедленно возвращается и докладывает об этом командиру, остальные продолжают подслушивание. Незадолго до рассвета наблюдатели возвращаются в расположение

     своих войск, и старший докладывает выславшему их командиру обо всем, что они слышали и видели.

     Вот что рассказывает о своем опыте бывалый разведчик сержант Дедов.

     

     «Летом 1943 года наша рота находилась в обороне. Против нас в 200—300 м оборонялись немцы. Однажды к нам в роту прибыло пополнение. Как раз в этот день немцы вели разведку боем, и весь день шел сильный бой. Новички (так мы называли вновь прибывшее пополнение) сразу же получили боевое крещение.

     Стало темнеть, и бой затих на всем участке. Слышались лишь-одиночные выстрелы. Вдруг на стороне противника взвились одна, две, три ракеты и ярко осветили местность. Новички не знали, что это значит, и стали нервничать. Тогда командир взвода сказал: «Не бойтесь, это немцы освещают местность, чтобы видеть — не подбираемся ли мы к ним для атаки или разведки. Нас они, значит, боятся, а мы их не должны».

     Вскоре командир роты вызвал меня к себе и приказал:

     «Сержант Дедов! Вы и еще один солдат, желательно из новичков, через 30 минут должны будете выдвинуться за передний край нашей обороны, подобраться к проволочному заграждению немцев и в течение ночи подслушивать и зорко наблюдать за действиями противника. Все замеченное и услышанное запоминайте и утром доложите мне, а особо важные сведения передавайте немедленно через своего помощника. При вылазках немцев своевременно предупреждайте своих. Место прохода в наших заграждениях покажет командир взвода. Пропуск «Затвор». Условный знак, дублирующий пропуск (для опознавания своих), — «Волга-Волга».

     Командир роты осведомился «все ли понятно»? Я ответил: «Так точно, все понятно».

     Возвратившись в свою траншею, я доложил командиру взвода о полученной мною задаче и остановил свой выбор на новичке Некрасове. Я предупредил Некрасова, что он пойдет со мной на ночь в разведку.

     Так как времени до выступления оставалось мало, то мы наскоро закусили, подготовили автоматы и взяли ножи. Вместо сапог надели тапочки, они легче и меньше производят шума.

     В назначенное время мы миновали свои заграждения и приступили к выполнению задачи.

     «Придется пробираться ползком», — сказал я Некрасову. — «Когда немцы пустят ракету, прижмитесь к земле и не двигайтесь». Таким способом мы продвинулись метров двести и нашли небольшие кустики. «Тут мы и остановимся», — сказал я. — «Кусты прикроют нас при освещении ракетами».

     Противник изредка продолжал 'освещать местность ракетами, но мы хорошо замаскировались и нас трудно было заметить.

     «Давайте потолкуем», — сказал я Некрасову шепотом. — «Вы, я вижу, парень смелый, но на войне всякое бывает. Если попадете в трудный переплет, то помните о воинской присяге, о сохранении военной тайны. Кроме того, в беде помните всегда — «сам погибай, а товарища выручай». Это у нас, у разведчиков — закон. Обязанности распределим так: один час вы будете наблюдать, а я подслушивать, в последующие часы будем чередоваться.

     На свет ракеты, когда она поднимается, не смотрите — свет слепит глаза. Выждите, пока она поднимется, и тогда смотрите пониже, по поверхности земли. Бывает, что ракета и своих освещает, особенно, если она близко от них падает. Смотрите внимательней! Глазом не увидите, ухом ловите. Да, кстати, во время освещения ракетами посмотрите — видна ли прорезь прицела и мушка на автомате и определите, можно ли вести прицельный огонь при таком освещении».

     На этом я закончил свое первое поучение новичка.

     Огляделся я кругом при свете ракеты. В это время Некрасов, вижу, целится. Когда свет потух, он мне шепчет, что при освещении ракетой хорошо видна мушка и прорезь и можно вести прицельный огонь, но после света становится так темно, что огонь будет бесполезным. «До сих пор я, — говорит, — ничего и никого не заметил».

     Я ответил ему: «Подождите, не спешите, в разведке надо иметь выдержку и выслеживать врага часами, а

     иногда и сутками. Давайте теперь поменяемся ролями — вы будете слушать, а я наблюдать. Чтобы лучше слушать, сложите ладонь трубкой и приставьте к уху. Очень часто предмет или звук кажется пустяковым, никчемным, но опытный глаз и привычное ухо подметят многое». Пока я объяснял все это Некрасову, послышался стук колес. Но я не мог ясно различить, то ли это движется артиллерия, то ли повозки. Смотрю, насторожился и мой новичок и шепчет мне, что он слышит звуки движения колес.

     Тогда я его спросил. — «А как по-вашему, что это движется и в каком направлении, удаляется или приближается, и какое примерно расстояние будет до источника звука?» Он прислушался и говорит: «Звук становится яснее. Значит, приближается источник звука. Расстояние будет не более 500—600 м. Движутся повозки, судя по скрипу колес, должно быть, немцы подвозят продукты и боеприпасы». Покуда он мне докладывал это, я услышал новые звуки — рубка топором по дереву и скрежет лопаты — как будто о камень. Я спросил Некрасова: «Слышите ли что-либо еще?» Он ответил, что как будто слышал стук топора, но откуда этот звук донесся, уловить не мог. Я указал ему примерное направление, откуда был слышен звук, и сказал, чтобы во время освещения он хорошо присмотрелся в этом направлении. Как только взвилась ракета, я заметил на скате высоты, примерно в 400 м, кучу земли и несколько работавших солдат противника. Все это заметил и Некрасов. Значит, немцы строят дерево-земляную огневую точку или НП. Я хорошо запомнил это место и решил доложить командиру утром.

     Не успели мы обменяться мнением, как Некрасов толкнул меня локтем и шепнул тихо, указав рукой в сторону: «Слышен шорох, приглушенный кашель, очевидно, кто-то движется». Я напряг все свое внимание и при свете луны, показавшейся на наше счастье из-за облаков, заметил группу противника, двигавшуюся пригнувшись (я насчитал 5 человек) в сторону наших войск.

     По количеству людей я определил, что это разведывательная группа и движение ее — в направлении соседнего нашего взвода. Долго раздумывать было некогда. Я приказал Некрасову доложить командиру взвода о группе противника, чтоб он предупредил соседний взвод об этом. Напомнил ему пропуск, и Некрасов исчез в темноте. Не прошло и тридцати минут, как я услышал стрельбу и отдельные крики. Вскоре недалеко от меня бегом пробежали три солдата противника в сторону врага. Значит Некрасов успел наших предупредить, и немецких разведчиков встретили подготовившись.

     Возвратившись на рассвете в свою роту, я доложил командиру роты все виденное и слышанное и отметил успешную работу новичка Некрасова. Командир роты поблагодарил нас за успешное выполнение задачи и сказал, что благодаря своевременному предупреждению, сделанному Некрасовым, нами были устроены две засады и на одну из них наскочила группа немецких разведчиков. В результате боя один немецкий солдат был убит, один взят нами в плен, а остальные поспешно скрылись».

     

     Хорошо организованное подслушивание может дать весьма ценные сведения о противнике.

     В ноябре 1942 г. разведчики Н-ской стрелковой дивизии подслушиванием установили на одном из участков необычное движение колесного и автомобильного транспорта и живой силы противника. Сведения были немедленно переданы в штаб. Высланной дополнительной разведке удалось на этом участке захватить пленного, который на допросе дал показания об уходе с участка обороны 216-го пехотного полка противника и прибытии новой части.

     В этом же месяце на другом участке фронта разведчики подслушали лязг железа и шум моторов в районе железнодорожного разъезда Засечка. Штаб, получив эти сведения, выслал в район разъезда разведывательную группу проверить данные разведки подслушиванием и установить, что именно выгружает противник на разъезде. Разведывательная группа установила выгрузку 27 танков и 200 бочек горючего.

     Данные разведки позволили штабу своевременно разгадать замыслы противника и принять меры к их срыву.

     Хорошо организованная система войскового наблюдения и подслушивания помогает командиру своевременно вскрывать замыслы противника, предотвращать его внезапные удары и, установив слабые места противника, наносить ему поражение.

     

полковник С.Г.ЕФАРОВ. Разведка наблюдением. МОСКВА -1947
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты