Главная  >  Общество   >  Уровень жизни


Уровень жизни в Сибирском федеральном округе

11 октября 2007, 63

Между административными субъектами, входящими в Сибирский федеральный округ, наблюдалась глубокая поляризация экономических условий и уровня жизни населения.

Сибирский федеральный округ включает в себя 16 административных единиц: Республики Алтай, Бурятия, Тыва, Хакасия, Алтайский и Красноярские края, Иркутскую, Кемеровскую, Новосибирскую, Омскую, Томскую, Читинскую области, а также Таймырский (Долгано-Ненецкий), Эвенкийский, Усть-Ордынский Бурятский и Агинский Бурятский автономные округа.

Одиннадцать из шестнадцати субъектов входящих в Сибирский федеральный округ (СФО), по валовому региональному продукту на душу населения по мировым стандартам находились на низком среднем (душевой ВРП в 1999г. производился по биржевому курсу в диапазоне от 2598,4 долларов США в Красноярском крае до 979,6 в Алтайском крае). Пять субъектов СФО имели низкий уровень душевого ВРП (от 831,0 долларов США в Республике Алтай до 396,4 в Агинском Бурятском автономном округе).

Все регионы Сибирского федерального округа объединены нами в группы покупательной способности населения, характеризующий уровень жизни. По состоянию на 1-ое полугодие 2002 г. в СФО не было административных субъектов первой-второй групп, в которых покупательная способность достигла бы высокого и среднего, тяготеющего к высокому уровню, превышающих соответственно бюджет высокого достатка или приближающихся к нему.

Наиболее успешным в СФО был Красноярский край. Эффективность использования в нем экономического потенциала была самой высокой в округе (душевой ВРП составлял примерно 2600 долл.) и значительно превышала средний российский уровень (1333 долл.). Покупательная способность средних денежных доходов в этом административном субъекте превышала уровень средней обеспеченности и составляла 2,25 набора ПМ (третья группа по уровню жизни). Ее значения были выше среднего российского уровня, составлявшего 1,88 ПМ. В этом субъекте Федерации наблюдался низкий в СФО уровень бедности (30,1 процента) и наибольшее представительство средних и высокодоходных слоев, составлявшее 41,6 процента.

Уровень бедности в Красноярском крае примерно соответствовал среднему российскому значению этого показателя, вследствие более неравномерного распределения денежных доходов. Коэффициент Джини в этом административном субъекте превышал среднее российское значение на 0,06 относительных единиц, а доля благосостоятельных слоев была больше – на 7 процентных пунктов.

4-я группа регионов по уровню жизни включала Томскую и Кемеровскую области. Душевой ВРП в них превышал общероссийский уровень, а по уровню жизни эти регионы, примерно, соответствовали средним российским показателям. Покупательная способность населения в них относилась к высокому низкому уровню (1,84 и 1,86 ПМ) и не обеспечивала в целом их населению средний уровень потребления. Бедность составляла примерно 33 процента, а доля средне и высокообеспеченных людей находилась в диапазоне 34–36,6 процентов от общей численности жителей этих регионов.

В пятую по уровню жизни группу регионов объединены Иркутская и Омская области. Душевой ВРП в них, также как и в регионах СФО, вошедших в третью и четвертую группы, превышал средние российские показатели.

Несмотря на это, уровень жизни людей в Иркутской и Томской областях в целом был ниже средних российских показателей. Покупательная способность населения находилась на среднем низком уровне в диапазоне 1,44 – 1,59 ПМ. Бедность составляла, соответственно, 35,4 и 37,1 процента. Благосостоятельные слои были представлены менее широко и составляли 31,4 и 27,9 процента. Экономическое неравенство, примерно, соответствовало среднему российскому значению.

В шестую группу регионов с наиболее низким уровнем жизни входили 11 административных субъектов СФО. Душевой ВРП в 5-ти из них был ниже среднего российского на 10,0 процентов, а в остальных 6-ти субъектах составлял от 70 до 30 процентов общероссийского значения этого показателя. Все это выражалось в более низкой покупательной способности населения, составлявшей от 1,3 до 0,6 ПМ. Уровень бедности в этих субъектах РФ был значительно выше средних российских значений и достигал 50–60 процентов от общей численности жителей в Читинской области, Агинском Бурятском и Усть-Ордынском Бурятском автономных округах. Значительно меньше, чем в других субъектах, были представлены благосостоятельные слои. Их удельный вес составлял от 21 до 24 процентов. Экономическое неравенство в большинстве административных субъектов шестой группы сложилось не на много ниже, чем в более благополучных субъектах пятой группы. Оно изменилось в диапазоне от 0,37 до 0,32 относительных единиц. Тем не менее, этот уровень концентрации денежных доходов был чрезмерно высоким по сравнению с социально-экономическими условиями их развития.

В наиболее неблагополучных субъектах СФО с низкими душевым ВРП и уровнем жизни – Читинской области, Агинском Бурятском и Усть-Ордынском Бурятском автономных округах, даже при сравнительно низком уровне значений коэффициентов Джини, составлявших от 0,29 до 0,13 относительных единиц, не удавалось преодолевать чрезмерно высокий уровень бедности.

б) Покупательная способность населения

Красноярский край входил в первую десятку российских регионов с наиболее высокими значениями покупательной способности населения. Среднедушевые денежные доходы позволяли ему предъявлять спрос на товары и услуги, обеспечивающие средний уровень потребления, превышающий региональный минимальный потребительский бюджет.

К среднему уровню потребления приближались материальные возможности у населения Кемеровской и Томской областей.

Эту же тенденцию, хотя и с определенным отставанием от сибирских регионов-лидеров, продемонстрировали по итогам 2002 г. Иркутская и Омская области.

На другом полюсе в неблагополучной зоне по покупательной способности были (по итогам I-го полугодия 2002 г.) жители остальных 11 регионов СФО. Среди них наиболее тяжелая ситуация наблюдалась в Читинской области, Агинском Бурятском и Усть-Ордынском Бурятском автономных округах. Они входили в число десяти российских субъектов с наименьшей покупательной способностью денежных доходов.

В целом за 2002 г. в большинстве сибирских регионов покупательная способность населения превысила значения, достигнутые в докризисном 1998 г.

По итогам 2002 г. наибольший рост покупательной способности – 0,6 относительных единиц наблюдался у населения Таймырского, Эвенкийского автономных округов и Томской области.

В I полугодии 2002 г. три административных субъекта СФО – Республика Хакасия, Иркутская и Новосибирская области, не достигли по покупательной способности населения уровня 1998 г.

Новосибирская область по этому показателю уровня жизни была в числе наименее успешных российских регионов. У ее жителей в целом за 2002 г. ПС еще не вышла на докризисный уровень – на 0,01 относительных единицы. В Иркутской области покупательная способность в целом за 2002 г. едва превысила уровень 1998 г. – на 0,1 относительных единицы.

в) Бедность

В административных субъектах, входящих в третью и четвертую группы по уровню жизни – Красноярском крае, Томской и Кемеровской областях, бедность была меньше, либо примерно, соответствовала общероссийским значениям.

В остальных 13 регионах СФО масштабы бедности были шире среднего российского уровня. В Иркутской, Омской областях и Таймырском автономном округе производился более высокий душевой ВРП, что позволяло при прочих равных условиях, снижать масштабы бедности.

Читинская область, Усть-Ордынский Бурятский и Агинский Бурятский автономные округа находились в числе российских регионов с наиболее высоким уровнем бедности, приближающимся, или превышающим 50 процентов общей численности населения.

По состоянию на I-е полугодие 2002 г. во всех сибирских регионах, за исключением Агинского Бурятского автономного округа, наблюдались более широкие масштабы бедности, чем в 1998 г. В число российских регионов, в которых наблюдались наиболее высокие превышения ее масштабов, имевшихся в 1998 г., входили Новосибирская область – на 13,6 процентных пункта, Усть-Ордынский Бурятский автономный округ – на 12,8 и Читинская область – на 12,2 процентных пункта.

В Агинском Бурятском автономном округе в этот период, примерно, в два раза выросла покупательная способность населения. Это позволило, несмотря на рост экономического неравенства, несколько снизить в нем уровень бедности – на 2,5 процентных пункта, хотя ее масштабы оставались одними из наиболее высоких в Российской Федерации.

г) Среднее и высокообеспеченное население

Красноярский край, Томская и Кемеровская области имели более высокое или, примерно, соответствующие среднему российскому уровню представительство средних и высокодоходных слоев. При этом Красноярский край находился по данному показателю и доле высокодоходных слоев среди наиболее благополучных российских регионов.

На другом полюсе с наименьшим представительством средних и высокообеспеченных россиян находились Читинская область, Агинский Бурятский и Усть-Ордынский Бурятский автономные округа.

По состоянию на I-е полугодие 2002 г. удельный вес благосостоятельных слоев вырос в 12 из 16 сибирских регионов.

Среди них в числе наиболее динамичных российских субъектов по данному показателю находился Агинский-Бурятский автономный округ, в котором прирост составил 11,1 процентных пункта. Причиной этого, также как и снижения в данном административном субъекте уровня бедности, явился рост средней покупательной способности населения.

Высокая динамика роста благосостоятельных слоев наблюдалась также в Красноярском крае и Таймырском автономном округе.

В Республике Хакасия, Иркутской, Новосибирской и Омской областях в первом полугодии 2002 г. удельный вес средних и высокообеспеченных слоев населения еще не достиг уровня, сложившегося в предкризисном 1998 г.

В первых трех субъектах это объяснимо тем, что средняя покупательная способность населения и уровень экономического неравенства еще не поднялись до уровня 1998 г. В Омской области небольшой прирост покупательной способности населения – на 0,08 относительных единиц, привел к снижению доли низкообеспеченного слоя с доходами выше регионального ПМ, но ниже МПБ, а неблагосостоятельных жителей.

д) Экономическое неравенство

Красноярский край находился в числе российских регионов с наиболее высоким уровнем экономического неравенства – 0,46 относительных единиц.

Более высокая концентрация денежных доходов, чем в среднем по России, наблюдалась также в Кемеровской и Томской областях – 0,43 относительные единицы. Столь высокие показатели значений коэффициентов Джини являлись проявлением общероссийской социально-экономической политики распределения доходов, ориентированной на высокий уровень экономического неравенства.

В Красноярском крае более высокая концентрация денежных доходов объяснима их более высокой, чем в целом по России, средней покупательной способностью.

В результате это вывело Красноярский край на лидирующие в России позиции по удельному весу благосостоятельных слоев. В то же время, этот субъект, как уже отмечалось, еще не снизил бедность до уровня 1998 г., хотя и поддерживал ее, примерно, на среднем российском уровне.

Более высокие, чем в среднем по стране, уровни экономического неравенства в Томской и Кемеровской областях, при средних российских значениях покупательной способности населения, привели в этих субъектах к несколько более высоким показателям бедности.

В Омской и Иркутской областях уровень экономического неравенства населения, примерно, соответствовал общероссийским показателям, а покупательная способность денежных доходов была ниже. Это проявилось в более высоких уровнях бедности и менее широком представительстве средних и высокообеспеченных россиян. То же наблюдалось и в Таймырском автономном округе, только в еще больших масштабах, поскольку по покупательной способности денежных доходов населения, он находился в нижней шестой, группе.

Читинская область, Агинский Бурятский и Усть-Ордынский Бурятский автономные округа входили в число российских регионов с наименьшим уровнем экономического неравенства. Это объяснялось тем, что при низкой средней покупательной способности денежных доходов и высоком уровне бедности в нашей стране начинали действовать тенденции к установлению более низкой концентрации денежных доходов. За период 1998–2000 гг. значения коэффициентов Джини во все трех вышеназванных регионах выросли, вследствие повышения общего уровня покупательной способности населения. Агинский Бурятский автономный округ по динамике данного показателя находился в числе российских регионов с наиболее высоким приростом экономического неравенства – на 0,24 относительных единицы.

В Республике Хакасия, Иркутской и Новосибирской областях наблюдалось некоторое снижение экономического неравенства. Это было обусловлено снижением в них средней покупательной способности денежных доходов. При этом в более высоких масштабах проявилась бедность и на более низком уровне установилась доля средне и высоко обеспеченных слоев.

Из всего вышеизложенного вытекают следующие выводы.

1. Сибирский федеральный округ был одним из наиболее неоднородных среди других Федеральных округов по уровню жизни, входивших в него административных субъектов. Это проявлялось в том, что разрывы между регионами с наибольшими и наименьшими значениями индикаторов уровня жизни составляли в нем: по покупательной способности – 3,87 раза, по бедности – 2,06, по благосостоянию – 20,08, по экономическому неравенству – 3,53 раза. Особенно высокими были разрывы между регионами в этом округе в удельном весе благосостоятельных слоев.

2. В Сибирском федеральном округе по состоянию на 1-е полугодие 2002 г. не было регионов с высоким уровнем жизни населения. Границу средней обеспеченности преодолел только Красноярский край, являвшийся наиболее успешным административным субъектом СФО. Томская и Кемеровская области приблизились к нижней границе среднего уровня жизни.

3. Красноярский край входил в число лидирующих регионов Российской Федерации:

по средней покупательной способности денежных доходов;

по высокому представительству благосостоятельных и, в том числе, высокодоходных слоев населения, обусловленному повышенным уровнем экономического неравенства;

4. Отдельные сибирские регионы выделялись в общероссийском пространстве положительной динамикой ряда социально-экономических показателей:

в Таймырском и Эвенкийском автономных округах, а также Томской области наблюдался наиболее высокий прирост средней покупательной способности населения по сравнению с 1998 г.;

в Агинском Бурятском автономном округе наблюдались наиболее высокие приросты доли благосостоятельных слоев, показателей экономического неравенства населения, снижения его бедности, что можно считать положительными тенденциями, обусловленными ростом средней покупательной способности денежных доходов.

по итогам 2002 г. Иркутская и Омская области переместились из пятой группы регионов по уровню жизни в четвертую, повысив покупательную способность населения со среднего низкого до высокого низкого уровня. В пятую группу регионов по уровню жизни из шестой переместились Республика Бурятия, Хакасия и Алтай, Алтайский край, Таймырский и Эвенкийский автономные округа.

5. Читинская область, Республика Тыва, а также Агинский Бурятский и Усть-Ордынский Бурятский автономные округа имели наиболее низкие в Российской Федерации показатели производства душевого ВРП, покупательной способности населения и удельного веса благосостоятельных слоев, а также наиболее высокие уровни

бедности.

В нижней группе регионов по показателю покупательной способности населения находилась Новосибирская область.

6. Ряд сибирских регионов выделялся в общероссийском пространстве отрицательно динамикой социально-экономических показателей:

Новосибирская область не восстановила докризисный уровень покупательной способности населения;

в Новосибирской и Читинской областях, а также в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе наблюдались наибольшие среди российских регионов приросты уровней бедности по сравнению с ее масштабами в 1998 г.;

7. В Томской, Кемеровской, Омской и Иркутской областях, а также в Таймырском автономном округе имевшиеся экономические преимущества, и, прежде всего, более высокие, чем в целом по Российской Федерации, объемы произведенного душевого ВРП, позволяли обеспечивать более высокий уровень жизни населения, по сравнению с фактически достигнутым. Для этого требовалось повысить в структуре ВРП долю конечного потребления домашних хозяйств.

8. В Новосибирской области сложился неадекватно низкий по отношению к ее ВРП и кадровому потенциалу уровня жизни. Это являлось следствием общей социально-экономической ситуации, при которой в наименее выгодных условиях оказываются такие регионы, как Новосибирская область с высоким удельным весом машиностроения, науки и высоких технологий, а также сельского хозяйства.

Пока, к сожалению, гораздо более благоприятные возможности повышения уровня жизни складывались в административных субъектах с высокой долей в производстве продукции топливно-энергетических и других сырьевых отраслей.

Это требует достаточно кардинальных изменений в государственной социально-экономической политике. Тем не менее, в Новосибирской области должны быть приведены в действие внутренние резервы выхода из числа сибирских регионов с наиболее низким уровнем жизни.

9. Из всего вышеизложенного вытекает, что между административными субъектами, входящими в Сибирский федеральный округ, наблюдалась глубокая поляризация экономических условий и уровня жизни населения. В СФО определилась группа регионов-аутсайдеров, требующих принятия кардинальных мер по изменению сложившейся ситуации. В эту группу входили Читинская область, Агинский Бурятский и Усть-Ордынский Бурятский автономные округа. Важнейшей их задачей являлся экономический рост, направленный на преодоление низкого уровня производства душевого ВРП с тенденцией увеличения в нем доли потребительских ресурсов.

В. Н. Бобков
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты