Главная  >  Политика   >  Государственные деятели   >  Советские государственные деятели


Георгий Максимилианович Маленков

11 октября 2007, 237

Г. М. Маленков (1901-1988) – был одним из ведущих деятелей сталинского окружения. После смерти Сталина он имел все шансы встать во главе Советского государства. Многие считают его сторонником реформ.

26 декабря 1901 (8 января 1902, г. Оренбург) – 14 января 1988, возле Москвы Должность: Председатель Совета Министров СССР Срок: 5 марта 1953 - 8 февраля 1955 Хронология: 5 марта 1953, назначен указом, принятым Совместным заседанием пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР (ВВС СССР, 1953, № 2) 31 января 1955, освобожден от занимаемой должности постановлением Пленума ЦК КПСС (ЦХСД, ф. 2, оп. 1, д. 127) 8 февраля 1955, освобожден от занимаемой должности указом, принятым 2 сессией Верховного Совета СССР IV созыва (ВВС СССР, 1955, № 2, Ст. 47) Участник гражданской войны в рядах Красной Армии, Георгий Маленков вступил в РКП(б) в 1920 г. Не закончив учебу в Московском высшем техническом училище получил работу в Оргбюро ЦК (1925). В 1930 г. выдвинут Л.М.Кагановичем на должность заведующего орготделом Московского горкома ВКП(б). При перестройке аппарата ЦК ВКП(б) после XVII съезда партии Маленков был назначен заведующим отделом руководящих партийных органов ЦК (1934-1939). В 1936 г. провел массовую кампанию по проверке партийных документов, ставшей прелюдией политических репрессий 1937-1938 гг. Поддерживал тесные контакты с И.В.Сталиным и Н.И.Ежовым. Активно участвовал в проведении арестов в Белоруссии и Армении. На XVIII съезде партии был избран членом ЦК ВКП(б) (1939-1957), а затем членом Оргбюро (22 марта 1939 - 5 октября 1952) и секретарем ЦК (22 марта 1939 - 6 мая 1946). Одновременно в 1939-1946 гг. являлся начальником Управления кадров ЦК ВКП(б). С 1941 г. стал кандидатом в члены Политбюро ЦК (21 февраля 1941 - 18 марта 1946). Во время войны в основном занимался вопросами производства самолетов для Красной Армии, являлся членом Государственного комитета обороны (30 июня 1941 - 4 сентября 1945). В 1943 г. Маленкову было присвоено звание генерал-лейтенанта. В 1944 г. получил пост заместителя председателя Совета Народных Комиссаров СССР (15 мая 1944 - 15 марта 1946). На первом послевоенном Пленуме ЦК утвержден членом Политбюро ЦК (18 марта 1946 - 5 октября 1952), но не получил какого-либо поста в новом советском правительстве – Совете Министров СССР. В результате соперничества с секретарем ЦК А.А.Ждановым лишен должности в Секретариате ЦК (6 мая 1946) и назначен председателем Специального комитета по ракетной технике при Совете Министров СССР (13 мая 1946 - май 1947). Позднее также назначен заместителем председателя Совета Министров СССР (2 августа 1946 - 5 марта 1953). К 1948 г. восстановил свои позиции в партийном руководстве с помощью Л.П.Берия и опросом членов ЦК вновь был утвержден секретарем ЦК (1 июля 1948 - 14 марта 1953). В 1949-1950 гг. возглавил работу по чисткам партийного руководства в Ленинграде. После XIX съезда КПСС ЦК партии избрал Маленкова членом Президиума ЦК (16 октября 1952 - 29 июня 1957). Маленков также вошел в состав подобранного Сталиным бюро Президиума. Расцениваемый многими как возможный преемник Сталина, Маленков с помощью Берия организовал проведение Совместного заседания пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР (5 марта 1953), на котором был утвержден Председателем Совета Министров СССР. Маленков оставил работу в Секретариате ЦК по решению мартовского Пленума ЦК (14 марта 1953) и получил право председательствовать на заседаниях Президиума ЦК КПСС. Поддержал Н.С.Хрущева в борьбе против Берия, но оказался неспособен противостоять растущему влиянию Хрущева. Экономическая программа Маленкова, предусматривавшая снижение доли тяжелой индустрии и более широкий выпуск товаров народного потребления, была резко раскритикована на январском Пленуме ЦК (25-31 января 1955), решившем снять Маленкова с поста главы правительства. В ходе 2 сессии Верховного Совета СССР 4 созыва Маленков формально был заменен Н.А.Булганиным и назначен заместителем Председателя Совета Министров СССР (9 февраля 1955 - 29 июня 1957) и министром электростанций СССР (9 февраля 1955 - 29 июня 1957). Потеря политического влияния заставила Маленкова объединиться с В.М.Молотовым и Л.М.Кагановичем в борьбе против Хрущева, но их "антипартийная группа" потерпела поражение в июне 1957 г. Маленков и его соратники были лишены всех постов в партийном и советском руководстве. С 1957 г. Маленков работал директором Усть-Каменогорской ГЭС, а затем Экибастузской ТЭЦ. Исключен из партии в ноябре 1961 г. и в том же году отправлен на пенсию.

На первый взгляд напрашивается вывод, что таким явлением, как «оттепель», ее последователи обязаны не Хрущеву и не Берии, а Маленкову. Он чуть ли не на другой день после похорон Сталина сделал на Президиуме ЦК хотя и секретное, но вполне официальное заявление: «Считаем обязательным прекратить политику культа личности».

Эта позиция Маленкова действительно может показаться совершенно самостоятельной. Но, как свидетельствуют все характеристики хорошо знавших его людей, сам Маленков вряд ли был способен на такие решительные заявления.

Почему именно Маленков первым официально озвучил идею «оттепели»? Да потому, что находился «под колпаком» у Берии. Их связывали не только «приятельство» и так называемое «тесное сотрудничество», но и, например, «кровь невинных» в «ленинградском деле». И потом, после Сталина, верхам было совершенно очевидно, что второго грузина во главе государства страна просто не вынесет. Именно поэтому Л. П. Берия сам предложил на место Сталина «негрузина» Маленкова, который по податливости своего характера и из-за жесткой зависимости от Берия не мог возражать, чтобы тому достались главные рычаги власти, а ему — лишь самый большой портфель от власти. Так, став 1-м заместителем председателя Совета Министров СССР и министром МВД, объединенного с МГБ, Берия оказался серым кардиналом «оттепели», а Маленков — председателем Совета Министров СССР и его политической тенью.

Когда Берия стал затевать заговор против Сталина, он, очевидно, поставил Маленкова перед фактом: «Сталин со дня на день должен арестовать меня. А если возьмут меня, то возьмут и тебя. Значит, надо до конца во всем действовать сообща…» Вынужденное устранение Берия не столько освободило Маленкова от зависимости, сколько ослабило его в преддверии назревавших событий. Хрущев же, организовав арест Берия и выступив на ХХ съезде с якобы закрытым разоблачением репрессий, а на деле устроив преднамеренную утечку информации, фактически развязал себе руки. При этом, как единодушно утверждают исследователи, предусмотрительно уничтожил через своего человека в КГБ генерала Ивана Серова все или почти все документы о личном участии в массовых политических расправах. Уже в наши дни приговором Хрущеву стали слова А. Н. Яковлева, руководителя Комиссии по реабилитации жертв незаконных репрессий: «Крови на совести Хрущева не меньше, а по сравнению кое с кем и больше!»

Как ни опасался Маленков, что его официально объявят союзником Берия, это в конце концов все равно случилось. Он всячески пытался откреститься от Берия и тогда, и позже, когда его громили в составе «антипартийной группы». Однако его, терявшего позицию за позицией, уже никто не хотел слушать.

Из доклада и заключительного слова Георгия МАЛЕНКОВА, председателя Совета Министров СССР (Июльский 1953 года пленум ЦК КПСС)

…Мы все пришли к заключению, что в результате неправильной политики в ГДР наделано много ошибок, среди немецкого населения имеет место огромное недовольство, что особенно ярко выразилось в том, что население из Восточной Германии стало бежать в Западную Германию. За последний период, примерно за 2 года, в Западную Германию убежало около 500 тысяч человек …

Берия при обсуждении германского вопроса предлагал не поправить курс на форсированное строительство социализма, а отказаться от всякого курса на социализм в ГДР и держать курс на буржуазную Германию…

В последний период жизни т. Сталина и, следовательно, непосредственно после его смерти положение дел в Политбюро, как в руководящем коллективе, было явно неблагополучно… Ничем не оправдано то, что мы не созывали в течение 13 лет съезда партии, что годами не созывался Пленум ЦК… Разве Пленум ЦК, все мы были согласны с этим? Нет. А ведь все мы молчали. Почему? Потому, что до абсурда довели культ личности, и наступила полная бесконтрольность. Хотим ли мы чего-либо подобного в дальнейшем? Решительно — нет…

www.aif.ru., www.persona.h14.ru
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты