Главная  >  Война


Война как «программа общественных работ»

11 октября 2007,

Способность государства к полноценному военному строительству, учитывающему культурно-исторические, географические, социальные и прочие условия существования нации, - важный показатель уровня развития страны, политической и экономической культуры ее народа.

В последние годы, параллельно с расширение военного блока НАТО на восток, в России пропагандируется точка зрения, согласно которой сокращение военных расходов благоприятствует развитию хозяйства. Одновременно гражданам внушают, что современная армия непременно должна быть «профессиональной», то есть являться простым продолжением и аналогом государственной службы. С экономической точки зрения, оба эти тезиса – обычные предрассудки. Значение военных отраслей для экономики в целом, как и характер армии, не могут определяться вне связи с различиями в величине и географическом положении территории того или иного государства, различий в уровне социально-экономического развития, в исторически сложившейся практике военного строительства и использования вооруженных сил.

При учете этой специфики в первую очередь надо указать на неоднозначную связь между военными расходами (включая средства, направляемые в военно-промышленный комплекс) и состоянием национального хозяйства. В условиях длительного сокращения темпов роста ВВП в мировой экономике, наблюдаемого с 1970-х годов, увеличенные военные расходы во многих случаях оказывали мощное стимулирующее воздействие на экономику, рост ее международной конкурентоспособности и, в конечном счете, повышение темпов экономического роста. Увеличение числа и, соответственно, потребления военнослужащих, перераспределение дохода в пользу отраслей ВПК имеют свойство расширять внутренний рынок за счет более равномерного распределения, снижать уровень безработицы среди молодежи, увеличивать загрузку предприятий, выпускающих продукцию двойного назначения.

Есть полезные (для нас) исторические примеры резкого повышения экономического потенциала отдельных стран и их роли в мировой торговле за счет масштабного развития ВПК или отдельных его отраслей, стремительно развивавшихся благодаря международным войнам. Самый известный пример такого рода – хозяйственный и военно-промышленный рывок США в годы Второй мировой войны. Не без некоторого цинизма известный современный экономист Пол Кругман назвал Вторую мировую «самой крупной программой общественных работ», позволившей покончить с последствиями великой американской депрессии 1930-х годов. П.Кругман прав: именно мировая война 1939-1945 годов сделала Соединенные Штаты экономической сверхдержавой.

Есть и более свежий пример: массивная закачка денег в военно-промышленный комплекс США после вторжения в Афганистан и Ирак стала, по мнению многих экономистов, важнейшим фактором, позволившим Америке выйти из кризиса «новой экономики» рубежа веков и обрести в 2003-2004 годах экономическую динамику, которой завидует теперь Западная Европа.

Но это – примеры из жизни Америки, которая почти никогда не знала серьезных внешних угроз. Что же говорить о Российской Федерации, граничащей с нестабильными странами и территориями. У нас, при относительно невысоком уровне экономического развития, армия, по-видимому, не только должна, но и способна напрямую решать отдельные народнохозяйственные задачи: строительство инфраструктурных объектов и жилья, усовершенствование транспортных коммуникаций, проведение мелиоративных работ (включая лесопосадки), озеленение городов. Вполне допустимо использование военных объектов на непосредственное удовлетворение потребностей личного состава, а также местных рынков в ряде видов сельскохозяйственной и промышленной продукции, ремонте техники и пр. Практика широкого использования армии для решения перечисленных и некоторых других хозяйственных задач хорошо известна из современного опыта КНР. В России исторические аналог подобной практике легко найти в организации хозяйственной и военной жизни казачества. Подчеркнем принципиально коллективистский характер взаимодействия гражданского населения и вооруженных сил в этих странах не только в экстремальных ситуациях, но и в мирные будни.

Служба в армии способна стать положительным социальным фактором и способом подготовки кадров среднего уровня квалификации для отраслей, испытывающих нехватку таких специалистов. Хорошая организация такой подготовки, подчинение ее конкретным экономическим задачам и интересам военнослужащих может существенно повысить престижность военной службы и способствовать преодолению негативных тенденций, укоренившихся в армейском быту.

Идея одностороннего «гражданского контроля» над армией, столь популярная во многих странах и навязываемая России извне, ничуть не исключает того, чтобы контроль был взаимным. Например, в число военных специальностей могут и должны быть внесены такие дисциплины, как «государственная служба», «финансовый контроль», «таможенное дело» и тому подобные. Проще говоря, в армии можно готовить высококвалифицированных и независимых специалистов по борьбе с коррупцией, административному управлению, внешнеэкономическим связям и т.д.

Взаимодействие армий дружественных стран в хозяйственной области (например, в рамках Организации договора коллективной безопасности) может быть также важным фактором повышения международного доверия, уровня региональной безопасности, развития региональных экономических связей. Хозяйственный потенциал приграничных областей крупных стран обычно используется далеко не полностью, и здесь существуют хорошие возможности для получения дополнительных доходов, улучшения инфраструктуры и т.п.

Программы конверсии военного производства ни в коем случае не должны вести к утрате конкурентных позиций на внешних рынках вооружений и военной техники, как это произошло с Россией в 1990-е годы. Особое внимание в России следует уделять производству военной техники двойного назначения, то есть применимой для решения транспортных задач в условиях бездорожья, для речных и морских перевозок, для борьбы со стихийными бедствиями и прочее.

Главный вывод: Россия при нынешнем невысоком уровне социально-экономического развития не может позволить себе рассматривать военную службу и армию как «чисто профессиональную», а средства, выделяемые на военные цели, - как исключительно «расходную часть бюджета». В подходах Российского государства к военному строительству остро необходимы новые творческие решения, основанные на понимании того, что хозяйственный потенциал армии и ВПК – это необходимая составная часть общехозяйственного организма. Наша страна нуждается в существенном повышении и интенсивном использовании этого потенциала в интересах роста темпов экономического развития и улучшения социальной ситуации. Такие творческие решения должны стать элементом принципиально новой модели взаимодействия военной сферы со всеми сферами жизни общества, органическая часть которого - Вооруженные Силы. Только так военная организация нашей страны, которая из 537-ми лет от Куликовской битвы до окончания Первой мировой войны 334 года провела в боях, может быть приведена к уровню требований XXI века.

Александр Салицкий
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты