Главная  >  Общество   >  Проблемы общества   >  Бедность


Социальная ответственность российского предпринимателя

11 октября 2007, 24

К вопросу социальной ответственности бизнеса нужно подойти шире. К сожалению, очень часто мы находимся в плену модных в данный момент мифов, за которыми теряется общий смысл.

     К вопросу социальной ответственности бизнеса нужно подойти шире. К сожалению, очень часто мы находимся в плену модных в данный момент мифов, за которыми теряется общий смысл. В свое время модно было говорить о коммунистической доктрине, общественной собственности, примате общественного над личным. Потом стало модно говорить про так называемый либеральный экстремальный монетаризм, якобы все отрегулирует рынок, необходимость уменьшения роли государства. Мы жили в плену этой идеологемы 15 лет – результат всем известен, – фактически развал инфраструктуры, угроза развала общества в целом. Сейчас как-то модно стало говорить о социальной ответственности бизнеса.

     Также как в мире нет абсолютного примата рынка и везде в нормальных цивилизованных обществе государство достаточно сильно вмешивается в экономическую жизнь общества там, где оно эффективнее, чем рынок, также и абсолютной социальной ответственности бизнеса, на мой взгляд, быть не может. Каждый должен заниматься своим делом. Мне кажется, что основная задача обеспечить социальную ответственность общества лежит на государстве. Именно оно должно обеспечить такие правила игры, чтобы работа бизнеса, работа рыночных структур в экономике шла на пользу обществу в целом, а не отдельной его части, составляющей меньше десятой доли процента населения. И здесь очень важно соблюсти единство экономического и социального пространства России – в этом социальная ответственность власти, государства. Грубо говоря, чтобы жители нефтеносных, алмазоносных, и всех прочих богатых регионов, в том числе тех, где в силу исторических, геополитических и просто политических причин сосредоточены большие финансовые потоки (я имею в виду в первую очередь столичный регион и несколько крупных городов), – имели не меньшие и не большие права, чем все жители остальных регионов. Нужно, чтобы социальная защищенность, экономическая самостоятельность и социальные гражданские права жителей всей территории России были едины. Чтобы на всей территории России применялись единые социально-экономические стандарты качества жизни.

     Во всем мире существуют эти проблемы, тем более в странах со сложным федеральным, географическим, политическим устройством, с большими территориями. Во всем мире их решает государство за счет налогов. Это программа регионального выравнивания, регионального развития, стимулирования развития налоговой базы регионов, стимулирования инвестиционных программ, создание рабочих мест. Именно через эти программы бизнес должен организовывать свою социальную ответственность, также как и все остальные налогоплательщики. Просто бизнес, особенно крупный бизнес, является крупным налогоплательщиком, и его долевое участие в нормально функционирующей системы будет относительно большим, чем у отдельно взятого индивидуума.

     Нужно отказаться от политики двойных стандартов. Нужно прекратить разовые пиаровские акции, когда тот или иной региональный начальник, местный хан или князек делает себе предвыборный пиар за счет выдаивания местного бизнеса. И это вместо того, чтобы планомерно и четко, допустим, разделять сверхприбыли от сверхблагоприятной экспортной сырьевой конъюнктуры со всем обществом. Все это заменяется очередной акцией – скиньтесь-ка по три рубля на очередной день города, день губернии, на те или иные пиаровские популистские мероприятия местных начальников. Мне кажется с этим федеральный центр должен бороться и бороться довольно жестко, четко обеспечивая единые стандарты экономической, социальной и остальной политики на всей территории страны. Последние инициативы президента должны этому способствовать. Приспосабливать бизнес под местнические и даже личные цели, станет, наверное, сложнее.

     С другой стороны, должны быть прописаны правовые механизмы, чтобы не инвестировать в развитие социальной, экологической, всей другой инфраструктуры в регионе, где работают предприятия, стало не выгодно, не конкурентно и просто незаконно. Но это должны быть именно стандартизированные процедуры, а не так, что компанию "N-ойл" индивидуально заставили быстренько сделать что-то социальное вместо власти и об этом широко раструбили.

     Мне кажется важным (и это также социальная ответственность власти) создавать конкурентный рынок труда. Должны быть созданы условия для конкуренции на рынке труда, компании должны бороться за квалифицированных работников. Стандарты социальной защищенности должны быть таковы, что компании выгодней будет инвестировать в человеческий капитал, в удержание ценных работников, чем постоянно искать новые кадры на рынке труда.

     Государство может увеличивать конкуренцию на рынке труда за счет увеличения доходов и социальной защищенности работников бюджетной сферы. Государство – единый крупнейший работодатель в любой стране, который в состоянии поднимать стандарты защищенности и уровень оплаты труда своих работников до такого уровня, чтобы бизнесу приходилось напрягаться, для того чтобы конкурировать с государством как работодателем. Это неминуемо повысит стандарты социальных пакетов, который бизнес будет предлагать своим работникам. Таким образом государство способно регулировать процессы социальной защищенности всех наёмных работников, независимо от формы собственности работодателя. Также как повышение зарплаты бюджетникам реально повышает доходы не только бюджетников – оно повышает доходы работников негосударственного сектора экономики за счет того, что конкуренция на рынке труда возрастает. Государство не должно уходить с рынка и говорить, что рынок все отрегулирует. Степень монополизации нашей экономики, да в принципе любой другой, без определенного вмешательства гражданских институтов приведет к увеличению расслоения, поляризации и фактически деструктивным тенденциям в обществе.

     Институт Социально-Экономического и Инвестиционного Проектирования, директором-председателем научно-экспертного совета которого я являюсь, работает достаточно много по ряду региональных программ. Работаем с Екатеринбургом, Калининградом, с крупнейшим муниципальным образованием Самарской области, с администрациями других субъектов Федерации и муниципальных образований. Мы пытаемся разработать модели стимулирования процесса расширения налоговой базы регионов, территорий, муниципальных образований. В случае грамотного внедрения программ, стимулируется развитие инфраструктуры и финансовая солидарная ответственность бизнеса и власти за софинансирование тех или иных инфраструктурных, социально значимых проектов. Я не говорю про социальную ответственность бизнеса – потому что, как уже отмечал, – это абстракция и модная идеологема.

     Мы консультировали предприятия Сызрани, где частные инвесторы совместно с региональными, муниципальными властями брали на себя ответственность по экологически безопасному построению производства и перепрофилированию его на экологически дружественные технологии. Кроме прочих проблем, там была загрязнена территория. Бизнес сам по себе не был заинтересован вкладывать средства, предстояли огромные начальные расходы, которые делали проект нерентабельным. С другой стороны, властям заниматься восстановлением производства, не принадлежащего им и находящегося в состоянии банкротства, только за деньги налогоплательщиков, также было невозможно. Мы использовали технологию совместной реализации социально-экономически значимых проектов, технологию частного и государственного софинансирования.

     Это идеология бюджетов развития, идеология финансирования развития, применяемая во всем мире. Когда я предлагал такую технологию, работая советником министра экономики России в 1996 году, мне было сказано, что это коммунистические идеи, которые никому не нужны. Поскольку я жил и работал до этого в капиталистических странах, например, такой стране как Япония, много изучал опыт развития в других странах, я был очень удивлен подобной трактовкой. Но это как раз следствие того, как общество впадает в крайности.

     Мне кажется, очень опасно впадать в крайности псевдолиберального монетаризма, точно также опасно впадать в крайности того, что бизнес будет выполнять государственные функции, а государство будет отдыхать и смотреть на это, иногда аплодировать. Государство у нас и так не перерабатывает и не перенапрягается. При цене 52 доллара за баррель, ломящемся от денег бюджете, государство фактически за последние 5 лет ничего не сделало для изменения структуры экономики в плане подготовки страны к ухудшению конъюнктуры, которая неминуемо наступит не сейчас, так через полгода, год-полтора. Зависимость бюджета от конъюнктуры сырьевого экспорта только увеличилась, а не уменьшилась. Государство должно не ждать пока бизнес решит за него проблемы, а создавать такие форматы, правила игры, технологии, которые позволят обеспечить единство социальных стандартов на территории России и постоянное повышение этих стандартов – повышение адекватное тому взлету нефтяных доходов, которые были у нас последние 5 лет. Я помню 1998-1999 год, когда цены на нефть были в районе 8-9 долларов за баррель, сейчас 52. По крайней мере шестикратное увеличение качества жизни мы должны были иметь за эти годы, если бы государство хотя бы сумело сохранить, законсервировать тот уровень налоговых и иных изъятий из экономики, который существовал тогда. По крайней мере 3-4-кратное улучшения уровня жизни могло быть, при реальном 3-кратном снижении налоговой нагрузки на экономику. Этого нет, деньги оседают в оффшорах, обогащают одну сотую процента населения. Все остальное общество получает небольшие подачки в виде 400 рублей компенсации вместо денежных льгот. Мне кажется, это пример вопиющей социальной безответственности власти, и неправильно перекладывать бремя этой социальной ответственности на бизнес.

     

     

Л. Барон
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты