Главная  >  Общество   >  Проблемы общества   >  Бедность


История социальной защиты в России

11 октября 2007, 254

История социальной работы в России насчитывает более тысячи лет. В учебнике «Основы социальной работы» Павленок П. Д. пишет, что «Началом ее следует считать договор 911 г. князя Игоря с греками, который содержал в себе моменты, называемые ныне социальной работой».

История социальной работы в России насчитывает более тысячи лет. В учебнике «Основы социальной работы» Павленок П. Д. пишет, что «Началом ее следует считать договор 911 г. князя Игоря с греками, который содержал в себе моменты, называемые ныне социальной работой».

Согласно «Повести временных лет», составленной в XII в. киевским монахом Нестором, которая послужила источником для работ Карамзина по «Истории государства Российского», отмечается не только жестокость славян в бою, но и их гостеприимство, а также то, что они «славились почтением к родителям и всегда пеклись об их благосостоянии». У М. Забелина есть интересный материал об обычаях, обрядах русского народа, в котором говорилось, что «в специально построенных гонтинах, или храмах, менее священных, имелись одни лавки и столы для народных сходбищ, на которых угощали все население».

Подлинным толчком для развития благотворительности в России стало принятие христианства в 988 году. «Отменная набожность, усердие строению храмов и милосердие к нищим снискали любовь общую» к Ивану Калите, Владимиру Волынскому, Георгию Долгорукому, Андрею Боголюбскому, Святославу Киевскому, Олегу, Владимиру Мономаху, Святополку, Изяславу, Ярославу Мудрому. В летописи отмечается, что «в 1209 году первой женой Всеволода была Мария, родом ясыня, славная благочестием и мудростью. Она призывала сыновей жить в любви, что междоусобица губит князей и отечество, возвеличенное трудами предков, советовала быть трезвыми, приветливыми и в особенности уважать старцев». Летописец хвалит ее за многие благотворительные деяния. Многие благородные дела князей Нестор отмечает действием христианского учения: гуманность, вера в силу добра, убежденность в важности человеколюбия, помощь ближнему – явились непреложными истинами.

После принятия христианства средоточием социальной помощи стали церкви и монастыри. «Под их руководством люди учились понимать и исполнять заповедь о любви к ближнему», — считает автор работы «Исторические корни и традиции развития благотворительности в России» П. И. Нищеретний. «Любить ближнего – это прежде всего накормить голодного, напоить жаждущего».

Идея государственного призрения, сформулированная Стоглавым собором в правление Ивана Грозного не была реализована никем из его преемников, хотя благотворительностью занимались царь Федор, последний из династии Рюриковичей, Борис Годунов, Василий Шуйский, Михаил Федорович, Алексей Михайлович.

Конец эпохи нищелюбия пришелся на время царствования Петра I. По его инициативе были открыты госпитали, смирительные дома, содержание и обучение сирот и солдат в монастырях. Система государственного призрения в России сложилась при Екатерине II, издавшей в 1763 году указ об открытии в Москве, а затем в Петербурге воспитательного дома. А в 1773 году во всех губерниях России были созданы приказы общественного призрения, занимающиеся вопросами помощи нуждающимся.

Период с 1861 по 1917 гг. принято считать временем расцвета российского предпринимательства. Так оно и было на самом деле. «Впервые за всю предыдущую и последующую историю России самостоятельные люди получили возможность свободного развития, реализации всех заложенных в них деловых качеств», — считает В. А. Сущенко в «Истории российского предпринимательства». Причиной такого всплеска благотворительности автор исследования видит в мощном развитии экономики страны. «Стык 2-х столетий ознаменовался настоящей транспортной революцией, совершенствованием путей сообщения; созданием системы коммерческих банков, ростом крупной индустрии, в первую очередь машиностроения с широким привлечением частного русского и иностранного капиталов. В торговле произошел переход от ярмарок, как основного места сделок, к биржам. На первое место среди сфер приложения частного капитала окончательно выступают крупная промышленность и финансовые операции».

Такого же взгляда придерживается и Л. В. Бадя в историческом очерке «Благотворительность и меценатство в России». Он считает, что размаху благотворительной деятельности способствовали не только «накопление капитала, что создавало материальную основу для ускоренного развития общественной и частной благотворительности, но и поощрительное законодательство».1 Однако, на наш взгляд, и В. А. Сущенко, и Л. В. Бадя очень сильно идеализируют деятельность отечественных предпринимателей. «Являясь в большинстве своем капиталистами и по рождению, и по роду занятий, они сумели подняться над узкоклассовыми интересами определенных социальных групп и сознательно действовали для достижения общенациональных целей».

К этой группе авторов присоединяется М. В. Фирсов в серии исследований по истории социальной работы в России. «Капитализм не только породил новые формы угнетения, обострил многие противоречия социальной действительности, но и создал новые социальные условия, определил новые задачи в духовной и культурной жизни».

Почему же социальная работа возникла в России не в начале ХХ столетия, как в странах Запада, а в его конце?

Ответ на этот вопрос дает В. И. Курбатов, автор учебника «Социальная работа». Он предлагает вспомнить, что начало ХХ в. в России «было отмечено повышенным интересом к политике, который отодвинул на второй план проблемы экономики и социальной сферы. Две войны (русско-японская и первая мировая), а также три революции принесли свои результаты – построение социалистического общества».

Исходя из этого, В. И. Курбатов выделяет две причины, по которым социальная работа не возникла в России в начале XIX в. «Первая связана с «огосударствлением общественной жизни после октября 1917 г. Советское государство установило свой контроль над экономикой, политикой и социальной сферой. Фактически оно взвалило на себя заботу обо всех гражданах, хотя у него не было ни средств, ни умений на ее осуществление».Деньги из бюджета тратились на оборону, на содержание бюрократического аппарата, а не на подготовку специалистов такого профиля.

«Вторая причина — «благотворительность всегда была объектом отрицательного отношения со стороны марксизма», «является завуалированной формой эксплуатации трудящихся, поскольку буржуазия, занимаясь ею, возвращает «эксплуатируемым сотую часть того, что им следует по праву».

В отличие от стран Запада, которые в начале ХХ в. развивали у себя профессию социального работника, Советская Россия в решении помощи нуждающимся пошла по бюрократическому пути. Она отдала эту проблему на откуп государственным чиновникам, которые не проявляли особого интереса к непосредственной работе с нуждающимися.

Грубой ошибкой рабоче-крестьянского государства, — считает М. В. Фирсов, — была ликвидация частной, общественной и церковной благотворительности. Все это, в «конечном счете привело к тому, что в нашей стране, — по мнению группы авторов Л. В. Бадя, Л. И. Деминой, В. Н. Егошиной, — в начале 90-х годов социальная деятельность начала свое становление и развитие в современном значении этого понятия».

славян в Х в.

Основные этапы развития социальной помощи

Древние славяне

Современный историк, повествуя о временах древних славян, говорит о них: «сии люди на войне жестокие, возвращались домой с одним своим природным добродушием. Они не знали ни лукавства, ни золота, хранили древнюю простоту нравов и обходились с пленными дружелюбно», кормили их за своим столом, охотно отпускали на волю. Столь же единогласно хвалят летописи «гостеприимство славян, редкое в других землях. Всякий гость был для них священным: встречали его с ласкою, провожали с благословением. Славянин, выходя из дому, оставлял отворенную дверь и пищу готовую для странника».

В те времена, когда труд носил коллективный характер, уходит своими корнями обычай общественной коллективной помощи. Она заключалась в том, что на работу приглашали соседей не за плату, а за обильное угощение. Работа заключалась в строительстве нового дома, моста, ремонте ветхого жилья и сельскохозяйственные работы. Вдовам и сиротам помощь оказывали в первую голову. Славяне славились почтением к родителям и всегда пеклись об их благосостоянии. Следовательно, благотворительность, понимаемая как безвозмездная помощь, составляла важную часть жизни древних славян.

Период княжеской и церковно-монастырской благотворительности – XII-XIII вв.

«Поворотным пунктом в развитии благотворительности на Руси, по мнению В. И. Курбатова, стало ее крещение». Христианство, призывавшее людей к любви и милосердию, упав на благодатную почву, стало государственной религией.

По свидетельству летописцев, наиболее выдающимися правителями этого периода были князь Владимир Красно Солнышко, Ярослав Мудрый и Владимир Мономах. «Блестящее и счастливое правление Ярослава оставило в России памятник, достойный великого монарха. Сему князю приписывают древнейшее собрание наших гражданских уставов под именем «Русской Правды». Он первый издал законы письменные на языке славянском, которые не полагали никакого различия между россиянами варяжского племени и славянами». Ярослав Мудрый учредил в Новгороде училище для сирот, в котором на его средства содержались и обучались 300 юношей из семей священнослужителей. Дело Ярослава продолжил его внук Владимир «славными победами за русскую землю».«Летописцы хвалят его нежную привязанность к отцу, снисхождение к слабому, милосердие, щедрость и незлобие. Но всего яснее и лучше изображает его душу поучение, им самим для сыновей написанное».

В нем он призывал: «Не забывать бедных, кормите их. Будьте отцами сирот, не давайте сильным губить слабых. Не оставляйте больных. Бойтесь всякой лжи, пьянства. Чтите старых людей, как отцов. Приветствуйте всякого человека, когда идете мимо».

Святослав Киевский (1194—1195 гг.) имел «ум необыкновенный, трезвость, щедрость к бедным, не забывал и нищих. Обычай достохвальный: тогда не было праздника для богатых без милости для бедных».

Владимир Волынский (1210), заболев и предвидя смерть, «собрал все драгоценности, золотой и серебряный пояса отцовские и собственные, монеты бабкины, материны, большие серебряные блюда, золотые кубки; слил их в гривны и раздал бедным вместе с княжескими стадами».

Иван Калита (1340) «был набожен, имел усердие к строению храмов и милосердие к нищим. Он всегда носил с собою мешок, или калиту, наполненную деньгами для бедных: отчего и прозван Калитою. Кормил, одевал нищих в церквях. Построил 2 собора и церковь в Москве».

Таким образом, во 2-м периоде мы «среди русских князей увидим и героев добродетели, сильных мышцою и душою».

Период церковно-государственной помощи – с XIV в. по 2 половину XVII в.

Благотворительные традиции, заложенные киевскими князьями, продолжили их преемники – московские цари. В этот период происходит становление, объединение русского государства. Средоточием социальной помощи являются церкви и монастыри. «Нищенство на Руси считалось не экономическим бременем для народа, не язвой общественного порядка, а одним из главных средств нравственного воспитания народа, практическим институтом благонравия, состоящим при церкви», — считает П. Д. Павленок.

В 1551 году в Москве с участием Ивана Грозного и Боярской думы состоялось собрание высшего духовенства Русской православной церкви, получившее название Стоглавого собора. Оно высказалось за то, чтобы размещать нуждающихся в специальных местах – богадельнях. Царь Федор, Борис Годунов, Василий Шуйский, будучи набожными, раздавали нищим деньги, снижали цены на хлеб, раздавали его бесплатно. Идеи помощи нуждающимся проявляются и в деяниях царей новой династии – Романовых. Михаил Федорович, Алексей Михайлович также известны своей благотворительной деятельностью.

Период государственного призрения – со 2 половины XVII в. по 2 половину XIX в.

Первые годы своего единоличного правления Петр I посвятил поиску путей реформирования России. После Полтавской битвы он сразу же приступил к реформам внутренней жизни страны.

Так какие же модели социальной помощи возникли благодаря реформам Петра I? Помощь имела различные стратегии и поддержку: от материальных до изменения сценариев жизни самих нуждающихся. Условно общественное призрение I четверти XVIII в. можно классифицировать на 3 направления:

1) социально-философское;

2) социально-административное или реформистское;

3) социально-медицинское.

Социально-философское направление подготовило теоретическое обоснование и предоставило проекты общественного призрения.

Социально-административное или реформистское направление указами, инструкциями обязало государственные органы управления сформировать:

1) призрение детей, вдов, служащих;

2) попечение и опеку несовершеннолетних;

3) богадельни для людей, потерявших трудоспособность;

4) смирительные дома, работные дома (для прядильщиц), странноприемницы;

5) губернские органы защиты и помощи нуждающихся (комитеты);

6) профилактика нищенства;

7) школы для детей.

Социально-медицинское направление:

1) госпитали и «другие, где болезни лечат»;

2) лазареты;

3) дома для душевнобольных.

Законодательная ответственность, организация и финансирование возлагались на святейший синод, магистраты, губернии, монастыри, городских помещиков в своих селениях.

Таким образом, мы с уверенностью можем сказать, что в I четверти XVIII в. реформами Петра I в области общественного призрения было положено начало не только для развития последующих этапов благотворительности, но и формирование социальных технологий, таких как: социальные адаптация, реабилитация, коррекция, экспертиза, прогнозирование, посредничество, консультирование, обеспечение, опека и попечительство.

Перспективная модель социальной политики подводилась под аксиому:

во-первых, имела в своей основе оригинальную концепцию, учитывающую возможные изменения социальной ситуации;

во-вторых, в нее закладывались механизмы, реагирующие, улавливающие такие изменения;

в-третьих, она была обязана предусматривать эффективно и четко работающий административный аппарат, способный принимать «сигналы» и преобразовывать их в соответствующие решения, программы и проекты.

Однако многие реформы Петра I проводились варварскими методами и до предела обострили конфликт между государством и обществом. Демократизация политической жизни не была осуществлена. Русский абсолютизм укрепил крепостную зависимость.

«Много ошибок помрачают славу преобразователя России, но ему остается честь пробуждения ее к силе и к сознанию силы…».

Система государственного призрения сложилась в России при Екатерине II, которая в 1763 г. издает указ об открытии в Москве воспитательного дома для детей-сирот военных в возрасте до 3 лет. В 1764 г. указ об основании Воспитательного общества благородных девиц. Через год при нем было открыто училище для девушек мещанского происхождения.

Продолжила дело Екатерины II жена сына, императрица Мария Федоровна, которая возглавила императорские воспитательные дома и коммерческое училище для мальчиков, основанное в Москве на средства А. Демидова.

К числу наиболее известных благотворительных заведений следует отнести Императорское Человеколюбивое общество (1802), Ведомство учреждений Императрицы Марии, Попечительство о домах трудолюбия и работных домах. За годы царствования Александра I, Обществом было основано 10 богоугодных заведений в Петербурге и учреждено 6 попечительных комитетов в Москве.

Таким образом, ко 2 половине XIX в. был накоплен большой опыт в деле помощи нуждающимся, однако, оказался в значительной мере невостребованным вплоть до наших дней.

В конце 90-х годов общество получило право устанавливать платные должности для лиц, профессионально занимающихся благотворительной деятельностью. Эти должности приравнивались к государственной службе. Этим указом было положено начало профессиональному общественному призрению.

Период общественного и частного призрения – с конца XIX в. до начала ХХ в.

К этому периоду только в Москве существовало 628 богоугодных заведений: приюты, школы, богадельни, ночлежные дома, столовые и т. п., значительная часть которых содержалась на деньги московского купечества.

«Благотворительные занятия, — пишет В. А. Сущенко, — часто вызывались к жизни именно мировоззренческо-нравственными принципами, осознанием капиталистами того факта, что без улучшения жизни народных слоев невозможно гармоничное развитие общества».

Нищету и отсталость таким путем нельзя было ликвидировать, но «можно было облегчить себе душу». Причины, побуждающие предпринимателей к благотворительности крылись еще и в том, что все они были глубоко «набожными людьми и в том, что они были молодыми». Отсутствие возможности заслужить признание своей профессиональной деятельностью часто заставляло их уходить в другие области.

Такую идеалистическую картину дает В. А. Сущенко. Среди предпринимателей С. Д. Сидоров, его сын Михаил, В. Ф. Демидов и его сын (не уральский Демидов), В. И. Клюшников и его сын Иосиф, Платановы, Бахрушины, Агриппины, Абрикосовы, П. П. Демидов.

Крупным благотворительным заведением на рубеже XIX-ХХ вв. было Попечительство о домах трудолюбия и работных домах – 135 домов. С 1897 г. Попечительство издает журнал «Трудовая помощь».

Одним из первых в России специальных благотворительных обществ для помощи бедным и обездоленным детям было Общество Синего Креста, созданное в 1882 г. в Петербурге. Оно использовало различные формы помощи детям: детские дома призрения, начальные школы, ремесленные училища.

Одно из почетных мест в истории российского меценатства принадлежит фабриканту Павлу Михайловичу Третьякову.

В начале ХХ в. в стране было основано 82 % всех благотворительных заведений и 95 % благотворительных обществ.

Однако мировые войны, голод, эпидемии давали самую высокую смертность.

Как считают специалисты, нет оснований преувеличивать удельный вес прогрессивных предпринимателей. Большая часть богатых равнодушно относилась к простым людям, их собратьям по торгово-промышленному классу.

www.socreferat.ru
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты