Главная  >  Общество   >  Социальные миграции


Миграции в СССР

11 октября 2007, 99

Большинство переселений в СССР происходило в границах "своей" союзной республики, особенно — в тех из них, которые имели обширную территорию и большое население. Однако и межреспубликанские миграции были значительными.

Большинство переселений в СССР происходило в границах "своей" союзной республики, особенно — в тех из них, которые имели обширную территорию и большое население. Однако и межреспубликанские миграции были значительными. Так, среди прибывших в города России в 1973 г. 76 % мигрантов были выходцами из своей республики, в 1989 г. — 69%; на Украине доля "своих" мигрантов составляла, соответственно, 67 и 60 %, в Казахстане — 57 и 64 %, в Узбекистане — 48 и 59 %, и т. д.

Основной объем межреспубликанской миграции приходится на три республики: Россию, Украину и Казахстан. В большинстве случаев встречные миграционные потоки близки по величине, В республиках Закавказья и Средней Азии на миграции в 1989 г. сильно сказались межнациональные конфликты.

Происходило стягивание населения в славянские республики, причем особенно велик был чистый приток на Украину — почти вдвое больший, чем в Россию. Наибольшие же чистые потери имели Армения, Казахстан и Узбекистан.

Россия отдавала население на Украину и в Белоруссию, имела нулевой баланс в обмене с Прибалтикой, стягивала население изо всех остальных республик СССР. Громадный перевес движения населения в Россию из Закавказья над обратным был связан с межнациональными конфликтами, особенно — с вынужденной миграцией из Баку.

Картина межреспубликанских миграций в СССР эволюционировала. При этом если территориальная структура переселений и соотношение числа мигрантов в противоположных потоках были сравнительно устойчивы во времени, то результаты миграции для республик (чистая миграция, сальдо переселений) менялись относительно быстро. Дело в том, что сальдо миграции обычно составляет очень малую долю общей численности переселенцев, особенно при миграции между однотипными совокупностями поселений (например, городами России и Украины), так что очень небольшие сдвиги в численности встречных потоков могут вызвать очень большие изменения в результатах миграции.

В 60-е годы Россия была главным донором для подавляющего большинства других республик; с середины 70-х годов она стала главным реципиентом, мощно притягивавшим население из подавляющего большинства других республик.

В первой половине 60-х годов Средняя Азия являлась единственным экономическим районом, стягивавшим население изо всех других частей СССР; в 70-е годы она становится, наряду с Казахстаном, основным районом чистого оттока населения.

Коренные перемены в результатах межреспубликанской миграции начались, как видим, много раньше, чем возникли серьезные межнациональные конфликты (хотя нередко думают, что именно эти конфликты были причиной перемен в миграции). Следовательно, в основе этих перемен лежали какие-то другие, достаточно мощные и долговременные факторы. Какие же?

Главным фактором этого "поворота" миграций явились изменения в региональной трудообеспеченности. В Казахстане и Средней Азии наблюдался громадный прирост трудовых ресурсов, за которым далеко не поспевало увеличение числа рабочих мест. В России трудовые ресурсы росли медленно, во второй половине 70-х годов в трудоспособный возраст (16 лет) стало вступать малолюдное поколение, рожденное в период "демографического провала" 60-х годов; российская деревня к тому времени была демографически истощена, не могла уже давать прежнего числа мигрантов в города России. В это же время проходило ускоренное заселение районов хозяйственного освоения на Севере РСФСР; особенно больших трудовых ресурсов потребовали нефтегазовые районы Западной Сибири.

Постоянно и более или менее равномерно шел приток населения во все три республики Балтии. Небольшой в абсолютных цифрах, он был очень велик относительно населения Эстонии и Латвии. За 30 лет миграция дала здесь больше половины общего прироста населения — 16 из 31 % в Эстонии и 15 из 28% в Латвии, Кроме того, значительным было косвенное влияние миграции. Мигрирует главным образом молодежь, дающая в местах притока естественный прирост населения. Все это привело к сильному снижению доли "титульных" наций в населении Эстонии и Латвии.

Ввод новых рабочих мест был несоразмерен демографической ситуации в регионе. В Эстонии и Латвии воспроизводство населения давно уже было суженным, т. е. рождающихся детей не хватало для количественного замещения родительского поколения. В демографическом смысле Балтия являлась прямой противоположностью Средней Азии.

В результате активных миграций в СССР произошло громадное территориальное смещение национальностей, их всеобщая диффузия. Городское население практически всех частей страны стало многонациональным. Во многих городах нет количественно преобладающей национальности. Особенно сложным полиэтническим составом населения отличались столицы почти всех союзных республик, других национально-территориальных образований, новых и быстрорастущих поселений, возникающих при крупных новостройках. (Напомню, что на БАМе каждая союзная республика должна была возвести своими силами и кадрами один или несколько поселков. )

Хотя в межреспубликанских миграциях участвовали все сколько-нибудь значительные по численности нации страны, интенсивность такого участия была существенно различной. Объективно наибольшие преимущества были у русских и других русскоязычных, поскольку в городах страны практически повсеместно существовала русская языковая среда. Хотя русский язык официально, формально не объявлялся общегосударственным, фактически он был таковым. У русскоязычных мигрантов практически не было языковых барьеров, что существенно облегчало им адаптацию в новых местах проживания. У подавляющего большинства русскоязычного населения, попадавшего в "братские" республики, не было настоятельной нужды изучать языки их коренных этносов. Кроме того, у славянского населения во многих случаях были преимущества в образовании, квалификации, что тоже давало им определенные преимущества, особенно большие — в сравнении с сельским населением Средней Азии. Да и сами руководители союзных республик, хозяйственники были более заинтересованы в "импорте" готовых квалифицированных кадров, чем в подготовке собственных из местной молодежи. Так, на больших стройках Средней Азии, на ее машиностроительных заводах, текстильных комбинатах и т. д. часто работали преимущественно русские и другие "европейцы". Они прибывали туда не только самостоятельно, но и "в порядке перевода", по распределению после окончания высших и средних специальных учебных заведений и т. д.

Русское население за пределами РФ долгое время росло намного быстрее, чем в самой России: между переписями 1959 и 1970 гг — втрое, между 1970 и 1979 гг. — вдвое. В результате к моменту переписи 1989 г. в ближнем зарубежье оказались 25, 3 млн. русских. В большинстве союзных республик они занимали по численности второе место среди всех их народов.

В населении подавляющего большинства союзных республик доля титульной нации оказалась меньше, чем доля русских в России — несмотря на то, что в РФ много национальных административно-территориальных образований. В некоторых республиках титульная нация составляла чуть больше половины всего населения, а в одном — меньше половины. С другой стороны, у многих наций значительная их часть проживала за пределами "своей" союзной республики. Дело здесь не только в миграции, но и в том, что произвольно проведенные в советское время административные границы между республиками очень часто не совпадали с этническими. В условиях распада СССР и взрыва национализма такие несовпадения оказались дополнительными источниками напряженности.

В. И. Переведенцев
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты