Главная  >  Общество   >  Уровень жизни

Тумбы под телевизор в екатеринбурге ekaterinburg.pinskdrev.ru.

Уровень жизни в Центральном федеральном округе

11 октября 2007, 249

Из всех субъектов, входящих в Центральный федеральный округ, только Москва преодолела нижнюю границу среднего, тяготеющего к высокому уровню валового регионального продукта на душу населения

Центральный федеральный округ (ЦФО) включает в себя 18 административных единиц: Белгородскую, Брянскую, Владимирскую, Воронежскую, Ивановскую, Калужскую, Костромскую, Курскую, Липецкую, Московскую, Орловскую, Рязанскую, Смоленскую, Тамбовскую, Тверскую, Тульскую и Ярославскую области, а также г. Москву.

Из всех субъектов, входящих в Центральный федеральный округ, только Москва преодолела нижнюю границу среднего, тяготеющего к высокому уровню валового регионального продукта на душу населения, составившего в 1999 г. 3067 долларов США по биржевому курсу. На другом полюсе по этому показателю была Ивановская область, в которой наблюдались близкие к низким значения душевого ВРП. Остальные 16 административных субъектов по объему душевого ВРП находились на среднем, тяготеющем к низкому уровню в диапазоне от 1800 в Белгородской, Липецкой и Ярославской до 1100 долл. в Брянской, Калужской и Тамбовской областях.

Все регионы, входящие в ЦФО, объединены нами в группы по покупательной способности населения, характеризующей уровень его жизни. По состоянию на 1-ое полугодие 2002 г. в ЦФО не было административных субъектов, в которых покупательная способность достигла бы высокого уровня, превышающего бюджет высокого достатка, и входивших в первую группу по уровню жизни.

Вторая группа регионов по уровню жизни была представлена г.Москвой – наиболее успешным административным субъектом не только в ЦФО, но и в целом в нашей стране. Эффективность использования в нем экономического потенциала была наиболее высокой в данном округе. Столица нашей страны входила в число наиболее плодотворных субъектов РФ как по эффективности использования экономического потенциала, так и по уровню жизни. Душевой ВРП в г. Москве значительно превышал средний российский уровень.

Покупательная способность москвичей составляла 4,4 прожиточных минимумов. Это позволяло им предъявлять достаточно высокий платежеспособный спрос и обеспечивать в целом потребление, на среднем, но тяготеющем к высокому уровню.

В Москве сочетались высокие, по мировым критериям, экономическое неравенство, а также низкая по российским меркам абсолютная бедность. Последняя была примерно в 2,7 раза ниже среднего российского показателя, а коэффициент Джини примерно в 1,4 раза превышал его общероссийское значение.

Таким образом, в столице нашей страны были созданы социально-экономические условия наиболее благоприятные по сравнению с другими административными субъектами. Они позволяли распределять бедным такие потребительские ресурсы, которые обуславливали сравнительно низкую абсолютную бедность при высоком экономическом неравенстве и высоком (67,5 процента), значительно большем, чем в целом по Российской Федерации, уровне благосостояния среднего и высоко-доходного населения.

г. Москва далеко превзошла другие административные субъекты Центрального федерального округа. Это проявилось в том, что в ЦФО в I-ом полугодии 2002 г. не было административных субъектов, входящих в третью и четвертую группы по уровню жизни.

В пятую группу, со средним низким уровнем жизни, входили 10 административных субъектов. Покупательная способность населения в них составляла от 1,69 ПМ в Липецкой до 1,34 ПМ в Воронежской областях и была ниже, чем в целом по Российской Федерации. При этом в Белгородской, Ярославской, Липецкой и Московской областях душевой ВРП был выше, а в Оренбургской, Смоленской, Тамбовской, Тульской, Воронежской и Рязанской областях этот показатель, примерно, соответствовал среднему российскому значению.

Уровень бедности в субъектах, объединенных в пятую группу, был выше среднего российского значения и составлял от 33,4 до 37,8 процента. Поскольку концентрация денежных доходов в этих регионах, примерно, соответствовала средним российским значениям, постольку представительство средних и высокодоходных слоев в них было более низким – от 22,6 до 29,7 процента от общей численности людей, проживающих в этих территориях.

В шестой, самой неблагоприятной, группе по уровню жизни были представлены 7 административных субъектов: Курская, Костромская, Тверская, Владимирская, Калужская, Брянская и Ивановская области. Покупательная способность населения в этих территориях составляла от 1,24 в Курской до 0,76 ПМ в Ивановской областях. Уровень бедности в этой группе субъектов был наиболее высоким, а представительство средних и высокодоходных слоев было значительно ниже средних российских показателей, вследствие низких размеров средней покупательной способности населения и высокого экономического неравенства.

Особенно выделялась своим неблагополучием Ивановская область, в которой были наиболее низкий душевой ВРП и покупательная способность населения. Бедность в этом административном субъекте превысила пятьдесят процентов общей численности ее населения, а доля средних и высокодоходных групп, несмотря на наиболее низкий в ЦФО уровень экономического неравенства, была крайне незначительной.

б) Покупательная способность населения

Москва имела наиболее высокую в Российской Федерации покупательную способность населения. Это явилось результатом развития в столице наукоемкого и высокотехнологичного производства, институциональных преобразований форм собственности и развития малого и среднего бизнеса, сосредоточения финансового и торгового капитала и высококвалифицированных кадров, а также формирования эффективной производственной и социальной инфраструктуры рыночной экономики.

В регионах, входящих в пятую группу по уровню жизни, покупательная способность душевых денежных доходов обеспечивала средний уровень низкого потребления населения, более, чем в 2 раза ниже по сравнению с Москвой. В этой группе ряд регионов, таких как Белгородская, Ярославская, Липецкая и Московская области, создали экономические предпосылки обеспечения более высокого уровня потребления населения в сравнении с фактически достигнутым. В них могла быть более высокая покупательная способность населения, превышающая средние российские показатели.

В Курской и Костромской областях, имевших экономический потенциал, сопоставимый с наиболее успешными регионами ЦФО и входящих в шестую группу регионов, наблюдалась неадекватно низкая покупательная способность населения. Ивановская область входила в число наиболее неблагополучных российских регионов с наиболее низким уровнем жизни населения.

Финансово-экономический кризис 1998 г. наиболее заметно повлиял на снижение покупательной способности населения в регионе-лидере – г. Москве и регионе аутсайдере – Ивановской области.

Покупательная способность населения не была восстановлена также еще в четырех регионах, отнесенных к 6-ой группе по уровню жизни: во Владимирской, (–0,17 ПМ), Калужской (–0,16 ПМ), Костромской (–0,05 ПМ), Курской (–0,12 ПМ) областях.

Наибольшие приросты покупательной способности населения наблюдались в Московской (0,45 ПМ) и Тамбовской (0,44 ПМ) областях. В остальных регионах, относящихся к пятой группе по уровню жизни, покупательная способность восстановила докризисные значения или несколько их превысила.

Москва входила в состав российских регионов с наименьшим уровнем бедности (13,6 процентов населения). На другом полюсе Ивановская область входила в число административных субъектов с наиболее высоким значением этого показателя (54,1 процента населения). В остальных регионах ЦФО уровень бедности был выше среднего российского уровня.

Во всех регионах, входящих в ЦФО, по состоянию на 1-ое полугодие 2002 г. масштабы бедности были выше, чем в 1998 г. Шесть административных субъектов ЦФО входили в число 10-ти российских регионов, в которых наблюдалось наибольшее превышение уровня бедности по сравнению с докризисным периодом: в Ивановской области - на 21,7 процентных пункта, во Владимирской – на 15,2, в Калужской – на 13,7, в Курской - на 12,5, в Костромской – на 12,2, в Брянской области – на 10,6 процентных пункта. Все эти шесть регионов находились в нижней – шестой группе по уровню жизни населения.

В субъектах ЦФО, отнесенных к пятой группе по уровню жизни, превышение уровня бедности по сравнению с 1998г. составляло от 4,5–5 процентных пунктов, Рязанской и Московской областях, до 10 процентных пунктов в Воронежской и Орловской областях.

В г. Москве в I-м полугодии 2002 г. бедность была на 5,1 процентных пункта выше ее докризисных значений.

в) Среднее и высокообеспеченное население

Москва была лидером среди российских регионов по представительности благосостоятельного населения (67,5 процентов от общей численности жителей), в том числе по удельному весу его средних (42,1 процента) и высокообеспеченных (25,4 процентных пункта) слоев. На другом полюсе, в числе российских регионов-аутсайдеров по данным показателям находились Ивановская (6,0 процента) и Владимирская(13,4 процента)

области.

Регионов ЦФО не было в числе лидеров по приросту удельного веса благосостоятельных слоев. В Московской области их прирост составлял 8,2 процентных пункта, в Рязанской – 6,3, в Тульской – 2,8, а в г. Москве – 3,8 процентных пункта. В остальных 12-ти регионах удельный вес благосостоятельных слоев либо не изменился (Ярославская и Воронежская области), либо еще не восстановился.

В числе 8-ми российских регионов, в наибольших масштабах снизивших представительство благосостоятельных слоев по сравнению с докризисным периодом, находились Владимирская (-5,9 процентных пункта), Курская (-6,3), Калужская (-6,6) и Ивановская (-9,0 процентных пункта) области.

г) Экономическое неравенство

Москва входила в число российских регионов с наиболее высоким экономическим неравенством (к-т Джини составлял 0,43), превышающим общероссийский показатель (0,40). Повышенный уровень концентрации денежных доходов в столице выражался в высокой доле благосостоятельных москвичей, превышающей их удельный вес в других регионах нашей страны.

Однако, это не проявлялось в повышенном уровне бедности, вследствие высокой покупательной способности среднедушевых денежных доходов, даже при том, что Москва еще не восстановила докризисный уровень бедности. Наоборот, уровень бедности в г. Москве был одним из самых низких среди регионов, более, чем в 2 раза меньше среднероссийского значения этого показателя.

В других субъектах ЦФО сочетание высокого экономического неравенства (коэффициент Джини в регионах пятой группы составлял 0,35–0,40, а в шестой – 0,30–0,35) и низкой покупательной способности среднедушевых денежных доходов обусловило значительно более высокие уровни бедности и меньшие удельные веса средних и высоко доходных слоев населения.

В Москве и других административных субъектах сформировались не столько разные уровни (количественные различия в объемах потребления), сколько иное качество жизни (несопоставимая жизнь широких слоев людей).

Рост экономического неравенства в Москве по сравнению с докризисным периодом 1998 г. составил 0,02 относительных единицы. В целом ряде регионов, отнесенных по уровню жизни к пятой группе, экономическое неравенство увеличилось более заметно: в Московской и Тамбовской областях – на 0,09 относительных единицы, в Рязанской – на 0,04 относительных единицы. Это привело к росту в них благосостоятельных слоев, обусловленному выросшей покупательной способностью населения. В трех из семи субъектов ЦФО, отнесенных к шестой группе с наиболее низким уровнем жизни – Владимирской, Ивановской и Калужской областях концентрация денежных доходов снизилась. Это обуславливалось тем, что в этих субъектах еще не восстановлена докризисная покупательная способность населения и проявлялось в более высоких уровнях бедности и снизившихся долях средних и высоко обеспеченных слоев.

Из всего выше изложенного вытекают следующие выводы.

1. Москва являлась наиболее успешным российским субъектом, демонстрировавшим достаточно эффективное использование преимуществ диверсифицированной экономики при переходе к рыночной системе хозяйства. Здесь удалось обеспечить населению наиболее высокий уровень жизни, сравнительно низкую бедность, широкое представительство средних и высоко обеспеченных слоев.

2. Все остальные субъекты, входящие в Центральный округ, продемонстрировали достаточно низкую конкурентоспособность, многие из них еще не преодолели последствия финансово-экономического кризиса 1998 г. Это подтверждалось тем, что среднедушевые доходы людей, проживающих в ЦФО, позволяли им обеспечивать только средний низкий уровень жизни. Он был на две ступени ниже, тех возможностей, которы были обеспечены в г. Москве.

В Центральном федеральном округе необходимо разработать и реализовать долгосрочную стратегию развития региона, преодоления его отставания от других частей нашей страны.

3. Центральный федеральный округ (без учета г. Москвы) был достаточно однородным по уровню жизни, входивших в него административных субъектов. Это проявлялось в том, что разрывы между регионами с наибольшими и наименьшими значениями индикаторов уровня жизни составляли в нем: по покупательной способности – 2,2 раза, по бедности – 1,62, по благосостоянию – 4,95, по экономическому неравенству – 1,9 раза. Эти значения были средними среди других Федеральных округов. Несколько выше среднего в этом округе сложились разрывы в удельном весе благосостоятельных слоев.

4. Белгородская, Ярославская, Липецкая и Московская области являлись наиболее развитыми в ЦФО. Их экономический потенциал был выше средних российских значений. В этих регионах были все возможности достижения более высокого уровня жизни, по сравнению с фактически достигнутым в первом полугодии 2002 г. Путь к этому лежал не только в дальнейшем экономическом росте, что являлось безусловным рычагом улучшения социально-экономической ситуации. В этих субъектах назрели вопросы изменения структуры ВРП, повышения в нем удельного веса предметов конечного потребления населения.

5. Неадекватно низким по сравнению с экономическими возможностями являлся уровень жизни населения в Курской области. По производству ВРП, она входила в число наиболее развитых регионов ЦФО, что не выражалось в адекватном уровне жизни ее населения.

6. Наиболее неблагополучными по уровню жизни в ЦФО являлись Ивановская и Владимирская области. По ряду показателей уровня жизни к ним тяготела Калужская область. Особенно ярко комплекс негативных социально-экономических процессов проявлялся в Ивановской области. Все эти субъекты, а также Тверская область по итогам 2002 г. не вышли из шестой группы регионов с низким низким уровнем жизни.

В. Н. Бобков
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты