Главная  >  Общество   >  Демография


Демографическая катастрофа в России

11 октября 2007, 37

Периодические обсуждения в Правительстве и Госдуме демографической концепции, вопросов нехватки специалистов трудоспособного возраста, трудовой миграции, открытое заявление о перспективе потерять до 50 миллионов человек – все это свидетельства того, что мы живем в состоянии демографической катастрофы.

Периодические обсуждения в Правительстве и Госдуме демографической концепции, вопросов нехватки специалистов трудоспособного возраста, трудовой миграции, открытое заявление о перспективе потерять до 50 миллионов человек – все это свидетельства того, что мы живем в состоянии демографической катастрофы.

Идеология международных отношений и глобального экономического развития к началу XXI века претерпела изменения. На смену проблемам, связанным с военно-политическим противостоянием, пришли проблемы долгосрочного развития и его ограничений, связанных с конечностью мировых ресурсов – минеральных, энергетических, биологических, земельных. На повестку дня встала проблема физических пределов роста цивилизации, проблема "пределов роста" и стратегии мирового развития – "концепции устойчивого развития" (КУР).

Сегодня политика ООН в области устойчивого развития определяется концепциями такой неправительственной организации, как "Римский клуб". Основная идея КУР, выработанная "Римским клубом" и лежащая в основе политики ООН и смежных с ней организаций, – введение международных ограничений на использование ресурсов и на рост населения, фактически введение квот на численность населения и уровень потребления, закрепляющих существующие различия между индустриальными странами и прочими странами с населением "избыточной" численности.

Несмотря на членство России в знаменитой "восьмерке", ей, по всем признакам, отводится роль расходуемого ресурса, за счет которого будет снижаться острота мирового кризиса.

Ясно, что России, взятой отдельно от "мирового сообщества", опасность перенаселения и нехватки невосполнимых ресурсов не грозит. Реальная же опасность – это нарастающая депопуляция и различного рода покушения на ее ресурсы. Из этого следует, что нашей стране требуется выработка собственной концепции устойчивого развития.

Важнейшая сфера, в которой наши национальные интересы в области долговременного развития объективно не совпадают с интересами стран "восьмерки", а также с интересами ряда перенаселенных стран (Япония, Корея, Китай, среднеазиатские и закавказские государства СНГ, Турция) – народонаселение и демография.

К сожалению, общеизвестные доклады Римского клуба "Пределы роста" и "За пределами роста", положенные в основу политики ООН, моделируя сценарии глобального развития на основе усредненных параметров, создают иллюзию единства интересов "мирового сообщества" и возможности единой мировой политики в области народонаселения. Но на самом деле происходит "расчет средней температуры по больнице", в результате чего вымирающая Россия "лечится" международными организациями и программами от перенаселения (внедрение политики "планирования семьи" как на собственные бюджетные средства, так и на кредиты ЕС и МБРР).

Важнейшее упущение, лежащее в основе всех "усредненных" моделей развития – отрицание исторического закона неравномерности развития государств и этнокультурных общностей, в том числе и миграционно-демографического. Между тем, именно миграционно-демографический передел мира и связанные с ним конфликты определяют лицо мировой политики. Такой глобальный политический процесс, как "конфликт Севера и Юга", то есть "развитых" и "развивающихся" стран – не что иное, как конфликт двух типов воспроизводства населения в условиях ограниченности ресурсов.

При этом конфликты, связанные с миграционно-демографическим переделом, не обязательно связаны с вооруженной борьбой, особенно на начальных фазах процесса (рост мусульманских общин в Германии и Франции, составляющих 10-20% населения), что не снижает угрозы, а лишь меняет ее формы и переносит острую фазу кризиса на будущее. При этом, как это видно в Косово, конфликтный потенциал, накапливаясь по мере нарушения этнического баланса, становится политической бомбой с дистанционным управлением из третьих стран.

Сегодня в российских городах проживает, легально и нелегально, несколько миллионов выходцев из демографически избыточных государств как ближнего, так и дальнего зарубежья. Учитывая, что по большинству прогнозов население России в ближайшие годы продолжит сокращаться на 1-1,5 миллиона человек в год, численность иностранных этнических колоний (общин) в российских городах в ближайшие годы по меньшей мере удвоится (миграционная экспансия) с последующим естественным удвоением за 25 лет (демографическая экспансия). Одно из отрицательных последствий неконтролируемого роста иностранных колоний (общин) – занятие ими свободного жилищного фонда, что косвенно способствует снижению рождаемости среди коренного российского населения.

Обеспечение устойчивого развития России на ближайшие десятилетия настоятельно требует действенной политики существенного повышения рождаемости коренных народов России и жесткого ограничения миграционно-демографической колонизации (экспансии) со стороны перенаселенных государств.

Характерно, что в данном случае необходимые условия устойчивого развития России находятся в резком противоречии с "универсальной" политикой и рекомендациями ООН и международных организаций по устойчивому развитию, навязывающих России политику "планирования семьи" (т.е. ограничения рождаемости) и глобализации экономики, при которой намеренно снижается контроль за миграционными потоками.

Понеся в период с 1914 по 1945 годы большие демографические потери, Россия вступила в исторически уникальную пятидесятилетнюю полосу мирного развития. Исходя из естественного темпа удвоения населения около 25 лет, население России к концу ХХ века должно было учетвериться и составить 400-450 миллионов человек. Однако население, в течение всего послевоенного периода не испытавшее морового голода и других катастрофических процессов, составило к концу века менее 150 миллионов. Разница в 250-300 миллионов требует объяснений.

Первый, наиболее очевидный, источник дефицита населения – демографические последствия Великой Отечественной войны, в результате которой миллионы женщин репродуктивного возраста остались вдовами. Уместно считать, что это привело к дефициту рождений в 20-30 миллионов человек, который, по меньшей мере, воспроизводился в последующих поколениях.

Однако основной причиной резкого сокращения прироста населения стала так называемая "демографическая революция", или, говоря языком демографов, "второй демографический переход", связанный с урбанизацией, ломкой традиционной модели патриархальной семьи и введением в массовый обиход средств медицинского снижения рождаемости (аборты, контрацепция и аборты, введенные волевым решением в массовую практику с середины 1950-х годов).

Непосредственной причиной решения Н.Хрущева о проведении политики медицинского сокращения рождаемости (о котором, кстати, известно крайне мало) стал жилищный кризис в городах, связанный с массовыми разрушениями жилого фонда во время войны и вошедший в острое противоречие с быстрой урбанизацией. Таким образом, медицинское сокращение рождаемости позволило несколько приглушить остроту жилищного кризиса в городах, высвободить дополнительные трудовые ресурсы и повысить доходы на душу населения за счет сокращения количества иждивенцев на одного работника.

К началу 1960-х годов хрущевская демографическая политика привела к тому, что всего за десятилетие в городах, особенно в городах центральной России, наиболее типичной стала одно- или двухдетная семья при количестве абортов, превышающих количество рождений. Перед центральной Россией внезапно встала угроза вымирания, причем, в мирной период, в то время, как население национальных окраин продолжало расти, подпитываясь ресурсами центра. Однако опасные демографические тенденции списывались на вторую волну демографических последствий войны.

Оценка демографических потерь, связанных с абортами, показывает громадные биологические резервы восстановления численности российского населения в XXI веке. Однако для того, чтобы задействовать биологические резервы роста, сегодня необходимо коренным образом изменить сложившиеся стереотипы семейно-брачного поведения, ориентирование на малодетную семью – причем такая ориентация мало зависит от доходов семей.

Переход России на так называемый "цивилизованный" тип воспроизводства населения, характерный для индустриальных стран с существенно более высоким уровнем потребления, чем это было в СССР, не только привел к относительному вымиранию русского населения, которое во многом предопределило распад СССР, но и создал дополнительную угрозу демографической безопасности, поставив воспроизводство населения в зависимость от субъективного решения потенциальных родителей, которое зависит от целого ряда факторов не столько материального, сколько психологического и культурного характера; причем все факторы имеют тенденцию к снижению репродуктивных планов.

Зависимость рождаемости от субъективных планов родителей порождает особый тип неустойчивости развития: возникает контур отрицательной обратной связи, в котором социально-политические катастрофы ведут к отказу населения от деторождения, что создает устойчивый порочный круг депопуляции. Первое проявление демографической неустойчивости такого типа было зафиксировано во время продовольственного кризиса начала 1960-х годов, вызванного сельскохозяйственными реформами Н.Хрущева. Связанный с обострением социальной обстановки спад рождаемости выделить на фоне последствий войны достаточно сложно, но резкое снижение устойчивости новой модели фиксируется достаточно четко.

Системный кризис, поразивший Россию в конце 1980-х годов, породил новый, ранее неизвестный тип демографической катастрофы, для которого характерно как резкое повышение смертности, особенно среди лиц трудоспособного возраста, так и резкое понижение рождаемости. Но в отличие от социально-политических катастроф начала-середины XX века избыточная смертность связана не с голодом, эпидемиями и военными действиями, а с продолжительным психоэмоциональным угнетением всего общества, на что указывает рост смертности от сердечно-сосудистых заболеваний (психогенные инфаркты и инсульты) на 31%, психических расстройств (в 4,5 раза) и разного рода травм и насильственных причин, связанных с антисоциальным поведением граждан (примерно в 2 раза). Однако ведущая роль в депопуляции принадлежит снижению рождаемости.

Заявляя об опасности вымирания населения страны, руководство России начало делать первые шаги в правильном направлении. Действительно, ключ к сохранению и устойчивому развитию – это активная и эффективная демографическая политика. Необходимым условием для ее реализации является, по меньшей мере, восстановление объемов реального производства на уровне 1980-х годов и обеспечения дальнейшего экономического роста, пусть даже при сравнительно невысоких темпах.

Демографическую программу нужно принимать незамедлительно. И не декларативную, а конкретную. Первая ее часть – защита России от миграционно-демографической экспансии извне, темпы которой значительно превышают темпы депопуляции коренных народов России. Помимо укрепления пограничного режима, особенно на границе с Китаем, необходимо вести более жесткую политику в области гражданства, четко разделив мигрантов, культурно и этнически чуждых России, и репатриантов – русскокультурное (русскоязычное) население республик СНГ.

Исключительно важно установление контроля над мелкой розничной торговлей, создающей экономическую базу для роста иностранных общин и этнических криминальных группировок. Меры против миграционно-демографической экспансии, в отличие от мер по повышению рождаемости, требуют сравнительно низких затрат и способны дать ощутимый эффект в короткие сроки.

Необходимо также снижение смертности до уровня конца 1980-х годов – задача, в основном решаемая восстановлением объемов производства и, соответственно, социального обеспечения и медицины.

Гораздо более сложный вопрос, ключи к решению которого лежат не столько в экономической области, сколько в области культурно-психологических установок всего населения, – это область семейно-брачных отношений, изменение которых требует длительных и системных усилий, начиная со школы и заканчивая информационной политикой и рекламой. Необходима своего рода "моральная революция" – возвращение массового сознания к идеалам традиционной семьи.

Еще одним фактором повышения рождаемости является жилищное строительство и социальная политика в области жилья. Особую роль должны сыграть программы строительства индивидуальных домов в малых городах, и особенно в сельской местности, где наблюдается катастрофическая нехватка кадров в сельском хозяйстве. Политика деурбанизации, которая призвана преодолеть негативные последствия демографической политики 1950-х – 1970-х годов и, фактически, заново заселить обширные территории за пределами городов, должна стать одним из важнейших приоритетов.

Россия, обладая всеми объективными предпосылками для преодоления внутреннего кризиса и выживания в кризисе глобальном, может и должна выработать и провести в жизнь свою собственную стратегию устойчивого развития. Пределы падения достигнуты. Настало время приступить к новому строительству.

Федор Велякин
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты