Главная  >  Культура   >  Зодчество   >  Славянский дом


Крепостные сооружения

11 октября 2007, 82

Защита от внешних врагов и княжеские междоусобицы требовали строительства крепостей. Русские летописи упоминают о постройке многочисленных укреплений: «городов», «город-цов», «детинцев», «кремлей» и «острогов» гораздо чаще, чем о других сооружениях.

Защита от внешних врагов и княжеские междоусобицы требовали строительства крепостей. Русские летописи упоминают о постройке многочисленных укреплений: «городов», «город-цов», «детинцев», «кремлей» и «острогов» гораздо чаще, чем о других сооружениях. Вокруг населенных мест — городов и монастырей — возводились деревоземляные укрепления. На рубежах земель и княжеств рубились специальные укрепленные остроги («стоялые остроги»).

Письменные, изобразительные и археологические материалы говорят о том, что наиболее древней формой деревянной крепости была ограда из верти-

кально врытых и заостренных наверху бревен («тын», «частокол»). Такие стены завершали земляные укрепления, состоявшие из вала и рва с водой. Первоначально городской тын не имел башен и достигал высоты 5—6 м. В стенах на уровне роста человека прорезались бойницы. Развитием этой формы стали ты-новые стены с настилом для верхнего боя, опиравшимся на столбы или короткие поперечные рубленые стены (рис. 1.29, а).

Появление огнестрельного оружия (конец XIV в.) и особенно артиллерии вызвало необходимость в изменении конструкций крепостей. Стены их стали набираться из поставленных впритык срубов («городен»), заполняемых землей и камнями. Однако несовершенство этой конструкции (большой расход древесины, неравномерность осадки городен) привели к устройству стен «тара-сами» (впервые упоминаемыми в летописи под 1553 г.), при котором две параллельные рубленые стены соединялись с определенным шагом поперечными стенами. Образующиеся клети заполнялись землей и камнями. Иногда тарасы заполнялись через одну, и тогда в боевых тарасах устраивался засыпной бруствер на пять-шесть венцов для ведения нижнего боя. Средние бойницы устраивались в тарасах выше земляной засыпки. Так устроен был острог (1671 г.) г. Олонца (рис. 1.29, б).

По верху стен из тарас шел боевой ход. Для ведения «подошвенного боя» (обстрела пространства у стен крепости) стена боевого хода выносилась вперед на бревенчатых консолях («облам»), нередко с бруствером, и для устойчивости перевязывалась поперечными стенами. В стене и в полу облама устраивались бойницы («стрельницы»), сверху боевой ход перекрывался двускатной стропильной кровлей, опиравшейся со стороны города на стойки-столбы (рис. 1.29, б).

В XVI—XVII вв. города нередко обносились двойными стенами: кремль (острог, детинец) ограждался стенами из тарас, а вокруг посада шли стены тыном (рис. 1.30).

Важным элементом крепости были боевые башни («вежи»). Первоначально (XII—XIV вв.) вежи («столпы», «костры») устраивались внутри крепости и предназначались для наблюдения за врагом. Но очень скоро башни стали возводиться в ряд со стенами (первое упоминание о стеновых башнях встречается в летописи под 1553 г.); рубились они в четыре, шесть и восемь стен. До нашего времени дошло очень немного деревянных башен. В европейской части России сохранилась надврат-ная башня Николо-Карельского монастыря (1691 —1692 гг.) вблизи Архангельска, утерявшая боевые детали (перевезена в музей «Коломенское» под Москвой). В Сибири до наших дней дошли башни Якутского (рис. 1.31), Илимского и Юилъского острогов.

Четкое представление о принципах устройства башен можно составить по описаниям и изображениям городов и монастырей. Например, согласно плану Тихвинского монастыря (1679 г.) или Олонецкого города (90-е годы XVII в.; рис. 1.32) башни возводились на всех углах города и по середине стен («прясел») примерно на равных расстояниях. Для бокового обстрела башни выдвигались в сторону «поля» и имели от двух до пяти боевых «ярусов» («мостов»). В верхнем ярусе устраивался облам, а верх I башни покрывался колпаком либо шатром (рубленым или стропильным) с тесовой кровлей. Шатер нередко завершался дозорной вышкой («смотрильней») для наблюдения за врагом (рис. 1.33);

1.33

Московская башня

(1671 г.) Олонецкого

города

(реконструкция

М. И. Мальчика и

Ю. С. Ушакова)

для той же цели одна или две башни города рубились особенно высокими. Часто именно они и были проездными («воротными»; рис. 1.34).

Органичное чувство пропорций, тонкий художественный вкус, умение увязать любую постройку с природным окружением были присущи народным зодчим даже при возведении таких суровых и, казалось бы, сугубо утилитарных сооружений, как крепости.

Деревянные крепости успешно противостояли врагу, выдерживая длительные осады, и только совершенствование военной техники и частые пожары ускорили замену деревянных крепостей каменными. Новую крепость возводили вокруг старой, оставляя ее на случай нападения врага до завершения строительства.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты