Главная  >  Политика   >  Страны и регионы мира   >  Абхазия


Абхазия – альтернатив нет

11 октября 2007, 123

Кризис в Абхазии пока вступил в стадию промежуточного компромисса. Новые выборы назначены на 12 января 2005-го года, а лидеры конфликтующих сторон вроде бы договорились пойти на выборы в единой связке – Багапш как кандидат в президенты, а Хаджимба в роли потенциального вице-президента. Однако говорить о завершении внутреннего конфликта в Абхазии ещё рано.

     

     Кризис в Абхазии, вызванный президентскими выборами, пока вступил в стадию промежуточного компромисса. Новые выборы назначены на 12 января 2005-го года, а лидеры конфликтующих сторон - Рауль Хаджимба и Сергей Багапш - вроде бы договорились пойти на выборы в единой связке – Багапш как кандидат в президенты, а Хаджимба в роли потенциального вице-президента. Однако говорить о том, что внутренний конфликт в Абхазии окончательно завершён, ещё рано.

     По некоторым данным, после празднования Нового года не исключён перенос выборов на более поздние сроки. Предлогов для этого может найтись достаточно, начиная от процедурных (к примеру, необходимость уточнения списков избирателей, с которым в Абхазии полный хаос), заканчивая призывами отложить выборы ради подготовки к отражению возможной агрессии со стороны Грузии. Благо Михаил Саакашвили на днях назначил министром обороны одиозного «ястреба» Георгия Окруашвили, который всегда выступал за силовое решение абхазской проблемы. Напутствуя нового министра, грузинский президент подтвердил, что главной задачей МО Грузии является восстановление территориальной целостности государства.

     В случае апелляции к грузинской угрозе, которая и на самом деле существует, выборы могут отложить надолго. Считается, что это отвечает интересам действующего, хотя и тяжело больного президента Абхазии Владислава Ардзинбы и его ближайших соратников. Кроме того, говорят, что окончательная и легитимная победа Багапша (пусть даже и в связке с Хаджимбой) по-прежнему не устраивает российские власти, которые получали бы шанс избавиться от Багапша, отодвигая выборы. Внешне это выглядело бы достаточно логично, учитывая обвинения Багапша в симпатиях к Грузии и якобы имеющейся у него склонности к заключению компромисса с грузинскими властями. На фоне усиливающейся грузинской угрозы это могло бы выглядеть как достаточное основание для чрезвычайных мер.

     Трудно сказать, насколько все эти догадки соответствуют действительности. Ведь на самом деле отмена выборов может пройти относительно безболезненно лишь в случае возникновения действительно критической угрозы военного вторжения со стороны Грузии или сопоставимого с этим события. Пока же, несмотря на браваду Тбилиси, предполагать возникновение подобной ситуации до 12-го января нет серьёзных оснований. Но если значимого повода не будет, то даже перенос сроков может вызвать новый всплеск волнений в Абхазии и новое обострение конфликта между сторонниками двух кандидатов. А это, в свою очередь, как раз и может стать для абхазов главной проблемой в контексте возможного вторжения из Грузии, так как в любом случае вызовет фактическое ослабление Абхазии.

     

     Хаджимба и Багапш представляют две разные группы абхазской элиты и опираются на достаточно многочисленных сторонников в абхазском обществе. Это, как минимум, означает, что и после выборов в случае их проведения в срок, между двумя политиками останется некое напряжение. Может случиться так, что формальные союзники останутся фактическими соперниками, конкурируя за роль реального центра принятия решений. Такая ситуация ничего хорошего Абхазии не предвещает.

     В то же время, следует признать, что в сложившейся ситуации лучшего решения, чем связка Багапша и Хаджимбы на предстоящих выборах, придумать было нельзя. Положение абхазов не позволяет им слишком сильно ругаться друг с другом. Они живут с одной стороны под постоянной угрозой военного вторжения Грузии. А с другой – находятся почти в полной экономической зависимости от России, которая одновременно является де-факто и единственным гарантом их весьма относительной самостоятельности. Любое ослабление абхазской власти, не говоря уже о внутреннем вооружённом конфликте, ставит вопрос о ликвидации Абхазии, как независимого государственного образования, а, возможно, и о физическом выживании абхазского этноса, численность которого составляет всего лишь около ста тысяч человек. Таким образом, абхазы изначально были обречены на компромисс.

     Кстати, в этом состоит и секрет стабильности других непризнанных государственных образований на постсоветском пространстве – Приднестровья и Нагорного Карабаха. Внутренние разногласия являются слишком большой роскошью для населения этих территорий перед лицом постоянной внешней угрозы.

     В этом смысле пока безальтернативной выглядит и внешнеполитическая ориентация Абхазии на Россию. Характеристика Багапша как «прогрузинского политика» в общем-то не имеет под собой достаточно серьёзных оснований. Да, жена Багапша действительно грузинка, а сам Багапш выступает за переговоры с Грузией и считается сторонником усиления экономической составляющей в определении внешней политики Абхазии. Однако даже в том случае, если Багапш действительно считает необходимым возврат Абхазии в состав Грузии, возможностей реализовать такой проект у него практически нет. По крайней мере, в ближайшие годы.

     Несмотря на внешнее оформление атрибутами государства и даже демократическими процедурами жизнь абхазского общества во многом носит признаки общинного устройства. Это вообще свойственно многим кавказским народам. С распадом СССР во многих местах бывшего Союза фактически возродилась, по сути, архаическая система устройства жизни. В условиях Абхазии, являющейся непризнанным государством и пережившей недавний опыт войны, это особенно актуально. Навязать населению какое-то абсолютно непопулярное решение крайне сложно. Кстати, это продемонстрировал и нынешний кризис. Люди быстро забывают о формальностях и возвращаются к вольнице.

     Что же касается возможного возврата в состав Грузии, то заставить абхазов сделать это против их воли не сможет никакой абхазский президент. Убедить же большинство населения в том, что это для них жизненно необходимо, будет очень непросто. По крайней мере, для этого понадобиться немало времени и действительно весомые аргументы.

     Кстати, сам Багапш и его сторонники уже неоднократно публично заявляли о своей приверженности сотрудничеству с Россией и негативной позиции в отношении какого-либо соглашательства с грузинскими властями. Да и сами грузины говорят, что хотя и выступают резко против российского влияния на абхазскую ситуацию, не испытывают особого оптимизма по поводу фигуры Багапша, заявления которого пока не дают надежды на продвижение переговоров между Сухуми и Тбилиси.

     В этом контексте остаётся не совсем ясной позиция российских властей. К сожалению, можно констатировать, что обострение ситуации в Абхазии в значительной степени произошло благодаря влиянию российских политтехнологов. В условиях, когда и Хаджимба, и Багапш фактически не имеют свободы манёвра в вопросе отношения к России, было бы разумнее не стимулировать внутренний конфликт в Абхазии, а найти общий язык с любым из кандидатов. Ведь поляризация абхазского общества на прошедших выборах во многом была искусственной. Причём линия разделения пролегла в том числе и по признаку отношения к российскому влиянию. Спрашивается – зачем отталкивать от себя потенциальных союзников, превращая их в потенциальных противников? Ответа на этот вопрос, по сути, нет. Возможно, веские причины неприязни к Багапшу действительно существуют, но до сведения широкой общественности, в том числе, и российской они доведены не были. А это уже можно считать технологической ошибкой. По крайней мере, это даёт основания критиковать любые попытки России влиять на постсоветское пространство, как заведомо обречённые на провал, что имеет негативное значение в плане определения внешнеполитической стратегии.

     

     Впрочем, одно можно утверждать с уверенностью – в случае, если выборы всё-таки пройдут 12 января и связка Багапша и Хаджимбы на них сохранится, победа Багапша гарантирована. По абхазским законам выборы вообще могут быть безальтернативными, то есть, превратится в плебисцит по кандидатуре Багапша. Альтернативных же кандидатов пока не видно. Занявший на предыдущих выборах третье место Сергей Шамба ныне вновь назначен министром иностранных дел, и выдвигать свою кандидатуру не собирается. Этот факт также говорит о том, что некий внутренний компромисс внутри абхазской элиты всё-таки достигнут. Вопрос лишь в том, насколько крепок и долговечен он окажется.

     

Сергей Михеев
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты