Главная  >  Наука   >  История   >  История России   >  Российская Империя   >  Русско-японская война 1904-05 гг.


Планы сторон. Начало войны. Чемульпинский морской бой

11 октября 2007, 385

Русский план в первый период войны не предусматривал наступления. Для его осуществления потребовалось бы сосредоточить крупные силы и средства уже в мирное время. Перед дальневосточным командованием ставилась задача сдержать наступление противника, не дать ему развить успех до прибытия "главных резервов" из России и в то же время не допустить разгрома русских войск по частям.

     Планы сторон.Русский стратегический замысел войны исходил из того, что Япония решится напасть на огромную русскую империю только лишь в союзе с другими государствами - западными соседями России. Отсюда стратегические усилия направлялись на западную границу, силы же и возможности Японии высокомерно, пренебрежительно недооценивались. Маньчжурский театр военных действий рассматривался как второстепенный, где не было жизненно важных центров и где малыми, по существу местными, дальневосточными, силами можно осуществлять стратегию сдерживания до победы на Европейском театре войны. Решение войны с западным противником представлялось определяющим и в борьбе с Японией, которая окажется не в состоянии продолжать войну один на один с Российской империей. В силу этих соображений и вообще в результате недооценки военного потенциала Японии усилия вооруженных сил с началом войны не были перенесены в Маньчжурию. Только после первых семи месяцев войны, после поражения русских войск под Ляояном, на Русско-японский театр стали направляться лучшие части, однако время было уже упущено.

     Русский план в первый период войны не предусматривал наступления. Для его осуществления потребовалось бы сосредоточить крупные силы и средства уже в мирное время. Перед дальневосточным командованием ставилась задача сдержать наступление противника, не дать ему развить успех до прибытия "главных резервов" из России и в то же время не допустить разгрома русских войск по частям. "В первый период кампании, - писал в докладной записке царю военный министр и затем главнокомандующий Маньчжурской армией генерал А.П. Куропаткин, - мы должны главной целью своих действий поставить: не допустить разбить наши войска по частям... Постепенно усиливаясь и подготавливаясь к переходу в наступление наших сил, мы должны совершить таковой с достаточными силами и при том снабженными всем необходимым для непрерывного наступления в течение довольно продолжительного времени". Общий план ведения войны, сформулированный генералом Куропаткиным, сводился к следующему: - борьба флотов за главенство на море: - десант со стороны японцев и противодействие ему: - оборонительные действия с широким развитием партизанских действий (имеется в виду малая война) до сбора достаточных сил: - переход в наступление и вытеснение японцев из Маньчжурии и потом из Кореи; - десант в Японию; разгром территориальных японских войск; борьба с народным восстанием.

     Японский план исходил из того, что вся страна должна сосредоточить свои усилия на борьбе только с одной Россией, и притом на территории, отдаленной от ее центров на несколько тысяч километров и не подготовленной к ведению военных действий. При определении русских сил на Дальнем Востоке японское командование ошиблось, уменьшая их примерно вдвое. Ошибалось оно и при определении пропускной способности Сибирской железной дороги, считая, что она сможет пропустить в течение месяца только одну дивизию: всего же, по расчетам японского командования, по истечении 6 месяцев после начала войны русские смогут иметь за Байкалом 140 - 150 тысяч человек.

     Японский план ведения войны основывался прежде всего на захвате господства на море. С этой целью предполагалось, а затем и было осуществлено, сосредоточение превосходящих русскую Порт-Артурскую эскадру военно-морских сил и нанесение по ней внезапного удара еще до объявления войны. На внезапный удар японцы возлагали большие надежды. Они были хорошо осведомлены о состоянии русских портов и о месте расположения судов. Одновременно с действиями против русского флота намечалось занять Корею 1-й армией под командованием генерала Куроки и превратить ее в базу для нападения на Маньчжурию и ведения войны на море. В случае же неудачи Корея могла быть превращена в театр войны. Следовательно, с началом войны главным театром военных действий должен был стать морской, а решительным пунктом для удара - русская эскадра в Порт-Артуре. С овладением морем план предусматривал высидку 2-й, 3-й и 4-й армий на Ляодунском полуострове и их действия совместно с 1-й армией.

     Российская медлительность с ответом на ультиматум, была названа Японцами "наглой провокацией с отсрочкой ответа на самые простые вопросы, жизненно важные для благосостояния и существования Японии". И не найдя более лучшего повода японцы начали войну.

     

     Начало войны

     25 февраля 1904 г. Объединенная Японская эскадра под командой вице-адмирала Того оставила Сасебо и выдвинулась в Корейские воды. По дороге был захвачен российский торговый пароход под многообещающим названием "Россия" (удивительное предзнаменование). 26 числа эскадра разделилась. Основная часть под командой Того пошла в Порт-Артур. Другая же часть, под командой контр-адмирала Уриу, направилась в Чемульпо для блокады "Варяга" и "Корейца" и высадки десанта в этом порту.

     

     Чемульпинский морской бой

     

Нажмите, чтобы увеличить карту

     В ночь на 27 января 1904 года японская эскадра адмирала Того внезапно атаковала русскую эскадру в Порт-Артуре, утром другая эскадра, контр-адмирала Уриу, у корейского порта Чемульпо атаковала крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец».

     «Варяг» появился в корейском порту как стационер Российского государства, обеспечивая нормальную работу его посольства в соседней стране. Корабль новой (американской) постройки 1901 года имел водоизмещение 6500 т, хорошую скорость хода - 24 узла (44 км/ч). Экипаж - 570 человек. Вооружение: двенадцать 152-мм орудий, двенадцать 75-мм, восемь 47-мм, два 37-мм орудия и 6 торпедных аппаратов.

     Командовал крейсером капитан 1 ранга Всеволод Федорович Руднев, офицер, воспитанный в лучших традициях отечественного флота, Морской устав которого уже три столетия требовал всячески крепить «честь русского имени и достоинство русского флага». Вечером 23 января командиры иностранных судов, находившихся в Чемульпо, сообщили Рудневу о разрыве Японией отношений с Россией. Неизбежность нападения подтвердил и ночной уход с якорной стоянки японского стационера - крейсера «Чиода».

     26 января российский посланник в Сеуле разрешил Рудневу отправить с тревожной депешей в Порт-Артур канонерскую лодку «Кореец». Перед входом на нейтральный чемульпинский рейд японцы атаковали русскую канонерку. Однако три выпущенные торпеды не попали в цель. Четвертую торпедную атаку командир «Корейца» капитан 2 ранга Григорий Беляев сорвал, поведя свой маленький корабль на таран японского миноносца. Тот отвернул, не выпустив торпеды. Командир «Корейца» доставил в порт малоутешительное сообщение: неприятель имел более десятка вымпелов.

     В тот же день японская эскадра вошла на рейд Чемульпо. На «Варяге» и «Корейце» приготовились к бою: задраили люки, подали из погребов снаряды и патроны, проверили пожарные шланги. Японские эсминцы с расстояния в два кабельтовых (около 360 м) направили свои торпедные аппараты на русские корабли, где комендоры всю ночь дежурили у орудий, готовые немедленно открыть огонь прямой наводкой. Командующий неприятельской эскадрой контр-адмирал Уриу не решился атаковать русских на рейде, но половину стоявшей перед ним задачи выполнил. С японских транспортов на корейский берег был высажен десант. Поскольку объявления войны не имелось, русские этому не препятствовали.

     Утром 27 января (9 февраля) 1904 года японский адмирал обратился к русским с угрозой атаковать русские корабли на рейде, если они не покинут его до полудня. В порту стояли крейсера-стационеры Британии, Франции, Италии и США. Руднев решил предпринять попытку с боем прорваться в Порт-Артур и не сражаться на рейде, чтобы не пострадали иностранные корабли нейтральных держав, о чем он предупредил их капитанов. Историческая объективность требует отметить: командиры военных судов Англии, Франции и Италии направили японскому адмиралу протест (командир американского авизо «Виксбург» отказался его подписать) с требованием мирных переговоров. Уриу протест получил, но ответить на него счел возможным лишь после боя: «Ввиду решения, принятого храбрым русским командиром, всякие переговоры излишни». Вероятно, таковы были особенности японской военной дипломатии - сначала напасть, потом вести переговоры.

     27 января в 9.30 на крейсере стали разводить пары. Командир «Варяга» объявил офицерам о начале боевых действий. Принимается единодушное решение - идти на прорыв, а в случае неудачи - взорвать корабль, но не отдавать его врагу.

     В 10.45 к выстроенной на палубе команде обратился командир крейсера. Он сообщил о полученном японском ультиматуме и сказал: «Никаких разговоров о сдаче не может быть - мы не сдадим им крейсера, ни самих себя и будем сражаться до последней возможности и до последней капли крови». По традиции все матросы были переодеты в чистые рубахи, трезвы и готовы к смерти. Считалось, что перед боем, как перед причастием, грех пить водку.

     В 11.10 прозвучала команда: «Все наверх, с якоря сниматься». Через десять минут «Варяг» снялся с якоря. «Кореец» следовал в кильватере. Команды иностран-ных кораблей, построенные во фронт на палубах, отдавали дань мужеству моряков России, шедших в безнадежный бой. Духовые оркестры зарубежных флотов исполняли гимн России. Впоследствии иностранцы говорили о величии этой минуты. Признавали, что они пережили трудный момент, провожая людей, идущих на верную гибель. По мнению иностранцев, принять вызов на бой с эскадрой во много раз сильнейшей - это подвиг, на который мало кто решится. «Варяг» был обречен еще и потому, что малый ход «Корейца» связывал скорость его маневров, а пушки старой системы не достигали цели и оказались практически бесполезными.

     Два корабля под андреевским флагом следовали по узкому фарватеру, изобилующему камнями и отмелями. О маневрировании в предстоящем бою не могло быть и речи. Японская эскадра поджидала русских у выхода в открытое море: броненосный крейсер «Асама», бронепалубные крейсера «Нанива», «Такачихо», «Нийтака», «Акаси», «Чиода», восемь миноносцев и вооруженное посыльное судно.

     В 11.45, после того как на японский сигнал о сдаче «Варяг» ответил гордым молчанием, загремели первые выстрелы с «Асамы». С «Варяга» ударили орудия правого борта. «Кореец» пока молчал. Крупнокалиберные, устаревшие пушки канонерской лод-ки были недальнобойными, и половину боя им пришлось бездействовать. Шквал артиллерийского огня обрушился на «Варяга». Тот повел огонь бронебойными снарядами против своего главного противника - «Асамы» - и весьма удачно. Русские комендоры вели стрельбу из пушек верхней палубы, не имевших броневой защиты. Именно здесь у нас было больше всего потерь.

     В 12.05 командир крейсера отдал приказ повернуть вправо, что-бы ввести в дело орудия левого борта. И в это время два крупно-калиберных снаряда попали в корабль. «Варяг» лишился управле-ния рулем. Ранен Руднев. Японцы усиливают обстрел. «Варяг» получил подводную пробоину, через которую вода хлынула в угольные ямы котлов. То там, то здесь на крейсере вспыхивали очаги пожара... Матросы выбивались из сил, ведя борьбу с огнем.

     Всю свою ярость экипаж «Варяга» вкладывал в залпы из орудий левого борта. «Асама» получил несколько прямых попаданий. На флагмане адмирала Уриу была выведена из строя кормовая артиллерийская башня. «Кореец», изменив курс, прикрывал огнем отход израненного крейсера. В 12.45, с подходом русских кораблей к рейду Чемульпо, бой прекратился.

     Прибывший на «Варяг» командир французского крейсера Виктор Сэноса запишет в своем дневнике: «Я никогда не забуду этого потрясающего зрелища, представившегося мне: палуба залита кровью, всюду валяются трупы и части тел. Ничто не избегло разрушения: в местах, где разрывались снаряды, краски обуглились, все железные части пробиты, вентиляторы сбиты, борта и койки обгорели. Там, где было проявлено столько геройства, все было приведено в негодность, разбито на куски, изрешечено; плачевно висели остатки мостика. Дым шел из всех отверстий на корме и крен на левый борт все увеличивался». В неравном морском бою крейсер потерял боеспособность. Почти половина артиллеристов верхней палубы погибла. Несколько подводных пробоин лишали «Варяг» привычного хода.

     Судьба «Варяга» и «Корейца» была решена. Командиры кораблей приняли решение не сдавать корабли врагу. Канонерская лодка «Кореец» была взорвана экипажем, в 15.30 на «Варяге» команда открыла кингстоны. В 18.10 «Варяг» лег на борт и через мгновение скрылся под водой. Французский крейсер «Паскаль», английский крейсер «Тэлбот» и итальянский крейсер «Эльба» подняли на свои палубы уцелевшие остатки команд русских кораблей. Командир американского судна отказался принять участие в спасательных действиях.

     Японцы понесли не меньшие потери. «Варяг» нанес сильные повреждения 2 крейсерам - особенно досталось флагману «Асама», потопил 1 миноносец. Всеволод Руднев доносил царскому наместнику на Дальнем Востоке адмиралу Евгению Алексееву: «Корабли отряда с достоинством поддержали честь Российского флага, исчерпали все средства к прорыву, не дали возможности японцам одержать победу, нанесли много убытков неприятелю и спасли оставшуюся команду». Команда «Варяга» потеряла 122 человека убитыми и ранеными. Оставшиеся в живых моряки «Варяга» и «Корейца» через нейтральные порты вернулись в Россию и были удостоены Георгиевских крестов.

     Первая торжественная встреча героев состоялась в Одессе. Оттуда на всем пути до Санкт-Петербурга моряков тепло встречал простой люд. А 16 апреля матросы «Варяга» и «Корейца» под музыку гвардейских оркестров торжественным маршем прошли по Невскому проспекту. В Зимнем дворце после молебна император Николай II дал обед в честь героев Чемульпо. Всеволода Руднева назначили командиром строившегося броненосца «Андрей Первозванный» - самого мощного на тот период корабля русского флота.

     В 1905 году «Варяг» был поднят японцами и зачислен во флот под названием «Сойя», но в апреле 1916-го Россия выкупила его у Японии, и уже в ноябре под прежним названием он пришёл в Кольский залив, где был включен во флотилию Северного Ледовитого океана. В феврале 1917 года корабль ушёл на ремонт в Англию, но до конца Первой мировой войны так и не был отремонтирован и затем был продан на слом.

     

     

     Источник: журнал "Российское военное обозрение"

      Владислав АРТЁМОВ, редактор студии военных писателей МО РФ

     Сайт «Дедовские войны»

     

     

Русская Цивилизация
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты