Главная  >  Культура   >  Зодчество   >  Славянский дом


Жилые дома и хоромы

11 октября 2007, 258

Наиболее распространенным типом постройки из дерева был жилой дом. Его архитектура, постоянно обновлявшаяся, рождала, по сути дела, все строительные и композиционные приемы деревянного зодчества.

Наиболее распространенным типом постройки из дерева был жилой дом. Его архитектура, постоянно обновлявшаяся, рождала, по сути дела, все строительные и композиционные приемы деревянного зодчества. И. В. Маковецкий по этому поводу писал: «Здесь формировались и основные принципы гармонического построения архитектурных форм. Здесь складывались прочные основы плотничного искусства, позволявшие народным мастерам свободно и смело воплощать свои строительные замыслы» [7].

Жилой отапливаемый дом изнашивался быстрее других сооружений, а потому даже в дореволюционных исследованиях не упоминаются избы старше конца XVIII в. О более ранних периодах развития жилой деревянной архитектуры на Руси можно судить лишь по летописным, изобразительным и археологическим источникам. В летописях можно найти сведения о домах зажиточных горожан и бояр, но в них нет данных о рядовых жилых постройках.

Археологические раскопки послевоенных лет в Новгороде, Пскове, Старой Ладоге, Торопце, Дмитрове, Звенигороде, Белозерске и Киеве дали обширный фактический материал, который позволил не только проследить эволюцию срубного

жилища на территории Древней Руси в IX—XVI вв., но и осуществить предположительную реконструкцию сельского и городского жилых комплексов.

Археологические исследования помогли составить представление о жилищах средних и беднейших слоев населения в периоды формирования славянской, а затем древнерусской культуры и убедительно доказали, что русское жилище зародилось и развилось на основе древнейших местных типов и что древнескандинавское, германское, греческое и западноевропейское влияния не оказали какого-нибудь значительного воздействия на архитектуру русского жилища.

Находки при археологических раскопках намного расширили представления о древнерусской культуре в целом и позволили уверенно говорить о высоком строительном искусстве русских плотников в IX—XIII вв., оказавшем большое влияние на дальнейший ход развития русской национальной культуры.

Наиболее распространенным типом городского жилища в Древней Руси яв-

1.11

Вологодские хоромы по порядной 1684 г.

лялась односрубная четырехстенная изба с сенями, что подтверждается всеми источниками, включая археологические.

К этим двум элементам нередко, особенно в крестьянских жилищах, присоединялся третий — холодная «клеть» для хранения имущества или для жилья в летнее время.

Так образовалась трехчастная планировка дома, состоявшего из теплой части —«избы» («истопка»—«истьба»—«изба»), «сеней» и «клети», ставившихся обычно на «подклет» для сохранения тепла. Данный тип отапливаемого жилища формировался прежде всего под влиянием природно-климатических условий. В городских трехсрубных жилых домах каждый сруб имел свою кровлю; средний сруб (сени) изредка делался более низким, чем боковые, высота которых иногда достигала трех этажей. Нередко холодные сени были каркасными. Изображения подобных двух- и трех-частных жилых домов хорошо видны на плане Тихвинского посада (1678 г.) — см. рис. 1.10.

Находки при раскопках, ряд исторических документов и порядных записей дают представление о планировке и облике богатых посадских домов и хором XVII—XVIII вв. в Новгороде, Вологде, Олонце и других городах. Здесь, соблюдая традиционную трехчастность, осуществляли разные варианты архитектурного решения. Так, по письменному договору — порядной 1684 г.— Вологодские хоромы имели два жилых этажа на подклете и чердак, причем нижние горницы были срублены с остатком, а верхние —«в лапу» (рис. 1.11). Жилые отапливаемые помещения — горницы (площадью по 40 м2) — располагались по двум сторонам от холодных сеней, в которых размещалась и лестница.

Текст упомянутой порядной позволил реконструировать также внутренний вид горниц с резными скамьями вдоль стен, со стесанными «в лас» бревенчатыми стенами и тесовыми потолками по матицам, забранным «в косяк» (рис. 1.11). Порядная указывает, что сени и горницы в этих хоромах покрывались под одну двускатную кровлю. Таким об-

разом, это была крупная трехэтажная постройка высотой 8—9 м до свеса кровли, с площадью этажа 120 м2.

Были и более сложные объемные решения трехчастных посадских хором, о которых известно из источников XII— XVII вв. В таких хоромах по одну сторону от сеней (рубленых или каркасных) устраивались горницы («покои»— спальни) : теплые — внизу, летние («терема»)— наверху, а по другую в отдельном срубе — общее помещение для всей семьи, а также приема гостей —«пова-луша» (от древнерусского слова «повальный»— общий) — в два-три этажа («житья»). В подклете размещались подсобные помещения — кухни, кладовые, бани.

Горницы, сени и повалуши были разной высоты и имели самостоятельные кровли. Наиболее высокая часть — пова-луша — имела разнообразные покрытия: в виде бочки, как в шестиэтажных хоромах Строгановых в Сольвычегодске (рис. 1.12, а), срубленных в 1565 г. (по рисунку Афанасия Чудинова, сделанному за год до их разборки — в 1793 г.), либо на два ската, как в Московских хоромах XVII в. (рис. 1.12, б) или же хоромах дъячего двора в Олонце того же периода (рис. 1.12, в).

1.12

Хоромы дьячего двора в Олонце 17 век.

Приемы хоромного строения, выработанные в деревянном зодчестве, перешли в каменные здания XVI—XVII вв.

В дворцовых деревянных постройках увеличение количества помещений привело к выделению отдельных хором, связанных переходами. До нашего времени не дошел ни один дворцовый комплекс, выполненный в дереве, но документы, рисунки и сохранившийся макет детально знакомят нас с выдающимся произведением деревянной дворцовой архитектуры XVII в.— дворцом в с. Коломенском под Москвой — наиболее сложным из известных образцов деревянного хоромного строительства на Руси (рис. 1.13).

1.13

Дворец был построен в 1667—1668 гг. мастерами Семеном Петровым, Иваном Михайловым и частично перестроен в 1681 г. Сав-вой Дементьевым. Простояв сто лет, в 1768 г. он был разобран из-за ветхости по указу Екатерины П.

В состав Коломенского дворца входили семь хором (для царя, царицы, царевича и четырех царевен). Переходы связывали хоромы между собой, а также с подсобными помещениями и дворцовой каменной церковью. Каждые хоромы (в два-три этажа) состояли из нескольких клетей со своими сенями и крыльцами. Клети хором венчались всеми известными в деревянном зодчестве формами покрытий: шатрами, простыми и крещатыми бочками и кубами. Хоромы царя, царевича и царицы были обшиты тесом — прием, который не применялся в народной архитектуре. Фасады и интерьеры были богато украшены резьбой и росписью.

Сложное плановое построение дворца, размещение хором под разными углами, обилие форм покрытий — все это придавало дворцу живописность и создавало силуэтное разнообразие при обозрении его с разных сторон, когда то одна, то другая часть дворца становилась центром композиции. Эти качества вместе с единообразием фасадов (мощные рубленые стены нижних этажей и легкие каркасные — верхних) и общностью деталей резьбы и росписи делали дворец выдающимся по красоте и великолепию ансамблем — памятником, воплотившим замечательное мастерство народных древоделов.

Обратимся к тем основным типам жилого деревянного дома, которые сложились на территории Древней Руси, упоминаются в исторических документах и сохранились до нашего времени со второй половины XVIII в.

Простейшим типом русского крестьянского дома была изба-чет ы-рехстенок, состоявшая из жилой клети и небольших сеней — тамбура (рис. 1.14, а). Такие постройки (без хозяйственного двора) были характерны для семей беднейших крестьян, не имевших лошадей и крупного скота.

Изба устанавливалась на высоком подклете, использовавшемся для хозяйственных нужд, чтобы изолировать ее от сырой почвы и наметаемых зимой снежных сугробов. Жилая клеть и сени рубились из сосновых бревен, в пазы которых закладывался мох. С внутренней стороны

бревна гладко затесывались. Потолком служил бревенчатый настил, смазанный глиной и засыпанный сверху землей; пол устраивался из пластин, пригнанных друг к другу.

В одном из углов единого пространства избы на деревянный помост («опе-чек») ставилась глинобитная печь, около которой устраивался дощатый короб («голбец»), скрывавший лестницу в под-клет. В противоположном наиболее освещенном («красном») углу находились обеденный стол и божница. Вдоль стен размещались лавки. Против устья печи крепился к стене стол-шкаф для приготовления пищи и хранения посуды.

Русская печь благодаря своей многофункциональности была необходимой частью каждого жилого дома. Высокая ее теплоемкость обеспечивала равномерный обогрев избы в течение суток, позволяла долго поддерживать в горячем состоянии пищу и воду, сушить и обогревать одежду, а зимой спать на полатях около печи.

В дальнейшем развитии избы-четы-рехстенка характерно появление хозяйственной клети, а затем крытого двора по другую сторону сеней (рис. 1.14, б). Высокий подклет устраивался как под жилой частью дома, так и под хозяйственной, что позволяло в нижнем этаже держать скот, а в верхнем — запасы сена и хозяйственный инвентарь.

Развитием односрубной четырехстенной избы с сенями стала изба-пятистенок, т. е. жилой дом, состоявший уже из двух смежных помещений, разделенных рубленой стеной. Появление избы такого типа, получившей повсеместное распространение, было вызвано жизненной необходимостью увеличения площади и количества помещений для крестьянской семьи.

Следует отметить, что наиболее развитые типы крестьянских домов создавались на Русском Севере, так как крестьяне северных областей, избежавшие крепостного закабаления, имели более экономически крепкие хозяйства и располагали достаточным количеством лесоматериалов. Все это способствовало также развитию народного творчества.

Изба-пятистенок как один из про

1.14

Жилые дома-четырехстенки

а — ее. Ястреблево Вологодской обл. (начало XIX в.); б — ее. Троицкая Слобода Вологодской обл. (XIX в.)

1 — изба; 2 — клеть; 3 — сени; 4 — двор; 5 — взвоз; 6 — крыльцо;

1 — печь; 8 — голбец

стейших типов жилого дома была распространена весьма широко. Археологические материалы свидетельствуют о постройках такого типа в Новгороде XII в., Москве XIV в. и повсеместном их распространении не только на Европейской Руси XVII и XVIII вв., но и в отдаленных районах Русского государства: в Прикамье, Западной и Восточной Сибири, на Ангаре.

Примером избыпятистенка XVIII в. может служить изба в с. Брусенец Вологодской обл. (рис. 1.15, а).

1.15

Дом пяти-стенка в селе Брусенец 18 век.

Пятая стена жилой части дома разделяет избу (с печью) и горницу с отдельным входом из сеней, по другую сторону которых находится крытый двор. Изба освещалась двумя волоковыми и одним косящатым («красным») окном, горница — тремя «красными» окнами.

Суровые зимы в северных районах Руси вызвали появление компактного по планировке дома-двора (дома-комплекса), в котором жилая и хозяйственная части находятся под одной кровлей, с устройством хозяйственного подклета под жилым этажом. На жилой этаж поднимались по двум крытым крыльцам, в хозяйственный двор попадали по деревянному пандусу («взвозу»). Двор был также двухэтажный: вверху хранилась утварь и сено, внизу размещались хлева. В более южных районах жилые и хозяйственные постройки располагались отдельно вокруг открытого двора-усадьбы.

Дом А. Попова в с. Кузьминское Тарногского района Вологодской обл., срубленный на рубеже XVIII и XIX вв., является дальнейшим развитием избыпятистенка (рис. 1.15, б). Здесь пятая стена делит дом уже на два равных трехоконных по фасаду помещения — избу и горницу (с «курной» печью в горнице и «белой» печью в избе). Более развиты здесь и хозяйственные службы. За двором с «боковушами» находились

вторые сени, из которых попадали в зимнюю избу («зимницу», «зимник», «зимовку»). В таких вторых избах, меньших по объему, жили зимой, чтобы расходовать меньше дров. В этих же целях до XIX в. многие дома топились «по-черному»; дым из них удалялся через деревянный короб — дымоволок с резным дымником над кровлей. Такие избы назывались «курными», «черными», «рудными» (рис. 1.15, а).

Другим распространенным типом жилого дома, возникновение которого археологи относят к рубежу между XI

и XII вв., является изба-двойня и ее развитие —и зба-шестистенок, т. е. объединенные под одной крышей два рядом стоящих сруба, связанные сенями и переходом. Широко распространены были шести стенки в XVIII—XIX столетиях и на Русском Севере — в бассейнах Северной Двины, Онеги и Мезени. Естественно проветриваемое пространство между двумя избами делало жилище более долговечным. Увеличение расстояния между срубами позволяло создавать дополнительное помещение в доме: вначале — холодный чулан, позднее — комнату.

Примером шестистенной избы является дом Н. Локшиной в с. Таратино Ленского района Архангельской обл., срубленный в первой половине XIX в. (рис. 1.16).

1.16

Жилой дом шести стенок начало 19 века Архангельская обл.

а - фасад; б - боковой фасад; в - план;

1 - изба; 2 - заулок; 3 - горница; 4 - сени; 5 - двор; 6 - светелка; 7 - зимовка;

8 - ввоз; 9 - крыльцо.

Он состоит из трех жилых помещений, выходящих на главный фасад —«перед» (изба, «заулок», горница). По другую сторону сеней находится «озадок»— крытый двор с двумя клетями («светелка» и «зимовка»). Весь комп-

лекс поставлен на высокие подклеты и покрыт общей кровлей. В сени ведет крытое крыльцо, стоящее на одном столбе, на второй этаж двора — пандус («взвоз»).

Шестистенная изба могла быть и иного типа, когда между нею и горницей вместо заулка устраивались сени. В этом случае главный вход и парадное крыльцо перемещались с бокового фасада на передний и становились центром всей композиции (рис. 1.17). Такой принцип планировки с центральным входом на главном фасаде, зародившийся в жилом строительстве, был использован русскими плотниками в деревянных хоромных и церковных постройках XVII в., а затем и в каменных городских домах.

На Русском Севере зажиточные крестьяне для больших семей нередко возводили пяти- и шестистенные избы в два жилых этажа.

Не менее древним типом жилой постройки является дом «кошелем», получивший широкое распространение в Карелии (Заонежье), низовьях Печоры и в Прикамье. В доме этого типа принципиально иная компоновка жилой и хозяйственной частей. Ставший здесь еще большим двор примыкает к жилой избе с боковой стороны, в отличие от предыдущих типов, в которых жилая и хозяйственная части располагались одна за другой — по продольной оси (дом «брусом»). Двор и изба размещены также компактно (о чем говорит и само название) под одной, но уже асимметричной двускатной кровлей и составляют единую плоскость переднего фасада.

Дом А. Аверина из с. Сенная Губа Медвежьегорского района КАССР — один из многих вариантов дома «кошелем» (рис. 1.18).

1.18

Дом "кошелем" вторая половина 19 века. Карелия.

Высокую жилую его часть нередко опоясывал балкон для закрывания ставен (рис. 1.19). Верхняя часть сруба двора ставилась на столбы, что позволяло периодически менять подгнивающие нижние венцы, не разбирая весь сруб.

Перечисленные типы жилых домов в каждом регионе приобретали индивидуальные особенности. Но и внутри региона при одинаковой традиционной схеме планировки наблюдалось разнообразие общих пропорций, резных деталей и росписей, которыми украшались свесы карнизов, фронтоны и нижние плоскости балконов. Основной принцип народной архитектуры — неповторимость каждого сооружения при повторяемости его элементов — был обусловлен постоянным общением с природой, не терпящей повторений. Эту задачу удава-лодь решить, невзирая на то, что, средства были весьма ограничены: бревно, брус, тес, позднее — резьба.

Резьбой украшались преимущественно фронтоны домов, наличники и ставни окон, крыльца. Народные мастера знали и принимали во внимание художественный эффект контраста тонких резных деталей на фоне суровой бревенчатой стены. В характере резьбы учитывались особенности климата в разных районах Руси. Домовая резьба в городах и селениях Верхнего и Среднего Поволжья — так называемая глухая резьба (рис. 1.20, а), выполнявшаяся ' с помощью долота, была рассчитана на солнечное освещение, тогда как северная прорезная (пропиловоч-н а я ) резьба при меньшем количестве солнечных дней предусматривала и силуэтное восприятие (рис. 1.20, б). Если внимательно присмотреться к рядом стоящим и, казалось бы, очень похожим жилым домам, то обнаруживаешь у них разные пропорции срубов, различные конструкции и рисунки крылец, непохожие узоры оконных наличников, неодинаковый выгиб «охлупней»— шеломов на коньках крыш. Тот же принцип художественной неповторимости соблюдался и в интерьерах. При глубоко продуманной целесообразности любой детали внутреннего убранства дома искусная индивидуальность проявлялась то в оригинально сложенной печи, то в своеобразии резного узора лавок, то в росписи подпечья и шкафов.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты