Главная  >  Общество   >  Социальные миграции


Миграции в Россию с южного Кавказа

11 октября 2007, 46

Размеры реального присутствия представителей народов Южного Кавказа в России значительно больше, чем статистически зафиксированные.

Приступая к рассмотрению миграции кавказцев из южнокавказских государств в Россию, взглянем прежде всего, как эти миграционные потоки отражаются в российской государственной статистике.

Из данных официального статистического учета можно видеть, что прибывает в Россию из Азербайджана, Армении и Грузии гораздо больше мигрантов, чем выбывает из нее в эти страны. В целом по всем трем государствам в 2000 году эта разница составила 8 раз, в том числе по Азербайджану - около 5 раз, по Армении - почти 11 раз, по Грузии - более 11 раз.

В этническом составе механического прироста населения России в 2000 году за счет миграционного обмена с государствами Южного Кавказа доля кавказцев достигала 74%, в том числе армян - более 37%, азербайджанцев - 18%, осетин - более 9%, грузин - 8% и народов Дагестана - более 1% (таблица 2). Русские составили в этом приросте третью по численности группу - 12%.

Масштабы миграционного обмена Российской Федерации со странами Южного Кавказа, согласно официальной государственной статистике, довольно небольшие. Общий годовой приток из этих стран в Россию достигал в 2000 году 56,4 тысяч человек, в том числе кавказцев 37,8 тысяч, что составляет соответственно 16% и 11% от общего притока мигрантов из бывших союзных республик. Миграционный прирост населения России за счет этого притока составил в 2000 году - 44,6 тысяч, в том числе за счет кавказцев - 33,0 тысяч, или соответственно 17% и 11% от общего прироста российского населения в миграционном обмене со странами СНГ и Балтии. Но это только за один год.

Масштабы предыдущих миграций в Россию из Азербайджана, Армении и Грузии были значительно больше, однако с середины 1990-х годов прирост российского населения за счет этих миграций начал заметно уменьшаться и составил в 2001 году всего 16,2 тысячи человек, что в 9,3 раза меньше, чем в 1994 году. Суммарный прирост населения России за счет миграционного обмена с этими странами после распада СССР (в 1992-2001 годы) составил более 820 тысяч человек. Причем сюда не вошли миграции конца 80-х - начала 90-х годов в результате нагорно-карабахского конфликта, событий в Сумгаите и Баку. В последние годы (1999-2001) среди трех южнокавказских государств первое место в качестве миграционного донора для России занимала Грузия.

Общий прирост населения России за счет притока азербайджанцев, армян и грузин из всех бывших союзных республик в 1992-2001 составил чуть более 435 тысяч человек или в среднем более 10% всего миграционного прироста российского населения в обмене с новыми независимыми государствами после распада СССР , что составляет примерно 0.3% населения России. Наибольший вклад в этот прирост внесли армяне - более 291 тысяч, на втором месте азербайджанцы - более 90 тысяч, и на третьем - грузины - более 53 тысяч человек. Миграционный прирост населения России за счет притока из всех бывших союзных республик армян и грузин достиг максимума в 1994 году, азербайджанцев - в 1996 году, после чего этот прирост постоянно сокращался и достиг в 2001 году очень небольших значений, а для армян - минимума с момента распада СССР. Заметно уменьшилась и доля этих этнических групп в приросте населения России за счет миграционного обмена с новыми независимыми государствами - до 7,2%, достигнув минимума с 1993 году, т.е. за период после распада СССР.

Наибольшим приростом населения за счет представителей кавказских народов отличаются регионы российского Предкавказья, но особенно - Московский регион. Среди москвичей за последние пять лет стало в десять раз больше кавказцев.

В целом, отражаемые статистикой масштабы миграции кавказцев в Россию не столь уж велики, а в последние годы - очень незначительны. Откуда же в российском обществе возникают сегодня алармистские представления о "кавказском нашествии"?

Реальное присутствие

Прежде всего, размеры реального присутствия представителей народов Южного Кавказа в России значительно больше, чем статистически зафиксированные. Приведенная выше российская государственная статистика охватывает только тех мигрантов, которые имеют регистрацию по месту жительства (в терминах нового законодательства - разрешение на временное проживание либо вид на жительство) сроком не менее 6 месяцев. Однако получение такой регистрации для мигрантов - дело не простое, особенно в крупных городах, наиболее для них привлекательных, в первую очередь - в Москве. Поэтому многие мигранты проживают без регистрации. Очень трудно оценить - сколько именно. Большое число мигрантов имеют временную регистрацию по месту пребывания на срок меньше шести месяцев (в терминах нового законодательства - временное пребывание). Эти мигранты вообще не попадают в государственную миграционную статистику, хотя временное пребывание может вполне легально продляться.

Согласно данным Федеральной пограничной службы РФ, в которых отражены все перемещения через российскую границу - служебные, туристические, частные, транзитные и т.д., в 1999-2001 годах из южнокавказских стран приезжали в Россию с различными целями и выезжали из нее ежегодно в среднем более 2 миллионов граждан этих государств. На самом деле, это - не число людей, а число поездок. Многие люди могли приезжать в Россию по нескольку раз. Тем не менее, эти данные, если и не позволяют точно оценить, то все же, дополняя данные статистического учета, характеризуют масштабы присутствия мигрантов-кавказцев в России, на улицах ее населенных пунктов, независимо от целей и сроков этого присутствия.

Нередко из уст чиновников, в том числе, достаточно высокопоставленных приходится слышать оценки незаконной миграции в Россию, основанные на разнице между числом прибывших и выбывших иностранных граждан по данным пограничного учета. При этом предполагается, что если прибыло больше, чем выбыло, то остальные остались в стране нелегально. Эту логику воспроизводят и СМИ. По этой логике, если в 1999 году всего в страну прибыло 18,9 миллиона иностранцев, а выбыло 14,3 миллиона, то "нелегальный осадок" составил 4,6 миллиона; в 2000 году прибыло 21,2 миллиона, выбыло 17,9 миллиона, соответственно, число "нелегалов" - 3,3 миллиона. Может быть поэтому в последнее время государственными служащими чаще всего приводится оценка 3-5 миллионов нелегалов в год.

Было бы очень хорошо, если бы все было так просто. К сожалению, это не так. В частности, такая логика оценок предполагает, что прибывают и выбывают в течение года одни и те же люди. На самом деле, мигранты приезжают с разными целями на разные сроки, и в течение года могут уезжать приехавшие в предыдущие годы, а те, кто приехал в этом году, могут покинуть страну в последующие годы. Причем, мигранты, вполне легально остающиеся в стране даже 6 и более месяцев, далеко не всегда попадают в официальную статистику из-за имеющихся недостатков учета временного пребывания. Возможна и незапланированная транзитная миграция, когда люди приезжают в Россию, например, с частными или служебными целями, а из России едут не домой, а в другие страны, причем совершенно не обязательно нелегально. Да и незаконные мигранты, выпадая из этой логики, вполне могут "обернуться" туда и обратно в течение одного года, так как многие из них приезжают на сезонные и временные работы.

Применительно к странам Южного Кавказа изложенная логика оценки незаконной миграции приводит к довольно странным результатам, и даже - в частности, применительно к Грузии в 2000 году - к абсурдным. В 1999 году из граждан трех южнокавказских государств, приехавших в Россию, "остались в ней нелегально" 348 тысяч человек, в 2000 году - почему-то всего 15 тысяч, а в 2001 году - снова более 300 тысяч. Из Грузии же в 2000 году прибыло ее граждан в Россию на 43 тысячи меньше, чем выбыло.

В качестве информации о нелегальной миграции данные Федеральной пограничной службы РФ о распределении мигрантов - иностранных граждан по целям поездок могут лишь косвенно указывать на основные каналы такой миграции. Среди всех видов поездок граждан южнокавказских государств в Россию подавляющее большинство - с частными целями. Причем доля таких поездок в течение 1999-2001 годов постоянно повышалась и составила в указанные годы 73%, 77% и 86%, соответственно. Это - канал, наиболее удобный для поисков временной работы или попыток обустройства в России, особенно для представителей народов Южного Кавказа, диаспоры которых в России весьма многочисленны.

Более реалистичные оценки незаконной миграции основываются, обычно, на данных МВД РФ об административных наказаниях за нарушение правил пребывания в стране, особенно по результатам специальных рейдов, которые локальны и нерегулярны, а также на данных социологических обследований, которых проводится, к сожалению, явно недостаточно.

Таким образом, дать точные численные характеристики масштабов реального присутствия кавказцев в России чрезвычайно сложно. Тем не менее, кое-какие оценки все же имеются. Например, газета "Аргументы и Факты" (АиФ) писала в 1998 году, что "по данным МВД России, сегодня в Москве пребывает как прописанных, так и без прописки около 500 тысяч азербайджанцев, а по данным посольства Азербайджана - около 1 миллиона человек". Азербайджанские эксперты полагают, что только за 1991-1997 годы из Азербайджана в Россию выехало более 1,5 миллиона человек. Большинство экспертов в России и странах Южного Кавказа сходятся в том, что в настоящее время примерно каждая третья семья в Армении и Азербайджане имеет своего "представителя" -работника в России. По оценке этнолога Сергея Новохатского, "общая этногруппа так называемых кавказцев превысила критический 10-процентный барьер" в численности населения России.

Трудно определить степень достоверности этих оценок. Как правило, методология их получения не известна. Однако как приведенные здесь, так и все другие существующие оценки значительно выше данных официального статистического учета. Это может означать только одно - большинство представителей автохтонных этносов стран Южного Кавказа пребывают в России в качестве незаконных мигрантов.

Незаконные мигранты

Дефиниция "незаконный мигрант" определяется национальным законодательством, регулирующим миграцию, и правоприменительной практикой. Поэтому в разных странах в эту категорию могут попадать разные группы мигрантов. В этой связи незаконная миграция отражает в определенной мере отношение государства и общества к иммиграции и иммигрантам. В России содержание понятия "незаконный мигрант" трактуется достаточно широко, особенно в правоприменительной практике.

К незаконным мигрантам в России относятся лица, въехавшие на ее территорию из других стран и при этом нарушившие правила въезда (незаконный/нелегальный въезд) либо правила пребывания (незаконное/нелегальное пребывание) в стране.

Под незаконным/нелегальным въездом в Российскую Федерацию понимается проникновение на ее территорию иностранных граждан минуя пункты пропуска на границах, т.е. через так называемый "зеленый кордон", либо с поддельными и неисправными документами.

Наиболее распространенными из разновидностей нарушения мигрантами правил пребывания в России являются проживание без регистрации и незаконная/нелегальная занятость. Чаще всего первое влечет за собой второе. Ограничительная регистрация по месту жительства и пребывания, фактически сохраняющаяся в ряде регионов и городов России, особенно в наиболее привлекательных для мигрантов, в значительной мере порождает большой слой "нелегалов", отсекая им пути в легальные сферы занятости. В опросе около 900 мигрантов, проведенном московской миссией Международной Организации по Миграции (МОМ) в 1998 году в пяти областях России, среди ответов на вопрос о том, какие проблемы возникают из-за отсутствия регистрации (прописки), на первое место вышел ответ "проблемы с устройством на работу" (60% респондентов).

Данные социологического обследования, проведенного иссследовательской программой МОМ в 2001-2002 годах в 12 регионах России, показали, что подавляющее большинство незаконных трудовых мигрантов в России - около 90% - это граждане новых независимых государств, бывших союзных республик. Кавказцы занимают в этой группе одно из первых мест.

Незаконная занятость включает, во-первых, разумеется, деятельность в теневой экономике и в сфере криминального бизнеса, т.е. занятие запрещенными законом (криминальными) видами деятельности - (организация проституции, торговля оружием и людьми, распространение наркотиков, порнографии и т.п.).

Во-вторых, незаконная занятость охватывает неформальную занятость на легальных рынках труда, т.е. трудовую деятельность иностранцев, юридически не оформленную в соответствии с действующими в Российской Федерации правилами использования труда иностранных работников. Сюда относится прежде всего работа по найму без оформления надлежащих разрешений и подтверждений на право трудовой деятельности кроме законодательно установленных случаев, когда такие разрешения и подтверждения не требуются, как, например, для граждан Республики Беларусь. Кроме того, это - осуществление трудовой деятельности не в соответствии с полученным разрешением и подтверждением либо по просроченным и поддельным разрешениям и подтверждениям. Это также занятие предпринимательской и индивидуальной трудовой деятельностью без соответствующего оформления разрешений, лицензий и надлежащей регистрации в государственных органах (налоговых, социального обеспечения и т.п.), а также по поддельным и просроченным документам.

Неформальное трудоустройство на легальных рынках труда - наиболее распространенный вид нарушения мигрантами правил пребывания в стране и, соответственно, источник нелегальной миграции. В 2001 году в России были официально выданы разрешения для осуществления трудовой деятельности 283 тысячам человек, тогда как, по экспертным оценкам, в Российской Федерации осуществляют трудовую деятельность более 1,5 миллиона иностранных граждан и лиц без гражданства6, и это, на наш взгляд, - по самым осторожным оценкам.

Такой феномен объясняется не только большим предложением рабочих рук мигрантов, не сумевших легализовать свое проживание или пребывание в стране. Огромную роль в формировании этого вида незаконной миграции играет большой спрос на работников-нелегалов со стороны российских работодателей. Последние нередко заинтересованы в дешевой, бесправной, безответной рабочей силе, не претендующей на какие-либо социальные гарантии. Но и это не главное. В значительной мере, указанный спрос определяется экономическими и бюрократическими условиями, в которые поставлены работодатели. Они стоят перед лицом высоких ставок налогообложения фонда заработной платы, а также весьма сложной и чрезмерно зацентрализованной процедуры получения разрешений на привлечение иностранных работников, с одной стороны, и растущим дефититом рабочей силы, - с другой. Экономическая статистика свидетельствует, что в 2000 году 6% предприятий России испытывали дефицит труда, а в 2001 году - уже 27%7. В течение 1999-2000 годов число свободных рабочих мест на крупных и средних предприятиях и в организациях возросло более чем в 1,5 раза и достигло 1,2% их среднесписочной численности, что стало самым высоким показателем за все 1990-е годы.

Г. Витковский
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты