Главная  >  Экономика   >  Культура хозяйствования


МЕНТАЛИТЕТ НАРОДА И ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ МОДЕЛИ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ (Часть1)

11 октября 2007, 21

«Не общественная польза, не интересы Отечества, не приличия и удобства жизни диктуют русскому его правила поведения, а абсолютный этический элемент, который верующие прямо связывают с Богом, а неверующие ни с чем не связывая, чтут бессознательно»

1. Национально-религиозные аспекты хозяйствования

В области экономики конец XX века может быть охарактеризован как период осознания несостоятельности распространенного мифа о единственности американо-западноевропейского пути обеспечения эффективности хозяйствования. Это связано с выдающимися экономическими успехами Японии, Китая и ряда других азиатских стран. Изучая их опыт, ученые обратили внимание на то, что организация их систем управления хозяйством была основана на других принципах, чем в Европе и Северной Америке. Попытки применить данные принципы в развитых странах Запада успеха не имели. Причиной оказались существенные отличия менталитетов соответствующих народов, сформировавшихся на основе разных национально-религиозных традиций.

И вот, на фоне очевидной необходимости поиска и построения национальной модели хозяйствования в 90-е годы России навязывают («Иного не надо!») наиболее дикую олигархически-криминальную форму капитализма. Основанный на иудео-протестантской индивидуалистической традиции американо-западноевропейский капитализм всегда был чужд национальному духу русского народа. Убедительным свидетельством этого является существенное сокращение в конце XIX века в России после снятия ограничений на спекулятивно-ростовщические формы предпринимательства, русских и представителей других христианских народов в составе купцов 1 и 2 гильдии (табл.1).

Вероисповедная структура купцов 1 и 2 гильдии России

Таблица 1

Основные вероисповедные группы населения Удельный вес представителей

основных вероисповеданий

в составе купцов 1 и 2 гильдии

(в %%)

........................середина XIX века .......начало ХХ века

Христиане.........Свыше 60....................Около 40

Мусульмане .....Менее 10.....................Менее 10

Иудеи................. Менее 20.....................Более 50

Удельный вес представителей вероисповеданий в населении России на начало ХХ века : христиане - 92%; мусульмане - 3,6%; иудеи - 3,4%.

Причем, это сокращение происходило прежде всего за счет снижения удельного веса православных предпринимателей. Жестко ограниченные в своей хозяйственной деятельности православной этикой они не могли выдержать конкуренцию с сильно консолидированными на национально-религиозной основе и практически неограниченными в выборе средств достижения своих целей кланами предпринимателей-инородцев.

При анализе таблицы 1 необходимо учесть следующее.

Во-первых, в составе купцов-христиан значительную долю составляли немцы, финны, поляки, греки, армяне и евреи-выкресты, весьма многочисленные в то время. Так что доля русских в составе купцов 1 и 2 гильдии вряд ли превышала 20%.

Во-вторых, относительно высокий удельный вес среди русских купцов представителей старообрядцев, особенно беспоповских толков, которые по своему мировоззрению были ближе к протестантам, чем к православным.

Есть основания предполагать, что сходная картина наблюдалась и в органах государственной власти, особенно в среднем и низшем звене. Косвенным свидетельством этого являются данные об удельном весе русских (великороссов, малороссов и белорусов) в дворянстве России, составлявшем основу служивого сословия империи. Так на начало ХХ века при общем удельном весе в населении страны 72,5% русские в дворянстве составляли всего лишь 44%. Таким образом, национально-религиозные особенности хозяйственного поведения русских не способствовали их предпринимательскому успеху в рамках американо-западноевропейской модели капитализма.

Главный миф капитализма – это утверждение, что в конкуренции побеждает лучший. Оно сомнительно даже тогда, когда все участники рынка действуют в равных условиях и обладают равными возможностями. Если же можно себе позволить главного конкурента устранить физически, а рынок захватить силой с помощью бандитов или продажных представителей органов власти, налоги и заработную плату работникам не платить, то законопослушный, богобоязненный православный русский предприниматель обречен. На таком «рынке» будут господствовать инородцы нехристианских конфессий, что обеспечит им также и политическую власть. Этим и объясняется вопиющее засилье инородцев в предпринимательской и политической элите современной России. Апологеты американо-западноевропейский модели хозяйствования (АЗМ) дружно винят в этом русский народ и предлагают срочно поменять его менталитет на более подходящий, поскольку таковы, якобы, объективные требования рыночной системы хозяйствования. Однако очевидно, что нужно не менять менталитет народа, что скорее всего и невозможно, а построить такую национальную модель хозяйствования, которая бы в наибольшей степени ему соответствовала. В таком случае представители именно данного народа будут побеждать в свободной конкуренции на предпринимательском и трудовом рынках. Пример успешно развивающихся Китая, Японии и других азиатских стран показывает осуществимость такого пути адаптации России к нынешней экономической реальности.

Любой попытке построения НМХ должно предшествовать решение двух следующих вопросов.

Во-первых, необходимо уточнить основные требования, которыми объективно должна отвечать любая НМХ.

Во-вторых, следует определить специфические требования, предъявляемые к НМХ особенностями менталитета основной массы населения страны.

Под моделью хозяйствования обычно понимается совокупность структур, норм, форм и методов управления, обеспечивающих рациональное и согласованное протекание процессов производства и потребления в конкретной хозяйственной системе. Если в качестве таковой рассматривать государство, то говорят о национальной модели хозяйствования.

Хозяйственное поведение людей реализуется в их трудовой и предпринимательской деятельности и проявляется в рамках:

- отношений «поставщик-потребитель»;

- трудовых отношений;

- отношений распределения прибыли и доходов, в том числе и отношений собственности.

Основы названных отношений и должны определять НМХ.

2. Основные требования, предъявляемые к

хозяйственным системам

Очевидно, что к НМХ как и к любой хозяйственной системе обществом предъявляются определенные требования.

Во-первых, - это требования, связанные с надежным осуществлением основной функции хозяйственной системы.

Во-вторых, - это требования к качеству выполнения данной функции.

В-третьих, - это требования локализации отрицательных влияний на среду со стороны явлений, сопутствующих хозяйствованию.

Сущностную основу хозяйствования составляют отношения «поставщик (производитель) – потребитель» («П-П»). Нами в свое время было показано [3 ], что любые хозяйственные акты могут быть интерпретированы как отношения «П-П». Нетрудно убедиться (например, рассуждая от противного), что хозяйствование возможно лишь в случае, когда отношения «П-П» организованы на основании принципа «суверенитета потребителя». В нашей трактовке под «суверенитетом потребителя» понимается такое положение, при котором необходимая для удовлетворения потребности продукция всегда поставляется поставщиком в нужном потребителю количестве, требуемого качества и в удобные для него сроки. Понятно, что требование соблюдения принципа «суверенитета потребителя» есть внутреннее объективное требование организации любой системы хозяйствования.

Вторым принципом, соблюдение которого объективно необходимо в каждой НХМ, является принцип экономии, гласящий, что в каждом следующем хозяйственном цикле расходование единицы ресурсов должно обеспечивать удовлетворение большего объема потребностей, чем в предыдущем. Или, что тоже самое, удовлетворение единичной потребности в некотором хозяйственном цикле должно осуществляться за счет расхода меньшего количества материальных ресурсов, чем в цикле предшествующем ему. Принцип экономии (закон экономии труда и т.п.) накладывает достаточно жесткие внешние ограничения на динамику хозяйственной деятельности. Нетрудно видеть, что он естественно вытекает из ограниченности земной жизни человека, роста народонаселения земли, а также ограниченности и исчерпаемости материальных ресурсов хозяйствования.

Уже в XIX веке было замечено, а к середине ХХ – стало очевидным неоднозначное влияние производства на человеческое общество. С одной стороны, хозяйственная деятельность создает новые продукты и услуги, улучшая тем самым условия удовлетворения потребностей общества. С другой стороны, по мере своего роста, производство ухудшает качество жизни человека, отрицательно влияя самим своим существованием на естественную (природную) и искусственную (информационную, культурную) среду обитания его. В настоящее время вполне актуальным является проблема не столько роста материального производства, сколько его замедления и даже сокращения. По мнению экологов техногенная нагрузка среды (и природной, и культурной) достигла своего предела. Дальнейшее вовлечение в хозяйственный оборот естественных ресурсов жизнеобеспечения (воздуха, воды, земли и т.д.) ведет к столь существенному ухудшению качества жизни как существующего, так и, особенно, будущих поколений, что уже неприемлемо. Все сказанное позволяет сформулировать третий принцип, которому должна отвечать любая НХМ, а именно принцип минимума производственной экспансии. В соответствии с этим принципом развитие производственно-хозяйственной деятельности должно осуществляться в основном без вовлечения в него дополнительных материальных ресурсов, на основе только воспроизводимых ресурсов и в масштабах точно соответствующих темпам их воспроизводства. В таких условиях, основным ресурсом, обеспечивающим развитие неизбежно должен стать ресурс интеллектуальный, единственный ресурс количество которого увеличивается в связи с его расходом.

3. Особенности менталитета русских

Основа системы ценностей русского народа наиболее точно была сформулирована выдающимся русским мыслителем Л.А.Тихомировым «Не общественная польза, не интересы Отечества, не приличия и удобства жизни диктуют русскому его правила поведения, а абсолютный этический элемент, который верующие прямо связывают с Богом, а неверующие ни с чем не связывая, чтут бессознательно» [4]. Поскольку это высказывание и наше время разделяет без малого век естественно ожидать, что для современных русских оно не вполне справедливо. Однако, международные социологические исследования ценностных предпочтений учащихся старших классов, проведенные в 1995-1997 годах, показали удивительные результаты. Оказалось, что «нарождающиеся поколения демонстрируют наличие неутраченных национально-нравственных качеств и признают себя в большинстве своем православными. А потому, следует признать стойкое существование устойчивого русского этно-религиозного типа, сохраняющегося и передающегося молодым поколениям». [5, с.3]. Причем следует подчеркнуть, что речь идет о закреплении этого типа на уровне «коллективного бессознательного» (по терминологии К. Юнга), то есть передающимся «помимо исторической традиции или миграции». [6, с.505] Упомянутое выше исследование подтвердило справедливость высказывание Л.А. Тихомирова и для настоящего времени. «Налицо превалирование у русских идеальных неутилитарных …….. ценностей при заметном игнорировании ими более заземленных практических и тем более меркантильных целей» [5, с.5]. Вся система ценностей русского народа сформировалась под влиянием православия. Для православного сознания «нет ничего более естественного чем восприятие смысла жизни, как служение Первоисточнику жизни». При этом наш народ «воспринимал … свою Родину как хранительницу истинного вероучения, как Дом Божий, как Его Церковь.» И это восприятие нашло свое выражение в формуле: «Святая Русь» [7, с.158,159]. Служение «Святой Руси» как Божьему замыслу о России и через нее самому Богу и есть та русская идея, которую весь ХХ век разыскивала наша безбожная интеллигенция.

Служение оказалось наиболее соответствующей русскому менталитету формой деятельности, да и вообще жизни. Действительно, именно в служении – воинском и духовном, - русские явили миру воистину невиданные прежде чудеса героизма и самопожертвования. Велик и общепризнан вклад русских полководцев в воинское искусство, а русских православных старцев и писателей в сокровищницу человеческого духа.

«Для русского человека ценность его индивидуальной жизни и ценность Отечества даже не сопоставимы … по народному сознанию, власть признана служить не человеку, не наличному населению, а Отечеству, то есть власть несет ответственность прежде всего и преимущественно перед прошедшими в веках поколениями, ответственность за «ненапрасность» их страданий и подвигов, за осмысленность их жизни» [7, с.165]. Отсюда такая составляющая русского менталитета как дух державности, в котором практически сливались государство и общество. Именно этот дух порождал в русских людях жертвенность, подвижничество, пренебрежение ценностями житейского комфорта и благополучия. Православное миросозерцание определяет такой подход как смирение, являющееся доминантой русского национального характера. Как учит Православная Церковь, быть смиренным – значит считать себя хуже всех. Однако, это не означает быть бездеятельным, пассивным. Прот. Владислав Свешников справедливо указывал: «Лишь недалекие и непонимающие люди видят в смирении склонность к ненужному самоунижению; напротив – в смирении неподдельном открывается высокое достоинство русского народа…. Смирение не только не исключает силы и готовности личной и национальной мысли к инициативе и самого волевого делания, но даже и напротив – предполагает необходимость такого делания, ибо смирение сознает с искренней печалью свое несовершенство. Являющееся на почве смирения покаяние принимает решение вступить в борьбу за восстановление подлинной народной, общественной и государственной жизни» [8, с.26]. «Именно из смирения истекают наиболее мощные импульсы и к чести, и к доблести, и к геройству» [7, с.161].

Смирение как отсутствие самолюбия не дает достаточно сильных стимулов к самоутверждению и порождает в личности стремление к духовной свободе. Это стремление применительно к хозяйствованию проявляется «в свободе от бремени богатства и свободе от бремени властвования» [7, с.163].

Отсутствие гордыни, смирение имело своим следствием появление у русских таких черт, как душевная теплота, невысокомерное отношение к инородцам и, главное, чувство общности, потребности в бескорыстном общении. Красота русского национального духа «раскрывается в общении, в единстве, в соборном бытии, и это бытие она имеет своим содержанием. Поэтому именно соборность определяет русский народный дух (менталитет)… . соборность есть выражение народного единства, основанного на любви как высшем качестве сверхприродного бытия и потому любовь есть главная составляющая красоты национального духа.» [8, с.27].

«Одной из редких особенностей национального русского духа, на которую с недоумением обращают внимание иностранцы, полагая ее ленью, является глубокая задумчивая созерцательность….» [8, с.28]. Эта созерцательность есть проявление особенности национального русского духа, направленного более на небесное, чем на земное.

Как отмечают многие исследователи, начиная с Ф.М.Достоевского «…главный русский недостаток состоит в резком порою разрыве между сознанием и практикой. Национальный дух русского народа, включающий религиозно-духовные, этические, культурные и общественные ценности – удивительно прекрасен, а жизнь часто страшно уродлива. Поэтому русский человек, встречаясь с собственной раздвоенностью между идеалами и жизнью и не выдерживая такой раздвоенности, нередко бежит от скудных и скучных жизненных реальностей, уходя в пьянство, ТВ, и т.д… Но даже при этом в его мутной голове идеалы часто остаются незыблемыми» [8, с.28].

Иерархия ценностей, сложившаяся в народном сознании, приоритет в ней духовных идеалов, их высота и святость способствовали развитию такого свойства народного характера как максимализм и связанного с ним острого чувства справедливости.

Здесь перечислены далеко не все, а только главные, ключевые особенности национального русского духа. Однако, думается, этого достаточно для установления особенностей хозяйственного (трудового, предпринимательского и управленческого) поведения русских.

Об отношениях к труду русских существуют два прямо противоположных мнения. Одни наблюдатели, особенно иностранцы, наблюдая нашу бедность, житейскую неустроенность, считают нас ленивыми. Другие, обращая внимание на грациозные масштабы России, тяжесть климатических условий, очевидные успехи в науке, промышленности и искусстве, невозможные без большого труда, настаивают на исключительной трудолюбивости русского народа. На самом деле здесь нет противоречия. Стремление к духовной свободе, созерцательность, свойственные русским не способствуют любви к труду как к таковому. Для русских важна цель труда. На себя и на «дядю» русские особенно трудиться не склонны. Для высокой же цели: ради спасения души, за послушание, на Родину, - русский может надрываться работой. Вспомним рукотворные чудеса северных монастырей, трудовые подвиги женщин и детей времен Великой Отечественной Войны.

Вместе с тем, несмотря на отсутствие самолюбия, русским свойственно стремление к самовыражению в труде, носящем творческий характер. Сложная задача, интересная работа или проблема являются для русского хорошим стимулом к интенсивному, часто материально невыгодному труду.

В силу соборности русских, они склонны к коллективному, артельному труду. При этом заработок, полученный в результате такого артельного труда, делится обычно не по вкладу в результат, а «по справедливости». Автору известны случаи, когда члены бригады, получив свои заработки, тонко дифференцированные с помощью разных показателей и коэффициентов трудового участия складывали их все вместе и делили поровну. Отмечены еще более удивительные случаи [9]. Разделив общую работу между крестьянскими дворами «по работникам» (взрослым мужчинам) доход от нее делили «по едокам», т.е. по количеству членов крестьянской семьи. Оказывается, что известный лозунг пресловутого коммунизма «От каждого – по способностям, каждому – по потребностям» находил и находит сочувствие в русском человеке. Для сравнения заметим следующее. Автор в свое время предпринимал попытки организовать бригадную коллективно-сдельную оплату в эстонских трудовых коллективах. Несмотря на то, что такое решение диктовалось самим характером технологического процесса, оно было категорически отвергнуто всеми членами бригады. В результате пришлось идти на дополнительные затраты, чтобы организовать индивидуальную сдельную оплату труда.

Русское предпринимательство как по своей мотивации, так и по характеру отношений, возникающих в его рамках, тоже носит весьма своеобразный характер. Выше уже отмечалась склонность русских, вполне в духе православной традиции, не стремиться к богатству как главной цели существования. «…В русском самосознании объектом народного почитания всегда был не удачливый добытчик денег, а юродивый искатель правды» [8, с.28]. В результате, стремление к успеху и даже идеи самореализации, связанные с предпринимательством, представлялись греховными. Рационализм воспринимался как торжество бессердечия, забвение христианских заповедей любви к ближнему. Деловой успех подлежал замалчиванию как прегрешение.

Православная традиция запрещает взыскание процента (лихвы) с ближнего и утверждает, что только труд может явиться источником богатства. «Человек в этом мире является собственником лишь в условном смысле этого слова, не владыкою твари, но как бы распорядителем чужого имущества, призванным дать ответ в верности управления порученным ему достоянием… Для христианина является первым долгом в его отношении к своей собственности распоряжаться ею согласно с волей Божией» [10, с.17]. Соответственно у русских предпринимателей обнаруживается сильная нематериальная мотивация. Это обычно мотив служения: царю, Отечеству – ранние Строгановы, Демидовы и т.д.; Богу - бесчисленные жертвователи и строители монастырей и храмов; народу – меценаты и благотворители и т.п. Те, тоже достаточно многочисленные купцы, которые занимались предпринимательством из вполне корыстных соображений, твердо знали, что их богатство нуждается в оправдании. «…Христианская любовь ставит идеалом своим не отобрание чужого, но свободное отдание своего на общую пользу» [10, с.52]. Во искупление грехов к концу жизни купцы тратили значительную, а часто и основную часть своего состояния на богоугодные дела. Именно поэтому мы практически не встречаем среди русских сколько-нибудь древних купеческих династий.

В среде русских предпринимателей традиционно доминировали патерналистские, «семейные» отношения с наемным персоналом, во всяком случае, с постоянной, приближенной к хозяину его частью. Восходящие еще к Домострою (XVI век), они были повсеместно распространены еще в конце XIX века, что красочно описано И.С. Шмелевым в замечательной книге «Лето Господне». В несколько искаженной форме такие отношения еще встречались в советское время на крепких предприятиях, возглавляемых талантливым русскими директорами.

Традиционно семейное хозяйство русских ориентировано на самообеспечение. Человек должен питаться плодами рук своих в буквальном смысле этого слова. Именно поэтому в русских крестьянских хозяйствах производились все основные продукты питания и многие вещи повседневного использования. Покупалось только то, что не могло быть изготовлено самостоятельно. Жители городов - мещане, рабочие, купцы, основная деятельность которых не была связана с земледелием, все равно стремились иметь свое хозяйство: держали коров и другой домашний скот, имели большие огороды, сады и т.п. Именно в России и только в России появился даже особый вид поселения – городская усадьба. Поэтому до конца XIX века русские города, включая даже Москву, больше походили на гипертрофированные села, чем на обычные европейские города. Это стремление не отделяться от земли, пытаться самому производить, хотя бы частично, продукты питания удивительным образом сохранились в народе до настоящего времени. Оно вылилось в особое, нигде больше не встречающееся движение садоводов-огородников, зародившееся в советское время и не имевшее под собой никаких экономических корней. Действительно, затраты труда на производство продуктов земледелия на микроскопических садовых участках были настолько велики, что никакого экономического смысла в этой деятельности не было. Тем не менее это движение приняло массовый характер. И именно эти садовые участки помогли многим семьям пережить тяжелые 90-е годы. И в настоящее время эта своеобразная система самообеспечения вносит существенный вклад в народное хозяйство страны. Так в приусадебных хозяйствах крестьян и садоводствах горожан производится более четверти производимого в стране картофеля и более половины всех фруктов. Горожане Санкт-Петербурга производят больше сельскохозяйственной продукции, чем Псковская и Новгородская области вместе взятые.

4. Хозяйственное поведение человека

Известно, что первопричиной всякой деятельности является стремление к удовлетворению потребностей. При этом в качестве потребителя человек в хозяйственной деятельности выступает дважды:

- как покупатель соответствующей продукции;

- как участник производства этой продукции, поскольку именно стремление к удовлетворению своих потребностей и заставляет человека трудиться.

При этом под потребностями здесь понимается все, что по собственной субъективной оценке необходимо человеку, вне зависимости от того, какова (материальная, информационная или духовная) природа этой нужды. В соответствии с триединой природой человека, состоящего из тела, души и духа потребности его также уместно делить на три группы: телесные (биологические), душевные (культурные, информационные) и духовные (личностные). К первой группе относятся потребности в пище, одежде, жилище, медицинском обслуживании и т.п. Вторая группа включает в себя потребности в образовании, отдыхе, зрелищах, чтении, спорте, т.е. во всех формах общения с другими людьми и группами. К духовным (личностным) потребностям относятся потребности в уважении и самоуважении, проявляющиеся в идентификации и самоидентификации человека относительно других людей и групп, а также некоторых ценностных установок, значимых для человека и его окружения. Указанные потребности различают также и по способу (средствам) удовлетворения. Физиологические и информационные потребности удовлетворяются в основном за счет результатов участия человека в хозяйственной деятельности (заработной платы, предпринимательского дохода и т.п.). Личностные же потребности могут удовлетворяться как за счет результатов хозяйствования, посредством вещных символов успеха («по одежке встречают…»), так и, главным образом, реализацией себя в процессе хозяйственной и другой общественно значимой деятельности («… по уму провожают»).

В удовлетворении этих потребностей существует определенная иерархия. В различных ситуациях разные потребности имеют приоритет в удовлетворении средствами имеющихся ограниченных ресурсов. В условиях дефицита ресурсов в первую очередь удовлетворяются так называемые насущные нужды – совокупность физиологических потребностей и некоторого объема информационных (культурных) потребностей, необходимых для самой возможности нормальной жизнедеятельности человека при данном уровне развития общества.

Своеобразная ограниченность самого объема физиологических и информационных потребностей человека ведут к тому, что с ростом дохода и, следовательно, уровня удовлетворения этих потребностей, возрастает значимость личностных потребностей. По мере роста дохода все в большей и большей степени поведение человека определяет стремление удовлетворению именно личностных потребностей. А поскольку последние лишь частично, да и то преимущественно на начальной стадии, удовлетворяются за счет дохода, стимулирующая роль его падает. Все более значимым для работника становится самовыражение в процессе производственно-хозяйственной деятельности.

Сложная иерархическая система потребностей каждого человека, прилагаемая им к повседневной реальности, определяет мотивы его поступков. Именно влияя на уровень и условия удовлетворения потребностей работника, мы только и можем побуждать его к участию в производстве. В соответствии с известной классификацией Дж. Гэлбрейта [11, 12] поведение человека в хозяйственной жизни определяется системой мотивации, формирующейся для каждого человека индивидуально сложным сочетанием четырех основных мотивов: страха, стремления к денежному (материальному) вознаграждению, приспособления целей (стремления привести цели организации в соответствие со своими представлениями о них) и отождествления целей (принятия целей организации как своих собственных). Очевидно, что в идеале организации желательно было бы иметь работников, в максимальной степени побуждаемых к хозяйственной активности мотивом отождествления целей. И хотя не существует стимулов, прямо и однозначно вызывающих у персонала принятие целей организации как своих собственных, установлено, что целый ряд обстоятельств, зависящих от администрации, может способствовать увеличению действенности этого мотива. Среди таких обстоятельств можно назвать:

- высокую общественную значимость целей самой организации;

- отсутствие конкуренции среди работников организации;

- участие работников в выработке целей организации, т.е. наличие мотива приспособления целей;

- максимальное непосредственное удовлетворение потребностей работников самой организацией.

Понятно, что каждый из мотивов влияет на поведение персонала не сам по себе, а лишь в совокупности со всеми. При этом стимулирующее значение каждого из них зависит от степени согласованности их между собой, а также влияния различных мотивов друг на друга. Из этого вытекает настоятельная необходимость единства мотивационной политики и единого руководства процессом формирования системы мотивов персонала на предприятии.

Сфера прямого и косвенного принуждения в качестве стимула, актуализирующего страх как мотив хозяйственного поведения, достаточно локальна и ограничена на современных предприятиях. Поэтому главными мотивами, на которых администрация предприятия может строить систему управления персоналом, являются стремление к денежному вознаграждению и отождествление целей, подкрепляемое и усиливаемое мотивом приспособления целей.

Следует обратить внимание на то, что два указанных мотива в известной мере противоречивы. Приведенные выше факторы, способствуя усилению действенности мотива отождествления целей, существенно ослабляют силу стимулирующего воздействия материального вознаграждения.

Таким образом, для администрации является актуальной проблема выбора направления расходования ресурсов: на материальное стимулирование или на стимулирование отождествления работниками целей организации. Ясно, что такой выбор не есть элемент текущего управления хозяйственной жизнью, осуществляемого более или менее регулярно при решении каждой конкретной задачи. Данный выбор является стратегическим, в значительной степени определяющим цели предприятия и политику управления персоналом, заработной платой, капиталовложениями и т.п. на несколько лет вперед. Это является следствием следующих причин.

Во-первых, результат всякого внешнего воздействия на структуру мотивов хозяйственного поведения человека обычно проявляется со значительным отставанием во времени от момента воздействия.

Во-вторых, сколько-нибудь существенную значимость, в смысле усиления отождествления персоналом целей организации, такие воздействия приобретают лишь в случае своего постоянства на достаточно длительном (измеряемом многими месяцами и даже годами) промежутке времени.

В-третьих, сами инструменты подобного воздействия (например, системы рекреации, медицинского обслуживания и т.п.) требуют для своего создания больших капиталовложений.

В-четвертых, поскольку потенциальная склонность к отождествлению целей у различных групп населения существенно отличается в зависимости от национально-религиозного, профессионального, социально-культурного и других факторов, то стратегическая ориентация на соответствующую мотивацию требует длительного и целенаправленного отбора персонала и соответствующей постоянной пропагандистско-воспитательной работы с ним.

Таким образом, выбор ведущего мотива, на который намеревается опереться администрация в своей деятельности, означает, по сути дела, выбор типа системы управления персоналом.

В. Н. Андреев
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты