Главная  >  Общество   >  Уровень жизни


Уровень жизни в Уральском федеральном округе

11 октября 2007, 82

Уральский федеральный округ был достаточно однородным по уровню жизни, входивших в него административных субъектов.

В Уральский федеральный округ включены 6 субъектов Российской Федерации: Курганская, Свердловская, Тюменская и Челябинская области, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа.

Группировки субъектов Уральского федерального округа по уровню жизни населения и эффективности использования экономического потенциала в I-м полугодии 2002 г. представлены в приложении 7.

Валовой региональный продукт на душу населения (ВРП), произведенный в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах находился на среднем, но тяготеющем к высокому уровню. Более того, в Ханты-Мансийском автономном округе его размеры приближались к нижней границе, определяющей высокий уровень душевого ВРП. В Свердловской, Челябинской, Курганской и Тюменской областях размеры этого показателя находились на среднем, но тяготеющем к низкому уровню.

Все регионы, входящие в Уральский федеральный округ, объединены нами в группы по покупательной способности населения, характеризующий уровень его

жизни.

По состоянию на первое полугодие 2002 г. в Уральском Федеральном округе не было административных субъектов первой группы, в которой покупательная способность населения достигла бы высокого уровня, т.е. превышала бюджет высокого достатка.

Однако, три из четырех субъектов в Российской Федерации, отнесенные ко второй группе по уровню жизни, находились в Уральском Федеральном округе. Это были Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, а также Тюменская область. Покупательная способность денежных доходов в этих субъектах в среднем позволяла населению жить выше уровня низкой обеспеченности, верхней границей которого является минимальный потребительский бюджет, и достигала высокого среднего значения, составлявшего от 3 до 4,3 прожиточных минимумов. Несмотря на высокое экономическое неравенство жизни населения, в трех выше названных субъектах, наблюдался низкий уровень бедности и наибольшее представительство средних и высокообеспеченных слоев.

Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа являлись одними из наиболее успешных административных субъектов не только в УФО, но и в целом в нашей стране. В них уровень эффективности использования экономического потенциала был наиболее высоким в Российской Федерации. Размеры душевого ВРП здесь значительно превышали среднее российское значение этого показателя составляющее 1333 долл., а покупательная способность населения в 1,8–2 раза превышала общероссийское значение. Уровень бедности в этих субъектах был примерно в 2–2,5 раза ниже,

а доля благосостоятельных слоев в 1,6–2 раза выше, чем в среднем по стране.

Тюменская область, рассмотренная без учета производства ВРП в автономных округах, имела самую низкую в УФО эффективность использования экономического потенциала. Сравнительно высокий уровень жизни проживающего в ней населения был, скорее всего, обусловлен перераспределением в Тюменскую область ресурсов из Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов.

Регионы УФО, отнесенные ко второй группе по уровню жизни населения, существенно опережали по этим показателям другие субъекты данного округа.

В Уральском Федеральном округе не было регионов третьей и четвертой групп, в которых покупательная способность находилась бы в диапазоне от 1,7 до 3 прожиточных минимумов, т.е. тяготела бы к минимальному потребительскому бюджету. Все остальные регионы УФО входили только в пятую и шестую группы по уровню жизни населения.

Пятую группу регионов представляли Свердловская и Челябинская области.

В них значения покупательной способности находились на среднем низком уровне в диапазоне 1,3–1,7 прожиточного минимума. Несмотря на высокое значение показателя душевого ВРП, в этих регионах покупательная способность населения была ниже средней российской величины примерно в 1,2–1,4 раза.

Экономическое неравенство было более высоким. Это проявлялось в более широком распространении бедности и в меньшем, чем в целом по России, представительстве благосостоятельных слоев.

В шестую группу с наиболее низким значением покупательной способности населения входила Курганская область. Этот показатель в ней был, примерно, в 1,6 раза ниже его общероссийского значения. В этом регионе наблюдалась и наименьшая эффективность использования экономического потенциала. Душевой ВРП был ниже общероссийского значения. Бедность была наиболее высокой в УФО, а доля благосостоятельных слоев была в 1,5 раза ниже ее среднего российского уровня.

б) Покупательная способность населения

В 3-х регионах УФО – Тюменской области, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах покупательная способность населения была наиболее высокой в Российской Федерации и уступала только г. Москве. Наоборот, Курганская область по этому показателю входила в число наиболее неблагополучных российских регионов.

В Свердловской и Челябинской областях, имевших более высокую эффективность использования экономического потенциала, чем в целом по Российской Федерации, покупательная способность денежных доходов населения была ниже общероссийского уровня. Это свидетельствовало о возможностях повышения уровня жизни уральцев, проживающих в данных субъектах.

Во всех субъектах УФО покупательная способность населения в I-м полугодии 2002 г. выросла по сравнению с 1998 годом. Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа были лидерами в Российской Федерации по величине прироста значения этого показателя.

в) Бедность

В большинстве субъектов УФО уровень бедности был ниже или, примерно, соответствовал его общероссийскому значению. Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа и Тюменская область имели наиболее низкую бедность в Российской Федерации. В Курганской области, имевшей в данном округе наиболее низкую эффективность использования экономического потенциала, бедность превышала общероссийский уровень примерно на 5,5 процентных пункта.

Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума снизилась в I-м полугодии 2002 г. по сравнению с 1998 годом в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах. В Тюменской области бедность была выше только на 0,4 процентных пункта, т.е. практически вплотную приблизилась к ее докризисному значению.

В остальных субъектах УФО бедность также несколько превышала ее докризисное значение, соответственно в Челябинской – на 0,9, в Курганской – на 0,5 и в Свердловской областях – на 2,5 процентных пункта.

В целом, можно сделать вывод о том, что в 2002 г. бедность в субъектах Уральского федерального округа примерно, вышла на уровень 1998 г.

г) Среднее и высокообеспеченное население

Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа, а также Тюменская область были среди российских регионов-лидеров по представительству благосостоятельных слоев населения. Их удельный вес среди жителей составлял от 63,7 до 55,3 процента и уступал лишь г. Москве.

В Свердловской и Челябинской областях, имевших более высокую эффективность использования экономического потенциала, чем в целом по Российской Федерации, из-за более низкой покупательной способности средних денежных доходов представительство благосостоятельных слоев было ниже общеросийского уровня.

В Курганской области доля средних и высокообеспеченных слоев была самой низкой в УФО, что объяснялось более низкими показателями производства душевого ВРП и средней покупательной способности населения.

Представительство благосостоятельных слоев в I-м полугодии 2002 г. выросло по сравнению с 1998 годом во всех субъектах УФО. Ямало-Ненецкий автономный округ находился среди российских регионов-лидеров по приросту доли благосостоятельного населения. В нем она выросла на 12,7 процентных пункта, что, примерно, в 3 раза превысило снижение доли бедного населения.

В Ханты-Мансийском автономном округе прирост благосостоятельных и сокращение бедных слоев населения были примерно равными.

д) Экономическое неравенство

Тюменская область, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа входили в число субъектов Российской Федерации, имевших наиболее высокие значения коэффициента Джини. В них это было оправдано сравнительно высокими уровнями душевого ВРП и покупательной способности населения. Наоборот, в Свердловской и Челябинской областях, имевших более низкую покупательную способность денежных доходов населения, чем ее общероссийские значения, более высокий, чем в целом по стране уровень экономического неравенства нельзя признать нормальным.

Это выражалось в меньшем представительстве среднего и высокообеспеченного населения.

В наименее благосостоятельной Курганской области наблюдалось, на наш взгляд, непропорционально высокое, соответствующее общероссийскому уровню, экономическое неравенство. В результате в этом субъекте шире были представлены бедные и более узко – средние и высокообеспеченные люди.

Уровень концентрации денежных доходов в I-м полугодии 2002 г. умеренно вырос по сравнению с 1998 годом во всех субъектах УФО. Однако, в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах рост экономического неравенства не помешал преодолению докризисного уровня бедности. В остальных регионах дополнительные потребительские ресурсы распределялись таким образом, что бедность только приблизилась к значениям, достигнутым в 1998 г.

Из всего выше изложенного вытекают следующие выводы.

Уральский федеральный округ был достаточно однородным по уровню жизни, входивших в него административных субъектов. Это проявлялось в том, что разрывы между регионами с наибольшими и наименьшими значениями индикаторов уровня жизни составляли в нем: по покупательной способности – 3,74 раза, по бедности – 3,0, по благосостоянию – 2,75, по экономическому неравенству – 1,25 раза. Эти значения были средними среди других Федеральных округов. Несколько выше среднего в этом округе сложились разрывы в покупательной способности и удельном весе бедных

слоев.

В. Н. Бобков
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты