Главная  >  Общество   >  Проблемы общества   >  Бедность


Монетизация льгот

11 октября 2007, 51

Летом тема предстоящей в начале 2005 года отмены льгот взбудоражила буквально всю Россию. В то время, как в Госдуме обсуждался и проходил первое чтение законопроект о замене льгот денежными компенсациями, в средствах массовой информации развернулась ожесточенная дискуссия между сторонниками и противниками планов правительства.

     Летом тема предстоящей в начале 2005 года отмены льгот взбудоражила буквально всю Россию. В то время, как в Госдуме обсуждался и проходил первое чтение законопроект о замене льгот денежными компенсациями, в средствах массовой информации развернулась ожесточенная дискуссия между сторонниками и противниками планов правительства. Одновременно грядущая "монетизация" льгот обсуждалась едва ли не на каждой кухне, в курилке и на скамейке перед домом. Что и не удивительно: ведь у большинства россиян в семье есть те или иные льготники: пенсионеры, ветераны войны, военнослужащие, "чернобыльцы", "афганцы", инвалиды и т.д.

     В общем-то, суть проблемы льгот, многие из которых существуют еще с советских времен, вполне ясна. И трудно не согласиться с теми, кто говорит, что эта система неэффективна, архаична, часто социально несправедлива, не соответствует нынешнему экономическому укладу страны и убыточна для государства. Реформа здесь, конечно же, давно и вполне оправданно назрела.

     Но любая реформа такого рода, затрагивающая десятки миллионов людей, требует тщательной подготовки и просчета всех возможных ее плюсов и минусов. Наконец, она должна быть предельно понятной населению, прозрачной и не допускающей разноречивых толкований. Как говорят американцы, любую реформу или закон надо уметь "продать", убедив "покупающее" их общество в том, что они не несут в себе никаких особенно негативных и тяжелых для него последствий. А вот тут как раз у тех, кто в российском правительстве отвечал за разработку и особенно за информационное обеспечение принятия закона о монетизации льгот, все вышло не очень складно.

     Как известно, еще накануне и сразу после президентских выборов в России в СМИ муссировались различные слухи о грядущих "непопулярных" реформах, которые предстоит провести новому правительству во главе с Михаилом Фрадковым. И когда тема отмены льгот зазвучала в полную силу, она была воспринята населением именно как начало этих ожидавшихся "непопулярных" мер. Масло в огонь добавила и бурная популистская активность некоторых российских политиков и с левого и с правого флангов, сразу же попытавшихся нажить на этом политический капитал.

     На правительство посыпались обвинения в стремлении существенно ограничить или даже ликвидировать социальные обязательства государства перед гражданами, в проведении курса на ухудшение социально-экономического положения малообеспеченных россиян и т.п. За спиной кабинета М.Фрадкова тут же замаячил призрак "антинародного правительства Гайдара". И хотя представители правительства довольно быстро стали смягчать первоначальный "жесткий" вид реформы по льготам, это не слишком помогло. По всей стране прокатилась волна митингов и манифестаций пенсионеров, протестовавших против отмены льгот. Это заметно контрастировало с демонстрировавшимися по телевидению агитроликами о "крайне довольных" предстоящей монетизацией льгот пенсионерах.

     Как уже говорилось выше, чиновники не справились с информационным или, если угодно, пиаровским аспектом порученной им реформы. Министр финансов Алексей Кудрин и министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов, которые при поддержке вице-премьера Александра Жукова пытались со страниц прессы и экранов телевидения объяснить суть предстоящих перемен, весьма посредственно справились с этой задачей.

     При всем уважении к их высокому профессионализму, они не смогли говорить с народом на понятном для него языке, выступая скорее, как эксперты-"сухари" на ученом совете или утомленные топ-менеджеры на совете директоров крупной корпорации. Порой казалось, что растолковывать "непонятливым" гражданам тонкости предстоящей реформы Кудрину и Зурабову было просто неинтересно. Только вмешательство президента, указавшего правительству и Думе на необходимость "не ухудшить, а улучшить жизнь льготников", несколько выправило ситуацию и успокоило страсти. Владимир Путин также сообщил, что в случае замены льгот на денежные компенсации сумма выплат ветеранам войны из российского бюджета увеличится в 20 раз, а инвалидам в 10 раз. "Надеюсь, что правительство и Минфин будут готовы к тому, чтобы реализовать эти пакеты, имея в виду, что средства потребуются очень большие", – отметил президент.

     Правительство подкорректировало реформу, постаравшись сделать ее более популярной. Льготникам будет предоставлен обязательный социальный пакет на сумму 440 рублей в месяц, которые вычтут из общей суммы компенсации. Однако и это не закрыло все имеющиеся по реформе вопросы. Создается также впечатление, что реформа готовилась в такой спешке, что ее разработчики позабыли учесть и российский менталитет, и традиции и пока еще не слишком высокий уровень жизни большинства населения. Можно также согласиться и с высказывавшимся в СМИ мнением, что для многих людей старшего поколения льготы и сопутствующая им книжечка – это не просто бесплатный проезд или лекарства, но и символ признания государством их заслуг перед обществом. Деньги-то, как говорится, приходят и уходят, а…вот что же остается? В этой связи брошенное в ходе думских слушаний Алексеем Кудриным, в общем-то, правильное замечание, что "в рыночной экономике деньги решают все", было неоднозначно воспринято в стране.

     Как известно, 2 июля Государственная Дума, несмотря на сопротивление коммунистов и фракции "Родина", 296 голосами проправительственного большинства приняла в первом чтении законопроект о монетизации льгот. Этим законопроектом устанавливается, каким категориям граждан и в каком размере будут выплачены денежные компенсации взамен льгот. Под реформу подпадают две основные группы льготников. Первая – "федеральные": герои СССР, России и соцтруда, ветераны войны, "афганцы", инвалиды, блокадники, "чернобыльцы". Вместо льгот им полагается денежная компенсация из федерального бюджета в зависимости от категории от 800 до 3500 рублей. На это Минфин намерен выделить в 2005 году более 171 млрд. рублей. Региональные же бюджеты будут ответственны за другую группу льготников – ветеранов труда и тыла, а также репрессированных. Льготы им также заменят на деньги. Но суммы компенсаций в этом случае должны определить сами регионы.

     Однако законопроект, которому предстоит в скором времени стать законом, продолжает вызвать вопросы и сомнения. Что и не удивительно, ведь 400-страничный документ серьезно меняет существующую нормативно-правовую базу РФ путем отмены 41 и внесения изменений еще в 155 Федеральных законов. К тому же выходит, что в реальности настоящей "монетизации" льгот не произойдет, а будет создана смешанная система. Под процесс монетизации подпадут далеко не все льготы – только на проезд в городском и пригородном транспорте, лекарственное обеспечение и санаторно-курортное лечение. Остальные льготы (в т.ч. в жилищно-коммунальной сфере) пока сохранятся в прежнем режиме. Сохранятся некоторые льготы и у военных.

     Несмотря на это, в обществе продолжает наблюдаться определенное смятение, поскольку людей уже столько раз обманывали за десятилетие "демократических и рыночных" реформ, что кредит доверия к власти придется еще долго восстанавливать. Никто пока не даст гарантий и того, что новый закон будет выполняться, тогда как десятки других законов, в т.ч. и те, которые правительство предлагает отменить, как "неработающие", сплошь и рядом не выполняются. Неизвестно также, насколько расторопно будет правительство в подготовке реализации всех пакетов нового закона, если оно увязло даже в считающейся экстренной административной реформе, едва ли не парализовавшей целые секторы исполнительной власти.

     Нормы принимаемого закона также не учитывают разницу в социально-экономическом положении льготников городских и сельских, столичных и провинциальных, "европейцев" и "дальневосточников" и т.п. В итоге, одни льготники могут значительно выиграть, а другие же серьезно проиграть. Так, по оценкам департамента социальной защиты населения Москвы, в случае монетизации льгот столичные льготники недополучат 12 миллиардов рублей. Имеются и такие категории льготников, для которых новый закон будет означать не замену льгот на деньги, а их полную отмену. Получается опять социальная несправедливость?

     Вызывает вопросы и зависимость льготников второй группы от состояния бюджетов регионов. Сейчас в России лишь 10-12 регионов-доноров в состоянии позаботиться о своих льготниках. Остальным же понадобиться помощь федерального центра. Есть ли уверенность, что такая помощь будет оказана в 2005 году, когда правительству, чтобы компенсировать убытки Пенсионного фонда, придется черпать средства в стабилизационном фонде?

     Наконец всех льготников продолжает волновать вопрос: льготы, как известно, неподвержены инфляции, а вот что будет с денежными компенсациями? Не будут ли они быстро "съедены" активным ростом цен и уменьшением расходных статей бюджета? Сможет ли правительство выполнить указания президента об опережающей индексации компенсаций? Представители правительства пока отвечают на эти вопросы довольно туманно, что не прибавляет ему доверия в глазах граждан.

     Неизвестно также, просчитывал ли кто-либо в правительстве последствия реформы системы льгот на ближайшие 2-3 года? А ведь если ожидания населения от реформы не оправдаются, то это проявится в росте социальной напряженности и прочих негативных явлениях, скорее всего, именно в этот период.

     Поэтому, хотя в целом замена льгот на компенсации является, по сути, вполне разумной экономической мерой, правительству придется очень сильно постараться и, возможно, что-то изменить в своих подходах, чтобы российское общество правильно восприняло закон о монетизации льгот и поверило, что власти не на словах, а на деле действуют в интересах миллионов простых людей.

     

Сергей Фролов
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты