Главная  >    >     >     >     >  


Проект ОГАС: упущенные возможности

11 октября 2007, 184

Еще в советский период выдвигались довольно-таки любопытные технократические проекты, призванные осуществить прорыв страны в постиндустриальное (информационное) общество. В 1963 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, в котором намечалось создание Единой системы планирования и управления (ЕСПУ) и Государственной сети вычислительных центров.

Потом было принято другое название – Общегосударственная автоматизированная система планирования и управления в народном хозяйстве (ОГАС). Правительство было готово реализовать крупномасштабный проект директора Института кибернетики АН УкрССР Виктора Глушкова, который предлагал перевести управление народным хозяйством на электронно-кибернетическую основу. Помимо автоматизированных систем управления Глушков разрабатывал системы математических моделей экономики и безналичного расчета физических лиц. По сути, речь шла о том, как сделать планирование не просто директивным, но и по-настоящему научным.

При этом Глушков опирался на отличное знание экономической жизни страны. Только в 1963 году он посетил около ста предприятий, лично отслеживая цепочки прохождения статистических данных.

Академик выдвинул крайне интересную теорию «информационных барьеров». Согласно ему человечество пережило за всю свою историю два кризиса управления. Первый произошел в период разложения так называемого «родового» строя. Тогда усложнение общественных отношений и увеличение потоков информации привело к возникновению товарно-денежных отношений и иерархии. Но в XX веке наступил второй кризис, когда отношения усложнились настолько, что человек уже просто стал неспособен выполнять все необходимые функции управления. Так, по расчетам Глушкова, каждый человек должен был (без помощи техники) выполнять до миллиарда операций в год. Получалось, что даже в современный ему период на земном шаре необходимо было проживание 10 миллиарда человек.

Глушков отмечал: «Отныне только «безмашинных» усилий для управления мало. Первый информационный барьер, или порог, человечество смогло преодолеть потому, что изобрело товарно-денежные отношения и ступенчатую структуру управления. Электронно-вычислительная техника - вот современное изобретение, которое позволит перешагнуть через второй порог.

Происходит исторический поворот по знаменитой спирали развития. Когда появится государственная автоматизированная система управления, мы будем легко охватывать единым взглядом всю экономику. На новом историческом этапе, с новой техникой, на новом возросшем уровне мы как бы «проплываем» над той точкой диалектической спирали, ниже которой…остался лежать период, когда свое натуральное хозяйство человек без труда обозревал невооруженным глазом».

Глушковская диалектика вполне соответствует философии традиционализма. Он сравнивает общество будущего с натуральным хозяйством, которое, как известно, достигло вершины своего развития именно при «феодализме» (термин неудачный, но весьма распространенный). Действительно, натуральное хозяйство эпохи феодализма было весьма управляемо и обозримо. Таким же станет и натуральное хозяйство будущего постиндустриального «феодализма» – за счет мощных систем автоматизированного управления. Эти системы высвободят огромное количество человеческой энергии, необходимое для того, чтобы производить новейшие технологии.

Увы, план Глушкова был отвергнут, а премьер-реформатор Косыгин взял на вооружение идеи таких экономистов-рыночников, как Либерман. Последние предлагали ориентировать экономику на прибыль от себестоимости. В сталинские времена, напротив ориентировались на снижение себестоимости (отсюда – знаменитые понижения цен), не связывая жестко ее и прибыль. В результате роль стоимостных показателей снижалась. По воспоминаниям Микояна, в конце жизни Сталин хотел свернуть товарно-денежные отношения и перейти к прямому товарообмену. По сути, это было своеобразным возрождением феодальной экономики с ее огромной ролью натурального хозяйства. Но только новая натуральная экономика опиралась бы на мощную техническую базу, плановое регулирование и мощное государство державного типа.

Хрущев, а затем и Брежнев, отказались от этих планов. Советскую экономику заставили работать по чуждым ей схемам, что и породило пресловутый застой. Теперь прибыль жестко привязывалась к себестоимости выпускаемой продукции. Снижать себестоимость стало невыгодно, ибо это снижение уменьшало прибыль. Не выгодным стало усовершенствование производства.

Плановое регулирование оказалось нарушенным, а нормальное рыночное так и не было введено. В результате стал образовываться теневой сектор. По некоторым данным, его обороты составляли где-то от половины госбюджета. И все это осуществлялось на криминальной основе, без всякого обложения налогами! Да брежневский СССР следует считать самым капиталистическим из всех тогдашних стран! (СССР, за исключением сталинского периода был на две трети буржуазным государством).

Показательно, что против Глушкова выступали не только дуболомы из ЦК, соблазненные либеральными экономистами. На Западе также подливали масла в огонь, в открытую стуча советским вождям: «Глушков собирается заменить кремлевских шефов вычислительными машинами!».

В 1971-1973 год, в Чили, при Альенде группой ученых, возглавляемых английским кибернетиком Стаффордом Биром также была сделана попытка создания кибернетической системы управления экономикой страны. Но проамериканская хунта Пиночета, после прихода к власти этот эксперимент немедленно свернула, проявив трогательное единодушие с советским руководством. Коммунизм и либерализм еще раз показали себя силами, которые целиком принадлежат к уходящей индустриальной эпохи с ее огромной ролью физического труда и околонаучного волюнтаризма.

ХХХ

В начале 1990-х гг. в украинской историографии была развернута кампания по устранению «белых пятен» в освещении военных событий 1939-1945 годов и написанию новой, в том числе военной, истории. В тот период острие критики было направлено против Сталина и сталинизма. Жесткая критика сталинизма не распространялась поначалу на советский строй в целом и на место Украины в составе Советского Союза. Война 1941-1945 годов в общепринятых, допущенных министерством образования, учебниках называлась Великой Отечественной, Советский Союз - общей для советских людей Родиной.

Упоминание об ОУН-УПА (Организации украинских националистов – Украинской повстанческой армия) в учебниках начала 90-х годов носило сдержанный характер и занимало скромное место. Однако принятое в советской историографии определение ОУН как фашистского объединения на Западной Украине, сотрудничавшего с гитлеровцами, уже отсутствовало. Авторы отмечали факт «взаимодействия между бандеровцами и оккупантами с приближением Красной Армии ввиду общей угрозы», а также расценивали борьбу между ОУН-УПА (террор против местных органов советской власти и тех, кто их поддерживал) и советскими органами безопасности (ответные массовые репрессии) как гражданскую войну.

В 1993 г. появились два учебных пособия, написанных представителями западной украинской диаспоры и ставших сигналом к ревизии истории Украины. «Очерки истории Украины» А.Жуковского и О.Субтельного были опубликованы во Львове, а пособие «Украина: первая половина ХХ столетия. Очерки политической истории» - в Киеве (оба пособия рекомендованы министерством образования). В этих книгах впервые предстал неведомый тогда системе школьного образования образ Украины – диссидентский, антикоммунистический, национально-оппозиционный советскому режиму. Для западной эмигрантской историографии это было традиционно, но для украинской действительности первых постсоветских лет подобная историческая картина имела во многом шокирующий характер.

В книге А.Жуковского и О.Субтельного предвоенные Германия и Советский Союз названы «партнерами», готовящимися к войне, Украина – «жертвой» сталинско-гитлеровского альянса, присоединение западноукраинских земель – «большевистской оккупацией». Утверждалось, что на украинских землях значительная часть населения желала поражения большевистской системы и развала СССР и поэтому доброжелательно отнеслась к немецким войскам, которые могли бы освободить его от сталинского режима. ОУН-УПА рассматривалась как ведущая организация «национально-освободительного движения», сила, «защищавшая украинское население от красных партизан и немецких карательных отрядов» и боровшаяся в годы войны «за украинскую державу, свободу и человеческое достоинство» .

Эти взгляды близки к тому, что излагает профессор Свободного университета в Мюнхене и преподаватель Парижского университета В.Косик в работе «Украина и Германия во второй мировой войне». Книга издана в Париже в 1986 г. и во Львове в 1993 г. ОУН-УПА представлена у В.Косика главной силой движения сопротивления и национальной независимости. Украинцы в изображении В.Косика мечтают использовать конфликт между западными государствами и сталинской Москвой для создания собственного государства , Германия и Советский Союз оказываются в равной мере оккупантами, политика фашистских властей по сути не отличается от политики сталинского режима. .

В работе Т.Гунчака история Украины периода Второй мировой войны вообще сведена к истории ОУН-УПА и ее взаимоотношениям с Германией и Советским Союзом. Т.Гунчак сформулировал тезис, ставший впоследствии каноном украинской учебной литературе: тезис о том, что в годы Второй мировой войны «в широких массах росло и крепло чувство национальной самобытности», развивавшееся под влиянием ОУН, преданность и жертвенность которых стали образцом патриотизма.

Другими словами, уже в начале 1990-х гг. украинская историография заложила основы принципиально иной – ревизионистской - шкалы ценностей в оценке прошлого Украины. Высшей ценностью была объявлена украинская национальная государственность. Все, что делалось для ее достижения, вплоть до сотрудничества с фашизмом и немецкой военной разведкой, было оправдано. Так созданный усилиями зарубежной украинской диаспоры героизированный образ украинских националистов, боровшихся за украинскую государственность против «двух тоталитарных режимов», сталинского и гитлеровского был «экспортирован» на Украину. Это сразу отозвалось в общественно-политической сфере. В 1992 г. на Украине отмечалось 60-летие создания УПА. В связи с этой датой бывшие участники ОУН-УПА поставили вопрос о предоставлении им льгот наравне с ветеранами Красной армии и партизанского движения. Неоднократно предпринималась попытка принять закон о статусе ветеранов войны, в котором воины УПА признавались бы участниками боевых действий против немецко-фашистских захватчиков.

Последующая эволюция оценок в украинской учебной литературе периода 1939 – 1945 гг. приняла вид борьбы за «оправдательный приговор» ОУН-УПА и «обвинительный» - советскому режиму. Эти настроения относились не только к военному периоду, но и ко всей истории Советской Украины. В официальных украинских учебниках второй половины 90-х гг. Россия все чаще стала выступать в роли агрессивного соседа, навязывающего свой строй и образ жизни, а Украина приобретала образ колонии-жертвы. Украинская советско-партийная система была представлена как колониальная администрация, обслуживавшая интересы оккупационного режима и московских верхов. Широкое хождение получил тезис, согласно которому развитие Украины и украинцев происходило не “благодаря”, а “вопреки” русско-российско-советскому влиянию. Украина перестала описываться как советская республика и неотъемлемая часть Советского Союза - ее статус в изображении авторов учебников изменился на колониальную территорию.

В учебном пособии «История Украины», подготовленном коллективом ученых Национальной академии наук Украины под редакцией В.Смолия и изданном в Киеве в 1997 г., предвоенная и военная политика Москвы изображены с помощью следующих утверждений:

∙ Основной целью советско-германского пакта был раздел сфер влияния и расширение сталинской диктатуры на новые территории. В соответствии с пактом, СССР фактически стал союзником воюющей Германии. Советско-германский военно-политический альянс был скреплен совместными боевыми действиями против беззащитной Польши (с.309).

∙ Присоединение западных украинских земель к «Великой Украине» в рамках Советского Союза было совершено в условиях противостояния двух тоталитарных систем с помощью насильственных методов (с. 311).

∙ Организация украинских националистов оказывала сопротивление новой советской власти как оккупационному режиму (с. 311).

∙ В условиях немецкой оккупации ОУН претендовала на роль «третьей силы» в борьбе против фашистов. Однако по мере приближения Красной Армии отношения между бандеровцами и немцами ввиду общей угрозы в ряде случаев приобретали характер взаимодействия в борьбе против новой большевистской оккупации (с. 319).

∙ Особенностью украинского театра партизанских действий было наличие двух сил движения Сопротивления, а также раскол украинской нации по идеологическому признаку (с.320).

Авторы «Истории Украины» 1997 года еще не отказывались от понятия "Великая Отечественная война", но упоминали его вскользь, заменяя другими, более "нейтральными" терминами.

В дискуссию по поводу оценки итогов Второй мировой войны и деятельности ОУН-УПА была вовлечена и власть. В 1997 г. по поручению тогдашнего президента Л.Кучмы была создана правительственная комиссия по изучению деятельности ОУН и УПА и выработке официальной позиции. Выводы комиссии, обнародованные в 2000 году, стали полной индульгенцией ОУН-УПА на официальном уровне. С ОУН сняли всякую юридическую и политическую ответственность за сотрудничество с фашизмом, а УПА "перевели" в разряд антифашистской силы, фактически воюющей на стороне антигитлеровской коалиции. После этого движение ОУН-УПА превратилось в одно из течений антигитлеровского движения Сопротивления на Украине.

В начале 2000-х годов из официальных, одобренных министерством образования украинских учебников практически полностью было изъято название «Великая отечественная война». Учебники стали учить тому, что «Великой Отечественной» войну назвал Сталиным, а это была схватка двух тоталитарных режимов.

«Украинская повстанческая армия, - пишет учебник для студентов исторических специальностей, - верно служила высоким идеалам свободы народов и человека. В контролируемых ею районах Волыни, Полесья и Карпат фактически функционировало украинское государственное управление. УПА успешно боролась с немецкими захватчиками, польскими шовинистами, а впоследствии, после изгнания гитлеровцев, против возобновления на Украине большевистско-сталинского режима».

Новому поколению украинских учащихся вбивают в головы, что не Красная армия, а Организация украинских националистов и Украинская повстанческая армия боролись с гитлеризмом.

События на Западной Украине из эпизода войны 1939-1945 годов превращены в украинских учебниках едва ли не в главный театр военно-политических действий, а Западная Украина – в мерило патриотизма в противовес советизированной и "обольшевиченной" Восточной Украине. В переписанной истории УПА рисуется как армия победителей и творцов новейшей истории Украины, на ее фоне меркнет вклад в разгром фашизма Советского Союза.

Сегодня украинское сознание по сути дела предъявляет два «сертификата» участия Украины во Второй мировой войне. Один – в составе антигитлеровской коалиции как одна из республик Советского Союза. В этом качестве Украина в полной мере разделяет славу страны-победительницы. Другой – в борьбе против «большевистской оккупации» и за «самостоятельную соборную державу» силами украинских националистов. В этой роли современная Украина отходит на позиции, занимаемые прибалтийскими националистами.

Такая двойственность находит отражение и в политике. В октябре 2004 г. на торжествах, посвященных празднованию 60-летия освобождения Украины от фашистских захватчиков, Л.Кучма призвал к объединению и примирению украинцев - ветеранов Второй мировой войны с советской стороны и со стороны ОУН-УПА. К этому призывает и В.Ющенко. Вряд ли, однако, подобное примирение состоится. Скорее всего, украинский Запад и украинский Восток будут вспоминать каждый «свою» войну и праздновать свою победу.

Примечания:

См.: Советский энциклопедический словарь /Гла. Редактор А.М.Прохоров. - 3-е изд. – М.: Сов. Энциклопедия, 1985. С. 948.

Коваль М.В., Кульчицкий С.В., Курносов Ю.А., Ю.А., Сарбей В.Г. История Украины … С. 254, 266.

Жуковський А., Субтельний О. Нарис історії України/Ред. Я.Грицак, О.Романів. – Львів. 1993. – С. 119-120.

Там же.

Косик Володимир. Україна і Німеччина у другій світовой війні. – Париж-Нью-Йорк-Львів. -1993. - С.461.

Там же. - С. 458.

Гунчак Тарас. Україна : перша половина XX століття. Нариси політичної історії. Київ, 1993. – С. 246.

Там же. – С. 225.

См. подробнее: Гузенкова Т. Этнонациональные проблемы в учебниках по истории (на примере Украины, Беларуси и некоторых республик Российской Федерации) // Национальные истории в советском и постсоветских государствах/ Под ред. Аймермахера К., Бордюгова Г. – М.: «АИРО-ХХ», 1999.

Історія України: Навчальний посібник/ Під ред. В.А.Смолія. – Київ: Альтернативи, 1997.

Новітня історія України (1900-2000): Підручник / А.Г.Слюсаренко, В. І. Гусєв, В.М.Литвин та ін. – 2-ге вид., переробл. І допов. – Київ: Вища шк., 2002. - С.355.

Александр Елисеев
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты