Главная  >  Общество   >  Общественная мысль


Полицейское государство? К сожалению, нет...

11 октября 2007, 25

Путинский режим заслуживает весьма острой критики. Но эта критика должна быть обоснованной и вестись, что называется, по существу. Однако левая и либеральная оппозиция высказывает совершенно необоснованные претензии к руководству страны. Самая модная и, пожалуй, самая безосновательная претензия есть обвинение в создании «полицейского государства»

Указанное обвинение из разряда интеллектуальных эпатажей в духе какого-нибудь Тер-Оганесяна. Каждый день «непримиримые и честные борцы с тиранией» произносят речи, наподобие той, что Григорий Явлинский, произнес на Радио «Свобода»: «С точки зрения нашей оценки ситуации, то она подтверждает наши прогнозы, сделанные в 2000 году, когда мы говорили, что очевидное желание создать в стране полицейское государство или укреплять олигархическую систему, оно приведет именно к таким последствиям, когда страна будет до предела бюрократизирована, когда на этой основе возникнут целые кланы коррумпированных группировок, когда преступность и теневая экономика будут очень серьезно нарастать».

Легко сообразить, что государство публично позволяющее называть себя полицейским и тоталитарным, таковым не является. Режим установившийся в РФ с 1991 самый, пожалуй, самый либеральный из существовавших когда-либо в России. Сравнить его можно разве что с кратковременным правлением А. Керенского. Но либеральный этот период «омрачало» наличие смертной казни, коей в РФ уже как несколько лет не применяют. А так - наблюдается та же вседозволенность прессы, торжество канкан-культуры, возможность наживаться самыми хищническими способами.

Однако оппозиционеры тоже историю знают и проводят свои исторические параллели. Вот что пишется в партийной газете НБП «Лимонка»:

«Проведение параллелей между Российской империей Николая I и Российской Федерацией Путина (или, как ее любят называть трубадуры нынешнего режима, «новой Россией», «Россией возрождающейся») будет неполным, если не коснуться сферы идеологии. Результатом напряженных идеологических поисков во времена Николая I явилась знаменитая формула графа Уварова: «Самодержавие, православие, народность». А если в этой формуле «самодержавие» заменить на «президента», то она будет прекрасно соответствовать той нынешней ментовско-поповской псведопатриотической риторике, которая служит лишь оболочкой, покрывающей мерзость современной российской действительности, всей этой буржуазно-мещанской распущенности, алчности и свинства».

И далее. «А вот Путина, как и его прототип - Николая I - древнеегипетские художники изобразили бы, наверно, с головами полицейских собак-ищеек». А почему, собственно? Максимальная численность Третьего отделения при Николае Павловиче составляла всего 40 человек, а численность корпуса жандармов колебалась от четырех до шести тысяч. И если вспомнить его обращение к первому шефу жандармов относительно платка для осушения слёз несчастных, то эта организация на самом деле выглядела совсем не так, как хотелось бы нынешним, ностальгирующим по «сатрапам» и «голубым мундирам политикам».

Менее всего, по свидетельству современников, Государь испытывал симпатии к сыску, видя в нём, досадную, но необходимую деталь государственного устройства.

Однако именно эпоху Николая Павловича наши оппозиционеры рассматривают как некий образец деспотизма. Вот голос из стана либералов: «Сегодняшний Владимир Путин — это чекистский Акакий Акакиевич, у которого злые люди отняли шинель и усадили его зачем-то на трон в незнакомой и неуютной стране, названной Российская Федерация». (Андрей Пионтковский)

Кстати, обращение к России 1825-1855, вообще, характерно для отечественных диссидентов. Роман Окуджавы «Путешествие дилетантов» и фильм Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово» – самые, пожалуй, яркие примеры.

Обвинения в тоталитаризме, сползании к тоталитаризму так же крайне нелепы. Чего в РФ тоталитарного? Вот диалог двух «отцов русской демократии»:

«Павел Гусев:

— Создается впечатление, что и создание “Единой России”, и назначения губернаторов, и этот закон о выборах — части какого-то общего плана, но необъявленного, скрываемого от нас.

Гавриил Попов:

— Я не знаю, как называется этот план, но я бы определил его суть как переход к однопартийной демократии, близкой к тому, что была в СССР, а еще раньше — в национал-социалистической Германии».

В Британской Империи ХIХ, являвшейся одним из самых демократических государств того времени, губернаторы назначались. В маоистском Китае, государстве, несомненно, тоталитарном, существовала многопартийность, позволяющая некоммунистическим партиям выдвигать депутатов в Народное собрание. Законы сходные с готовящимся «Законом о выборах» действуют в той же Франции, Голландии, Бельгии. Причем же здесь тоталитаризм?

И, между прочим, возникает вопрос - как видят будущее России «борцы с тоталитаризмом» из оппозиции? Например, из КПРФ? А вот как: «Будет ликвидирована наркоторговля, причем самыми жестокими способами; вдвое снижена стоимость ГСМ и электроэнергии для потребителей; преданы суду Горбачев, Ельцин и вся их камарилья, разваливавшая страну; стране будет возвращена продовольственная безопасность; проведена национализация крупной собственности; введена монополия государства на внешнюю торговлю; восстановлена смертная казнь…». Какими, кроме как не тоталитарными, методами можно осуществить подобные мероприятия? То есть коммунисты собираются повторить фокус 1917 года, когда на смену либеральному и расхлябанному временному Правительству пришла конкретно тоталитарная большевистская диктатура.

Если уж в чем и можно обвинить существующий режим, то не в тоталитаризме, а в излишнем утилитаризме. Действия и исполнительной, и законодательной ветвей власти подчинено исключительно сиюминутной выгоде. Достаточно вспомнить подарок (90 дней без регистрации) президента Путина Украине, в результате которого, приехавшие в Москву украинцы оказывались в более льготном положении, чем россияне.

А вот пример с Государственной Думой. Вот в ней выносятся на рассмотрение и отклоняются закон о проституции. Ясно, что непринятие его лоббировалось, и очень-очень лоббировалось. Если взять ситуацию с проституцией, то можно понять желание искоренить это зло? Но как понять нежелание?

Дума всячески уклоняется от рассмотрения вопросов действительно государственной важности, таких как льготы, бюджет, предпочитая копаться в мелочах, вроде продолжительности пивной рекламы, за которые не надо отвечать.

Война в Чечне, это самый, пожалуй, сильный козырь оппозиции. Путинская администрация очевидно не в состоянии решить эту проблему. Но даже «чистые, как кристалл» коммунисты не видят единственный выход из этой войны – полную и безоговорочную победу над сепаратистами. О гуманизме и правах человека можно будет только после говорить только после неё. Можно сколько угодно считать чеченских бандитов и сочувствующих им людьми, но преимущество будет оставаться на их стороне, поскольку нас они людьми не считают. Если говорить о путинском режиме в плоскости чеченской проблемы, то стоит назвать его недостаточно тоталитарным и полицейским. И многие приходят к мысли о том, что народ Чечни, по ряду социальных и исторических причин (это не его вина, а его беда) оказался неспособным к самоуправлению. А руководство РФ ведет себя с Ичкерией как истеричный родитель, то, осыпая ласками, то, награждая оплеухами, то, оставляя вообще без внимания.

Порой оппозиционеры рисует картины, достойные кисти Босха. Почитаем, к примеру, Эдуарда Лимонова: «Отвратительнее системы не существует в мире, чем государственный строй РФ. Ложью строит свое новое государство Путин. Ложью и на лжи. Словно отталкиваясь от знаменитого солженицынского призыва "Жить не по лжи!" Путин и его Ивановы-Грызловы-Сурковы следуют девизу: "Жить только по лжи!" Еще раз заявляю: законопроект, направленный в ГосДуму 13 октября направлен персонально против Национал-Большевистской партии и ее съезда. Как огромный удав, Кремль заглатывает каждый день куски нашей живой свободы. Выдавая нагло себя за Добро, Кремль сегодня есть Абсолютное Зло. Когда-то гордый символ российского государства и государственности, сегодня Кремль - символ средневекового рабства, удушающего нашу Великолепную Блистательную Родину. Он - как чертог Кащея, где правит Путин, окруженный всякими Починками и Чайками, Сурками и другими прыгающими, парящими, взмывающими и пресмыкающимися». Очевидно, что в этом описание есть все, что угодно, кроме обстоятельного политического анализа.

В России нет никакого полицейского государства. Есть нерешительность властей, их продолжающееся заигрывание с либерализмом. Какие-то шаги к наведению порядка предпринимаются, но их пока недостаточно. Поэтому от власти нужно требовать не меньше, а больше полицейских мер – хороших и разных.

Яков Шустов
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты