Главная  >  Война   >  Проекты Фонда   >  Стяг   >  Военное Родолюбие


Отряд специального назначения полковника Генштаба Н.М. Пржевальского

11 октября 2007, 21

Обычно имя путешественника Н.М. Пржевальского ассоциируется исключительно с наукой. Вместе с тем мало кто знает, что основным заказчиком этих экспедиций было военное министерство Российской Империи в лице Генерального штаба.

     Обычно имя путешественника Н.М. Пржевальского (1839-1888) и его сподвижников В.И. Роборовского (1856-1910), П.К. Козлова (1863-1935) и др. ассоциируется исключительно с наукой. И это справедливо - вклад в изучение природы и географии Центральной Азии этих исследователей неоценим и был признан отечественным и зарубежным научным миром еще при их жизни. Вместе с тем, мало кто знает, что основным заказчиком этих экспедиций наряду с Императорским Русским географическим обществом, было военное министерство Российской Империи в лице Генерального штаба. Да и в самом ИРГО, созданном в 1845 году, было много военных - цели ученых и военных (скорее наоборот) часто совпадали.

      К девятнадцатому веку европейские державы в основном "открыли" для себя Африканский, Американский и Азиатские континенты и приступили к их планомерному изучению и колониальному освоению. Но Центральная Азия все еще оставалась "белым пятном" на географических картах. Формально относясь к Китаю, реально она им почти не контролировалась, а потому представляла лакомый кусок для европейских держав. Но прежде чем принять политическое решение, европейским правительствам нужно было понять, стоит ли вести борьбу за эти необъятные, малонаселенные, с суровым климатом территории. Основная борьба за влияние в этом регионе, которую Киплинг назвал Большой Игрой, развернулась между Россией и Англией. Задача соискателей "большого приза" упрощалась тем, что местное население китайцев не любило и властью их тяготилось. Слабая китайская армия с трудом подавляла часто вспыхивающие восстания, а многие территории ею вообще не контролировались.

      Период Большой Игры совпал с важными изменениями, которые происходили в характере военной разведки. По существу это была "революция в разведке" (Вэсли Уарк). Изменения, начавшиеся в период Наполеоновских войн, были результатом развития русской военной мысли. В ходе подготовки и ведения войн стали применяться научные методы накопления и систематизации информации. Прежде всего, это касалось сбора информации о численности вооруженных сил противника и его мобилизационных ресурсов, о топографии театра военных действий, о характере местного населения и т.д.

      Одним из идеологов нового подхода в разведке выступил профессор Николаевской Академии Д.А. Милютин, в дальнейшем военный министр: "Чтобы успешно вести войну, у нас должны быть фундаментальные сведения о том, где мы будем бороться, с информацией о средствах, и другая статистика, касающаяся этого региона".

      В прежние века разведывательную информацию о сопредельных странах в основном собирали дипломаты, военные атташе, чиновники пограничных постов, купцы, миссионеры и т.д. Это была так сказать "пассивная" разведка, которая велась "на себя". Накапливалась эта информация медленно, носила фрагментарный характер, перепроверка ее занимала годы, оперативность и достоверность была низка.

      Новое время, меняющийся характер войн, усложнение военной организации, рост объема информации, необходимой для принятия решений, развитие транспорта и военной техники требовало новых решений. Родоначальником нового подхода в разведке и нового вида разведки - "оперативной" (оперативной и по радиусу действия - на глубину театра военных действий, и по скорости получения информации) можно считать Николая Михайловича Пржевальского. Именно он, по существу, впервые в новейшей истории предложил вести "активную" разведку - "от себя", т.е. не ждать поступления информации, а самому искать необходимую. Агентура европейских держав активно вела разведку во всех странах региона, но благодаря тому, что нашелся такой человек как Пржевальский, Россия сразу получила огромное преимущество на Центральноазиатском ТВД.

      Первый практический опыт самостоятельной работы в полевых условиях выпускник Академии Генерального штаба Пржевальский получил во время экспедиции по Дальнему Востоку в 1867-1869 годах. Заручившись поддержкой вице-президента ИРГО П.П. Семенова-Тяншанского, молодой лейтенант в сопровождении всего двух помощников нанес на карту область вдоль рек Амур и Уссури - новых владений Российской Империи - равную по площади Англии.

      В 1870-1873 году состоялась первая Центральноазиатская экспедиция Пржевальского. В дальнейшем им было организовано и проведено еще три, а его ученики, среди которых наибольших результатов добились В.И. Роборовский и П.К. Козлов, еще около десяти.

      Политическими целями экспедиций была попытка, как было сказано выше, если не присоединить, то хотя бы добиться усиления влияния России в Центральной Азии. Поэтому одной из главных задач являлось достижение столицы Тибета Лхасы и установление отношений с Далай-Ламой - религиозным главой исповедующих буддизм народов. Научные цели - всесторонне изучение природы Центральной Азии.

      Военные цели были самые обширные. Это, прежде всего, подробное картографирование местности, сбор информации о состоянии китайской армии, о проникновении в этот регион эмиссаров других европейских держав, поиск проходов в горах и пустынях, водообеспечение территорий, характер местного населения, его отношение к Китаю и к России, климат и т.д.

      Исходя из главной, разведывательной цели, каждая экспедиция планировалась и организовывалась как глубокий рейд разведотряда в тыл противника. В этом собственно и заключался вклад Пржевальского в развитие военной мысли в целом и разведки в частности. Сначала осуществлялось четкое планирование, формулировались цели и задачи, намечался маршрут, затем определялись силы и средства, порядок связи "с центром". Организация и проведение экспедиций характеризовала строгая воинская дисциплина, необычайная настойчивость в достижении поставленных целей - приказ должен быть выполнен любой ценой. По итогам экспедиций составлялись подробные отчеты. Некоторые из этих отчетов, как сообщают отдельные источники, не обнародованы до сих пор - Пржевальский был сторонником военного решения присоединения территорий.

      Командиры разведгрупп спецназа ГРУ современной российской армии с удивлением обнаружат, что выработанные тогда нормы и правила проведения рейда-разведвыхода сохранились до наших дней. Я не оговорился. Если мы оценим с позиции сегодняшнего дня планирование, цели и задачи экспедиций, глубину их действий, порядок проведения, состав участников, требования к их моральным, физическим и психологическим качествам, вооружение, экипировку и даже боевой порядок, то мы с известными оговорками и поправками на время, увидим, что эти экспедиции были в чистом виде "рейдом отряда оперативной разведки на глубину театра военных действий". В современных условиях эти задачи выполняет разведка специального назначения ГРУ ГШ - спецназ ГРУ.

      Последними экспедициями Пржевальского руководил будущий военный министр А.Н. Куропаткин (1848-1925), занимавший в 1883-1890 гг. пост начальника Азиатского отдела Генштаба.

      Экспедиционные отряды Пржевальского комплектовались исключительно добровольцами. Люди уходили на 2-2,5 года в никуда. Маршруты измерялись десятками тысяч километров. Связь с Россией была не устойчивая, неоднократно приходила информация о гибели экспедиций.

      Отряд имел в своем составе обычно 3-4-х офицеров, 3-4-х солдат, переводчика, 5-6 казаков сопровождения из состава пограничной стражи. На отдельных участках к отряду присоединялись проводники. Всего численность отряда в разные экспедиции составляла 10-20 человек. Передвигались на лошадях. Грузы перевозили на лошадях и верблюдах, в высокогорье - на яках. На каждого разведчика было по винтовке и по два револьвера в кобурах у седла. Перед выходом оружие пристреливалось. Регулярные учебные стрельбы проводились и во время похода. Продовольствие пополняли у местного населения и добывали на охоте. С караваном также гнали небольшое стадо баранов. На маршруте движения создавались промежуточные склады. Для ночлега использовались штатные палатки.

      Все без исключения экспедиции проходили в очень суровых климатических условиях. Участники афганской войны 1979-1989 гг. могут в какой-то мере их себе представить. При переходе по пустыням температура днем поднималась до +600С, поэтому передвигались ночью. На многих участках воды не было вообще. Значительные участки маршрута проходили в условиях высокогорья, на высотах до 4000-4500 м и даже до 5000 м, в т.ч. зимой при крайне низких температурах. Дрова приходилось везти с собой, т.к. во многих местах их не было вообще. Временами, от основных сил отряда высылались дозоры на расстояние до 100 км, а иногда экспедиция разделялась на два отряда и каждый выполнял свою задачу.

      Но не только климат и горно-пустынный ландшафт были препятствиями для отряда. Поход реально проходил в боевой обстановке. Сведения о населяющих Центральную Азию народах были крайне скупы и они по-разному относились к непрошеным гостям. Иногда приходили делегации с просьбой передать Белому Царю прошение о принятии в подданство, но регулярно случались и вооруженные стычки. Неслучайно поэтому участники экспедиций наряду с научными наградами получали и военные - "за участие в боевых действиях".

      Об одной из таких стычек экспедиции 1883-1885 гг. рассказал в своих воспоминаниях Пржевальский. На отряд произошло второе нападение всадников-тангутов численностью ок. 300 человек: "Словно туча неслась на нас эта орда, дикая, кровожадная… а впереди своего бивуака, молча с прицеленными винтовками, стояла наша маленькая кучка - 14 человек, для которых теперь не было иного исхода как смерть или победа". За 500 шагов разведчики открыли залповый огонь, но тангуты скакали на отряд до тех пор, пока не был сбит с лошади их командир. Тогда они развернулись и скрылись за увалом. Пржевальский, взяв с собой 7 человек, начал преследование. Охранять лагерь остался Роборовский и 5 казаков. Бой продолжался ок. 2 часов. Было израсходовано 800 патронов, убито и ранено около 30 тангутов. 13 февраля 1894 года отряд Роборовского из 8 человек также вступил в бой с двумястами тангутами. Бой продолжался более 2 часов. К чести командиров-офицеров боевых потерь среди сил отряда не было. С оружием разведчики не расставались даже во время сна. На случай внезапного нападения выставлялись часовые.

      Шестая по счету экспедиция-рейд Пржевальского приближалась к границе, чтобы пересечь ее. Но руководитель внезапно заболел брюшным тифом и 20 октября 1888 года скоропостижно скончался. На боевом посту…

      На его смерть А.П. Чехов написал слова, которые можно отнести ко всем разведчикам, честно выполнившим и выполняющим свой долг сегодня: "В наше больное время, когда европейскими обществами обуяла лень, скука жизни… когда даже лучшие люди сидят сложа руки, оправдывая свою лень и свой разврат отсутствием определенной цели в жизни, подвижники нужны, как солнце… Есть, есть еще люди подвига, веры и ясно осознанной цели".

     

     

Д. Подушков
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты