Главная  >  Война   >  Военное искусство


Стратегия

11 октября 2007, 68

Стратегия военная - это составная часть военного искусства, представляющая его высшую область. Она охватывает вопросы теории и практики подготовки вооруженных сил к войне, её планирование и ведение.

Стратегия военная - это составная часть военного искусства, представляющая его высшую область. Она охватывает вопросы теории и практики подготовки вооруженных сил к войне, её планирование и ведение. Военная стратегия тесно связана с политикой государства, находится в непосредственной зависимости от неё и соответствует требованиям военной доктрины. Политика ставит перед военной стратегией задачи, а стратегия обеспечивает их выполнение. В современных условиях связи между политикой и военной стратегией стали более сложными, чем прежде. Военная стратегия тесно связана с экономикой и зависит от экономического строя общества, уровня развития производства, от моральных возможностей народа. Политическое руководство определяет общие политические и стратегические цели войны и задачи подготовки государства, вооруженных сил и необходимых средств для её ведения.

Теория военной стратегии исследует объективные закономерности войны, разрабатывает способы и формы использования в ней вооруженных сил, подготовки и ведения стратегических операций. На основе поставленных политикой целей стратегическое руководство в практической деятельности разрабатывает планы, соответствующие требованиям политики и возможностям вооруженных сил, определяет цели и задачи фронтам, флотам и армиям, распределяет силы по театрам военных действий и стратегическим направлениям. Военная стратегия стремится всесторонне учитывать возможности страны и её вооруженных сил, объективный характер всех условий обстановки. Если она не отвечает военно-экономическим возможностям государства (коалиции государств) и условиям военно-политической обстановки, это приводит к поражению вооруженных сил данного государства (коалиции).

Принято различать стратегию ведения войны в целом, её главную линию, главную стратегическую цель, и стратегию ведения войны по направлениям для выполнения отдельных стратегических задач, достижения частных стратегических целей. Стратегия едина для вооруженных сил, и её рекомендации обязательны для всех видов вооруженных сил. По отношению к оперативному искусству и тактике она играет определяющую роль и в то же время учитывает их возможности.

Стратегия зародилась в глубокой древности и складывалась постепенно в зависимости от уровня развития производства, характера общественного строя, появления нового оружия и военной техники, с учётом практики войн. Смена общественно-экономических формаций приводила к изменению характерных черт и содержания стратегии.

Стратегия государств Древнего Востока, Индии, Китая, а также Древней Греции и Древнего Рима первоначально ограничивалась проведением кратковременных походов на сравнительно небольшие расстояния, но затем приобрела значительный размах (походы Александра Македонского, Юлия Цезаря, римской армии периода империи). Постепенно стала зарождаться военная теория. Многие полководцы уже тогда рассматривали вопросы, относящиеся к подготовке войны, в области стратегии [Сунь-цзы (конец 6 — начало 5 вв. до н. э.), Г. Ю. Цезарь (1 в. до н. э.), Фронтин, Оносандр (1 в. н. э.), Полоний и Вегеций (конец 4 — начало 5 вв. н. э.)]. Фронтин и Оносандр ввели термины «стратегикон», «стратегология», под которыми понимались способы ведения войны, т. е. вопросы стратегии в рамках того времени.

В эпоху средневековья теория стратегии переживала определённый застой. Стратегия государств Западной Европы, которые вели ограниченные по целям и масштабам междоусобные войны (10—15 вв.) и имели войска, состоявшие в основном из тяжёлого, маломанёвренного рыцарского ополчения, характеризовалась обычно нерешительностью и отсутствием централизованного стратегического руководства. Осада замков продолжалась годами, крупные сражения проводились редко. В корне отличавшаяся от них стратегия русских князей (Олег, Святослав, 9—10 вв.), предпринимавших походы против Византии, кочевых народов Приволжья и Придонья, позволяла им добиваться крупных политических результатов в борьбе за торговые пути на Востоке и на Юге. Стратегия монголо-татар (13—14 вв.), располагавших крупными массами конницы, отличалась проведением стратегического наступления на большую глубину (Чингисхан, Тимур и др.). Решительная стратегия великого княжества Московского позволила добиться победы над монголо-татарскими войсками в конце 14 в. и свержения монголо-татарского ига.

Русская военная стратегия во 2-й половине 16 в. ( время правления Ивана IV Грозного) характеризовалась нанесением последовательных ударов по Казанскому и Астраханскому ханствам, а в дальнейшем — сосредоточением усилий в борьбе за Прибалтику и за выход к Балтийскому морю. Во время Северной войны 1700—21 Петр I, продолжая борьбу за Прибалтику, искусно сочетал наступление и оборону и, используя все средства ведения войны на суше и на море для достижения решающего превосходства над противником и свободы маневрирования, успешно решил стратегическую задачу завоевания выхода в Балтийское море.

В 17—18 вв. во всех европейских армиях получила всеобщее распространение т. н. кордонная стратегия, европейские абсолютистские государства стремились по возможности выиграть войну путём искусного маневрирования на коммуникациях противника, а также блокадой и захватом его крепостей.

Русская военная стратегия во 2-й половине 18 в. выражена в деятельности полководцев П. А. Румянцева-Задунайского, А. В. Суворова и флотоводца Ф. Ф. Ушакова, отбросивших принципы кордонной стратегии. Румянцев признавал приоритет политики над стратегией. Его действия предусматривали не только занятие территории противника, но и разгром его живой силы. Суворов развил военную стратегию Румянцева и заложил основы новой системы ведения военных действий, в которой стратегические цели достигались решительным наступлением, борьбой за инициативу, сосредоточением сил на решающих направлениях, смелым маневром. Ушаков добивался выполнения стратегических целей на море умелыми действиями главных сил, сочетанием маневра и огня и своевременным использованием резервов.

Глубокие изменения во взглядах на характер и способы ведения войны произошли в результате Великой французской революции и национально-освободительных войн конца 18 — начала 19 вв. Стратегические цели войны стали достигаться разгромом живой силы противника. Возросло значение стратегической обороны с целью удержания территории и создания условий для перехода в наступление.

В начале 19 в. получила большое развитие русская военная стратегия, выразителем которой был М. И. Кутузов. Она характеризовалась богатством применяемых стратегических приёмов борьбы (изматывание врага в ходе отступления, упорная оборона, контрнаступление и преследование), объединённых общим стратегическим планом, искусством управления несколькими армиями, действовавшими на огромном фронте, созданием и своевременным использованием стратегических резервов, сочетанием действий регулярных войск с партизанским движением. Стратегия, осуществлявшаяся Кутузовым, полностью отвечала интересам народа, защищавшего свою Родину, и привела к выдающимся политическим и военным результатам. Опыт Отечественной войны 1812, а также ряда др. войн 19 в. послужил основой для дальнейшего совершенствования военной стратегии во Франции, Германии, России и др. государствах.

В России Н. В. Медем в работе «Обозрение известнейших правил и систем стратегии» (1836) высказал соображения о связи между войной, политикой, стратегией и тактикой, подчеркнул зависимость стратегических действий от многих условий, которые постоянно изменяются. П. А. Языков в труде «Опыт теории стратегии» (1842) на основе опыта Отечественной войны 1812 отметил возросшее влияние народных масс на исход войны. Во 2-й половине 19 в. русский военный теоретик Г. А. Леер в труде «Опыт критико-исторического исследования законов искусства ведения войны (положительная стратегия)» (1869) признал единство политики и стратегии и ведущую роль политики, пытался сформулировать понятие стратегия, операции как части кампании или войны.

В Гражданской войне 1861—65 в США, австро-прусской войне 1866, во франко-прусской войне 1870—71 и русско-турецкой войне 1877—78 использование железных дорог позволило ускорить передвижение массовых армий, обеспечить их снабжение и сосредоточение в намеченных районах. Скорострельное оружие повысило огневую мощь и боевые возможности войск. Применение телефона и телеграфа дало возможность осуществлять управление вооруженными силами, действующими на нескольких направлениях. Всё это вызвало необходимость разработки военной стратегией, отвечающей новым условиям.

Выразителем французской стратегической мысли был Ф. Фош, который в трудах «Принципы войны» (1903) и «О ведении войны» (1904) сформулировал «вечные», «неизменные» принципы ведения войны. Основной формой стратегических действий он признавал наступление и требовал сосредоточения сил по внутренним операционным линиям с целью разгрома важнейшей группировки противника.

Труды Н. П. Михневича «История военного искусства с древнейших времен до начала XIX ст.» (2 изд., 1896) и «Стратегия» (T. 1—2, 1899—1901) явились шагом вперёд в развитии теории С. в. Михневич правильно рассматривал взаимосвязь С. в. и политики. Он утверждал, что войны ведутся вооружёнными народами, пытался вскрыть зависимость войн от степени развития экономического и политического строя государства, отмечал влияние новых средств борьбы на решение многих стратегических вопросов, подчёркивал, что теория и практика должны друг друга уравновешивать, разработал рекомендации по осуществлению стратегического прорыва и ведению стратегической обороны.

Стратегические концепции большинства европейских стран перед 1-й мировой войной 1914—18 исходили из необходимости ведения непродолжительной войны. Однако эти концепции оказались несостоятельными; план молниеносной победы провалился. Военная стратегия обеих коалиций с образованием сплошных позиционных фронтов долгое время не могла найти выход из образовавшегося «позиционного тупика». Активная наступательная С. в. России в начале войны ощутимых результатов не дала, т.к. часто не соответствовала состоянию и материальным возможностям русской армии. Стратегическое руководство Антанты лишь в 1918 использовало своё превосходство над Германией в людских и материальных ресурсах и добилось победы над её армией.

В ходе войны возросли роль политического руководства, влияние политики на стратегию, политики стран коалиции на координацию вооруженной борьбы. Стратегия, как и прежде, направлялась на уничтожение живой силы противника и на захват или удержание территории. Её возможности с появлением новых средств борьбы (авиации, танков, подводных лодок) и усовершенствованием артиллерии возросли. Стратегические цели достигались проведением операций и боев. С образованием новых стратегических объединений — фронтов (групп армий) усложнилось стратегическое управление войсками, возросла роль стратегических резервов. Проблемы коалиционной военной стратегией — выработка единого плана действий, создание единого командования, единство политического и стратегического руководства, организация стратегического взаимодействия и многое др. — решались медленно и неуверенно.

Ф. Энгельс был первым марксистом, работавшим над созданием подлинно научной военной теории. Выдвинутые в его трудах положения составляют прочную базу глубокого понимания сущности войн. Они были положены в основу советской военной науки, в том числе С. в.

После Гражданской войны М. В. Фрунзе в произведениях «Единая военная доктрина и Красная Армия» (1921), «фронт и тыл в войне будущего» (1925), «Итоги и перспективы военного строительства» (1925) и др. осветил характер современной войны, взаимосвязь стратегии и подготовки вооруженных сил в конкретных исторических условиях, значение техники и человека в войне, подготовку к ней народного хозяйства, роль тыла и снабжения. Б. М. Шапошников в труде «Мозг армии» (т. 1—3, 1927—29) исследовал вопросы всесторонней подготовки государства к войне, роль Генштаба, основы коалиционной стратегии. В. К. Триандафиллов в работе «Характер операций современных армий» (1929) пытался установить новые исходные положения о характере подготовки и ведения будущей войны (операции), вскрыл особенности её начального периода. Общие и частные проблемы военной стратегии разрабатывались Р. П. Эйдеманом («К вопросу о характере начального периода войны», 1931), В. А. Меликовым («Стратегическое развертывание», 1939) и др.

Перед началом 2-й мировой войны 1939—45 советская военная стратегия исходила из того, что защита от нападения агрессоров будет достигаться решительным наступлением и согласованными усилиями всех видов вооруженных сил. Теория оборонительных операций разрабатывалась преимущественно в масштабе армии. Считалось, что внезапность является важным фактором победы в современной войне, однако проблема отражения внезапного нападения врага не была в должной мере разработана.

Влияние опыта 1-й мировой войны привело к переоценке роли в бою и операции авиации и танков. Это вызвало появление военных теорий о завоевании победы путём «воздушной войны» (Дж. Дуэ в Италии), «танковой войны» (Дж. Фуллер в Великобритании, Х. Гудериан в Германии) и др. Официальными считались С. в. «тотальной и молниеносной войны» (Э. Людендорф, Германия), «морской силы» (Великобритания, США), «позиционной войны» (Франция).

Планируя нападение на Советский Союз, гитлеровское руководство в основу своей С. в. и здесь положило идею «молниеносной войны», рассчитывая разгромить СССР в одной военной кампании. Стратегический план (см. «Барбаросса план») предусматривал разгром Советских Вооруженных Сил путём нанесения внезапных ударов крупными группировками войск при массированном использовании танков и авиации одновременно на московском, ленинградском и киевском стратегических направлениях, уничтожения главных сил Красной Армии в Прибалтике, Белоруссии и на Правобережной Украине. Затем имелось в виду стремительно продвинуться в глубь страны и овладеть Москвой, Ленинградом, Киевом, выйти на линию Архангельск — Волга и принудить СССР к капитуляции. Решающим видом действий считалось стратегическое наступление. Возможности стратегической обороны и контрнаступления со стороны советских войск недооценивались.

Советским Вооруженным Силам в первый период войны пришлось вести сражения в крайне неблагоприятных условиях (см. Великая Отечественная война Советского Союза 1941—45). Советское стратегическое руководство противопоставило немецко-фашистскому наступлению стратегию упорной обороны в сочетании с фронтовыми и армейскими контрударами, частными наступательными операциями и партизанской борьбой в тылу врага. Для осуществления управления вооруженными силами в 1941 была создана Ставка Верховного Главнокомандования — СВГК. Она применяла принцип жёсткой централизации управления вооруженными силами в сочетании с коллегиальностью при выработке решений и персональной ответственностью при проведении их в жизнь. Важнейшие стратегические решения принимались при участии главнокомандующих видами вооруженных сил, командующих родами войск, командующих и членов военных советов фронтов.

В начале войны стратегической инициативой в ведении военных действий владело немецко-фашистское командование. Советской С. в. пришлось в короткие сроки решать сложный комплекс важнейших вопросов: стратегического развёртывания вооруженных сил с одновременной организацией активной стратегической обороны на всём фронте и на важнейших направлениях; правильного определения направлений главных ударов немецко-фашистских войск; глубокого построения имеющихся сил и средств и осуществления маневра ими; создания стратегических резервов и массированного использования их на решающих направлениях. Основной способ ведения стратегической обороны заключался в изматывании противника упорным сопротивлением на заранее созданных и естественных рубежах, срыв его замыслов контрударами и контратаками.

В ожесточённых сражениях летом и осенью 1941, особенно в Московской битве 1941—42, немецко-фашистские войска были измотаны и обескровлены. Красная Армия вырвала стратегическую инициативу у врага. Гитлеровская стратегия «молниеносной войны» потерпела провал, а с переходом советских войск в контрнаступление под Москвой — полное крушение.

В сражениях 1942 немецко-фашистское командование было вынуждено перейти к стратегии поэтапного достижения своих целей. Оно уже не могло организовать стратегическое наступление на всём советско-германском фронте и было вынуждено наносить удары только на отдельных стратегических направлениях. После неудачного для советских войск исхода сражений в районе Харькова и на Керченском полуострове противнику удалось снова захватить стратегическую инициативу. На сталинградском и кавказском направлениях советские войска вели ожесточённые оборонительные сражения, в результате которых враг был обескровлен и остановлен. К этому времени создавались условия перехода в контрнаступление. Стратегическое положение немецко-фашистских войск к концу 1942, несмотря на захват ими значительной территории СССР, ухудшилось, фронт оказался растянутым, крупных резервов немецко-фашистское командование не имело.

В результате контрнаступления под Сталинградом ударные группировки врага были разгромлены. Поэтапное достижение целей войны и вся немецко-фашистская наступательная стратегия потерпели крах. Советское командование окончательно овладело стратегической инициативой и не упускало её до конца войны.

После поражения немецко-фашистских войск в зимней кампании 1942—43 перед фашистской Германией и сё союзниками встала реальная угроза проигрыша войны. Немецко-фашистское командование провело тотальную мобилизацию и подготовило крупную стратегическую наступательную операцию в районе Курского выступа с целью вернуть стратегическую инициативу. В результате Курской битвы 1943 советские войска добились крупной победы. Немецко-фашистская армия перешла на всём советско-германском фронте к стратегии упорной обороны.

К началу 1944 стратегическая обстановка на советско-германском фронте коренным образом изменилась в пользу Советских Вооруженных Сил. Летом 1944 они нанесли удар в Белоруссии на основном стратегическом направлении и создали условия для проведения др. наступательных операций.

После 2-й мировой войны во всех государствах военная стратегия. разрабатывалась с учётом полученного опыта ведения военных действий. Западными странами во главе с агрессивными США была создана система агрессивных военных блоков, направленных главным образом против социалистических стран, а также стран и народов, борющихся за свободу и национальную независимость. Самый крупный блок — Организация Североатлантического договора (НАТО, создан в 1949). В таких условиях социалистические страны в качестве вынужденной меры заключили оборонительный союз — Варшавский договор 1955.

Появление в 50-х гг. 20 в. ядерного оружия и ракет вызвало пересмотр взглядов на характер войны. Принципиальные изменения были внесены в военную стратегию. Западные круги возлагали большие надежды на ядерное оружие. Стратегическое командование получило возможность путём применения ракетно-ядерного оружия по объектам противника на большой глубине непосредственно решать крупные стратегические задачи. Для достижения своих целей империалистические круги США совместно со своими союзниками по военным блокам приступили к разработке стратегических концепций, рассчитанных на борьбу за завоевание мирового господства в новых условиях. США и страны НАТО в соответствии с монополией на ядерное оружие и военной доктриной, основу которой составляла т. н. стратегия «массированного возмездия», исходили из возможности ведения против СССР только ядерной войны.

В 60-х гг. в связи с изменением соотношения сил и политической обстановки в мире в пользу социализма и увеличением ядерных возможностей СССР, в США и др. странах, входящих в НАТО, была принята стратегия «гибкого реагирования». Она предусматривала возможность ведения против социалистических стран всеобщей ядерной войны, ограниченной ядерной войны, обычной войны, войны, которая начинается обычным оружием с переходом к применению ядерного оружия, локальных войн.

В 1971 военно-политическое руководство США провозгласило т. н. стратегию «реалистического устрашения» (разновидность стратегии «гибкого реагирования»), в основу которой были положены превосходство в стратегических силах, партнерство со значительным увеличением военного вклада союзников по агрессивным блокам и переговоры с опорой на силу.

Советская военная стратегия определяет возможный характер будущих войн. При этом основное внимание уделяется решению проблем подготовки страны и вооружённых сил к отражению возможной агрессии западного мира. Современная военная стратегия исходит из того, что новая мировая война, если её удастся развязать агрессорам, явится решающим столкновением двух противоположных мировых общественно-экономических систем. Такая война со стороны СССР и др. социалистических стран будет справедливой, направленной на защиту своей свободы и независимости. Главным средством ведения войны могут стать стратегические ядерные силы, если не будет достигнуто соглашение о запрещении и ликвидации ядерного оружия. При ведении ядерной войны могут применяться удары стратегических ядерных сил, стратегические операции на континентальных и океанских театрах военных действий, операции по разгрому авиационных группировок противника и действия по отражению его воздушно-космического нападения. Широкое применение в современных войнах найдут средства и способы радиоэлектронной борьбы. Окончательный разгром войск противника и захват его жизненно важных районов могут быть достигнуты в результате совместных действий сухопутных войск и др. видов вооруженных сил.

Важнейшие задачи советской С. в.: исследование характера и закономерностей войны; разработка требований по подготовке возможных театров военных действий и страны к обороне; определение способов ведения войны и стратегического использования вооруженных сил, направлений строительства и всесторонней подготовки вооруженных сил к войне, их организационной структуры и технического оснащения; разработка вопросов стратегического развёртывания вооруженных сил и обеспечения их организованного вступления в войну; руководство вооруженными силами; изучение стратегических взглядов вероятных противников, их экономических, моральных и военных возможностей; разработка и осуществление мероприятий по обеспечению постоянной боевой готовности вооруженных сил; разработка способов подготовки и ведения военных действий в коалиционной войне, методов управления объединёнными вооруженными силами и координация их усилий.

Агрессивная политика империалистических государств, безудержная гонка вооружений и необходимость защиты мира и безопасности народов требуют от советской С. в. дальнейшей разработки эффективных путей, обеспечивающих постоянную высокую боевую готовность Советских Вооруженных Сил к разгрому любого агрессора.

Источник: «Большая советская энциклопедия»

Русская Цивилизация
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты