Главная  >  Наука   >  Психология и психиатрия


Эго-идентичность по Эриксону в психологии

11 октября 2007, 54

Эго-идентичность — термин Эрика Эриксона, означающий целостность личности, тождественность и непрерывность нашего Я, несмотря на изменения, которые происходят с ним в процессе роста и развития.

"Эго-идентичность" – это центральное понятие концепции психолога Эрика Эриксона.

Обозначает целостность развивающейся личности; тождественность и непрерывность нашего Я, несмотря на изменения, которые происходят с нами в процессе развития. Эго-идентичность - не осознавание, а чувство-ощущение "Я развиваюсь. Однако я — тот же самый". Поиски эго-идентичности больше относятся к женскому подходу и женской психотерапии.

Когда пациенты приходили к психоаналитику Эрику Эриксону с жалобами на «потерю себя», непонимание типа «Кто я, туда ли направлена моя жизнь, не сбилась ли я с пути?», ему требовалось интерпретировать эти вопросы с точки зрения психоанализа, перевести их на язык психоанализа. Первичные влечения (Ид, "Оно") - это не ответ на вопрос пациентов "Кто я?". Внушения и требования общества (ты сын, ты ученик, ты адвокат) – понятно, что это тем более "Не я", тем более для психоаналитика. Самое близкое к этому - понятие "Эго".

По теории Фрейда, Эго - один из элементов человеческой психики, выполняющий роль посредника между внешним и внутренним миром, а также между Ид и Супер-Эго. Эго создает защитные механизмы, обеспечивая непрерывность и последовательность поведения, реализуя личную точку отсчета. Благодаря этому события прошлого, сохраняемые в памяти, соотносятся с событиями настоящего и будущего, представленными предвидением и воображением.

Эриксон сделал предположение о том, что Эго может формировать представление человека о самом себе, отвечая на вопрос "Кто я?". Он назвал это эго-идентичностью.

Эго-идентичность обозначает целостность развивающейся личности; тождественность и непрерывность нашего Я, несмотря на изменения, которые происходят с нами в процессе роста и развития. "Я развиваюсь. Однако я— тот же самый".

То, кем я вижу и считаю себя здесь и в настоящее время, в данной ситуации или на данном отрезке жизненного пути - личностная идентичность. Если просто что-то "знаю" о себе - это больше личностная идентичность. Если я "чувствую, кто я и где я нахожусь", это больше эго-идентичность. Если я способен интегрировать свои разные личностные и социальные роли и ощущаю непрерывность себя и своего развития, это эго-идентичность.

Эго-идентичность всегда устойчивее, если она подкрепляется окружающими.

Эриксон определяет эго-идентичность как заряжающее человека психической энергией "субъективное чувство непрерывной самотождественности", вид "созидательной полярности самовосприятия и восприятия человека другими".

Чувство эго-идентичности является оптимальным, когда человек имеет внутреннюю уверенность в своем жизненном пути. При кризисе эго-идентичности исчезают или снижаются целостность, тождественность и вера человека в свою социальную роль. Самый острый и типовой кризис идентичности - пора юности.

Необходимое условие для формирования эго-идентичности - определение индивида в сферах профессии, политики и религии.

Критерии эго-идентичности

По-видимому, у понятия «личностная идентичность» нет жестких рамок и внешних, научных, объективных критериев. Как пишет психолог О.А.Карабанова, идентичность понимается как самотождественность и включает три основных параметра:

- самотождественность как внутреннюю тождественность самому себе во времени и в пространстве;

- признание самотождественности личности значимым социальным окружением;

- уверенность в том, что внутренняя и внешняя идентичность сохраняются и имеют стабильный характер.

Признание самотождественности личности значимым социальным окружением – по-видимому, самое устойчивое основание этого определения. Если здравые, хорошо знающие меня люди меня узнают как именно меня, могут всегда сказать, что «ты остаешься собой» (и им это нравится), то это проверяемо и объективно.

Если же «внутренняя тождественность самому себе» понимается как чувство непрерывной тождественности человека самому себе, то эта грань понятия более трудная. Чувство – вещь обманчивая. Сегодня чувствуется одно, а завтра – другое. А что захочется придумать про себя завтра – не знает иногда никто, тем более если личность имеет истероидные, демонстративные черты.

Однако людям обычно очень важно «себя считать собой» и не выходить за рамки, которые они сами считают своими границами, например:

«Я – женщина, а не мужчина. Я мать, а не существо, равнодушное к своим детям. Я – честная и любящая» и т.п.

Эго-идентичность без психоанализа

В юности взглядов на себя, на людей и на общество может быть много, они могут быть не согласованы и противоречить друг другу, при малой осознанности нередко превращаться в путаницу. В результате поведение и чувства человека могут быть неустойчивыми, непоследовательными, противоречить друг другу и вызывать недоумение окружающих.

С помощью разумных взрослых или собственного разума молодые люди постепенно наводят порядок у себя в голове. Тогда у них появляется личностная идентичность (определенность в статичном видении "кто я", в своих личностных и социальных ролях на сегодня) и эго-идентичность (ощущение понятности и определенности своего жизненного пути, ощущение "Я иду туда, все будет ОК).

Те, кто порядок у себя в голове не навели (пока или вообще у них это не получается) - начинают маяться. Собственно, они бы не маялись, потому что им самим определенность нужна так же, как облакам или речкам - то есть вовсе не нужна. Однако в обществе без определенности не проживешь, с такими бесформенными никто дела иметь не хочет, им так или иначе говорят: "Друзья, определяйтесь, вы с кем и против кого. Чему будете учиться, куда собираетесь идти работать?" А когда есть неудобные требования, люди на всякий случай начинают переживать: "вы знаете. у меня личностный кризис". И им психотерапевты подсказывают: "Да, да, у вас кризис эго-идентичности. Пожалуйте на психотерапевтические сессии". Задача последующей психотерапевтической работы - подсказать человеку, как ему определиться. Однако подсказать скрыто: сделав вид, что это не подсказка психотерапевта, а что человек сам открыл это в глубине своей души.

И он открывает, что в юности это - верность своему выбору, попозже - любовь и близкие отношения, далее работа и забота, и к окончанию жизненного пути - мудрость. Вот такие добрые и разумные подсказки психотерапевта, которые человек найдет в себе сам под его чутким руководством.

Личностная и эго-идентичность

Личностная идентичность фиксирует статику, кем, в какой роли человек ощущает себя в настоящее время. Эго-идентичность говорит быстрее об интеграции ролей и идентификаций, причем это ощущение развития, движения от прошлого к будущему.

-------------------------

Введение

В развитии психологической науки существуют определенные темы, которые фиксируют ее фундаментальное продвижение на пути извечного познания человеком внутреннего мира своего индивидуального Я. Одной из тем современной научной психологии есть Я-концепция, то есть системно организованая совокупность мыслей, отношений, убеждений и чувств лица относительно себя. Как центральное звено самосознания она была обоснована в 60-х годах прошлого века американскими психологами Абрахамом Масловым и Карлом Роджерсом.

Я-концепция это феномен самосознания, причем исключительно сверхсложный и уникальный по своим функциям, назначению, ведь формирует ряд самых весомых представлений и дает ответы, по крайней мере, на четыре вопроса: «Кто Я в действительности?», «Каким бы Я хотел быть?», «Как меня воспринимают другие?», «Каким Я могу реально стать в итоге жизни, невзирая на сюрпризы и перипетии судьбы?»

Я-концепция – теоретический конструкт современной психологии настолько могучий по содержанию и по объему, который никоим образом не уступает таким известным, как «сознание», «деятельность» или «личность». И это понятно с древних времен: «Познай самого себя, и ты познаешь мир». Только дорога к себе всегда оказывается непомерно длинной и драматичной, а важнее всего, что каждый ее должен пройти сам.

1. Психологическое понимание Эго-идентичности и сущностные

отличия между Эго-психологией и психоанализом

Американский психолог Эрик Эриксон обосновал Я-концепцию через формат Эго-идентичности. Последняя является важным продуктом соответствующей культуры. Источник Эго-идентичности содержится в целостно значимом достижении человека. Отождествление Эго-индивида возникает в процессе интеграции его отдельных идентификаций; потому важно, чтобы ребенок общался с взрослыми, с которыми он может идентифицироваться. В теории Э. Эриксона описаны восемь стадий личностного развития человека, соответствующие изменения Эго-отождествления, кризисы и условия решения внутренних конфликтов. Особенно сложным и драматичным является становление Эго-идентичности в пору юности.

Эго-идентичность – это наполнение каждого психической энергией, которое отображает субъективное ощущение непрерывной самотождественности.

Эго-идентичность – это не лишь сумма приемлемых индивидом ролей. и соответствующие сочетания идентификаций и возможностей, которые воспринимаются лицом на основе опыта взаимодействия с окружающим миром. Кроме того знания о том, как реагируют на это другие. Поскольку отождествление формируется в процессе взаимоотношений, то человек – благодаря своей психосоциальной природе.

Механизм Эго-идентичности возникает в сфере несознательного, а разворачивается в цикле взаимодействия с другими. Э. Эриксон критикует такие понятия, как «самооценка», «образ Я», считая их неподвижными. Он признает только динамизм себя из Я. Ощущение Эго-идентичности является оптимальным, когда личность имеет внутреннюю уверенность в выборе направления своего жизненного пути.

Теоретические гипотезы Э. Эриксона касаются сугубо понимания процесса Эго. Одновременно его идеи – не больше, чем последующее схематическое развитие концепции З.Фрейда. Ученый, решительно, отходит от классического психоанализа через четыре важны причины. Во-первых, в его работах видим решительный сдвиг акцента от Ид к Эго. Последнее составляет основу поведения и функционирования человека. К тому же Эго он рассматривает как автономную структуру личности, звеном которой является социальная адаптация. Кроме того утверждает, что всегда происходит своеобразное параллельное развитие Ид и инстинктов. Отмеченный взгляд на человеческую природу подходяще назван Эго-психологией.

Эго-психология – это психологическое направление, которое оформилось на основе классического психоанализа и на первый план выдвигает проблему адаптации индивида к окружающему миру.

В то время как З. Фрейд считал, что Его борется и стремится решать конфликт между инстинктивными побуждениями и моральными ограничениями, Э. Эриксон доказывает, что Эго – это автономная система, которая взаимодействует с реальностью с помощью восприятия, мышления, внимания и памяти.

Во-вторых, теоретик Эго-психологии развил новый взгляд относительно внутреннего содержания индивидуальных взаимоотношений ребенка с родителями и культурным контекстом, в котором существует семья. Если З. Фрейда интересовало влияние родителей на становление личности ребенка, то Э. Эриксон сосредоточивал внимание на исторических условиях, в которых формируются задатки. Он отталкивается от результатов наблюдений за людьми, которые принадлежат к разному культурному формату и системе ценностей.

В-третьих, теории развития Эго охватывают все жизненное пространство индивида. З.Фрейд, напротив, ограничивался воздействием ранних детских переживаний и не уделял внимания вопросам развития, которые находятся за пределами генитальной стадии.

В-четвертых, у З. Фрейда и Э. Эриксона разные взгляды на природу и способы решения психосексуальных конфликтов. Целью первого было раскрытие сущности и особенностей влияния на личность неосознанной психической жизни. Кроме того объяснение того, как ранняя травма может вызывать психопатологию в зрелости. Второй, напротив, создавал свою концепцию для того, чтобы грамотно направить способности человека на преодоление жизненных трудностей психосоциального характера. Кроме того, Э. Эриксон был убежден, что каждый личный и социальный кризис является определенным вызовом, который стимулирует каждого к личностному росту и преодолению общественных препятствий.

У Эриксона центральным положением теории развития Эго является то, что человек в течение жизни проходит через несколько универсальных стадий становления. Процесс их развертывания регулируется в соответствии с эпигенетическим принципом дозревания, который обоснован через такие положения:

-личность, формируется ступенчато, а переход вызван ее готовностью двигаться в сторону последующего роста, расширения осознанного социального кругозора и радиуса социального взаимодействия;

-общество устроено так, что развитие возможностей индивида принимает одобрительно. Кроме того способствует сохранению этой тенденции.

Исследователь разделил жизнь человека на восемь отдельных стадий психосоциального развития Эго. Полноценно функциональная личность формируется путем прохождения всех указанных стадий. Они сопровождаются кризисом – моментом, который возникает как следствие достижения определенной психологической зрелости и социальных требований, выдвинутых к индивиду на определенной фазе становления.

Каждый психосоциальный кризис содержит положительный и негативный компоненты. Если конфликт развязывается удовлетворительно, то Эго вбирает в себя новый положительный компонент и дает гарантию здоровое развитие личности в будущем. Если, напротив, конфликт остается нерешенным, то Эго травмируется, испытывает вред, а, следовательно, в нем функционирует негатив. Другими словами, нужно, чтобы общество, близкая группа способствовали адекватному разрешению каждого кризиса, ведь только тогда человек способен полноценно подойти к следующей фазе саморазвития.

2. Психосоциальное развитие человека от рождения до школы:

младенческий возраст, перед этим детство и возраст игры

Становления личности происходит на протяжении всей жизни. Первая психосоциальная стадия, по З. Фрейду, отвечает оральной фазе, охватывает первый год жизни, когда формируется ощущение доверия. Ребенок воспринимает внешний мир как безопасный, стабильный, а людей – как заботливых и надежных. Мера развития у младенца чувства доверия к другим зависит от качества полученной ним материнской заботы. Иначе говоря, это ощущение возникает от способности матери передать своему ребенку чувства узнавания, постоянства и тождественности переживаний. Чтобы происходил процесс эффективного развития, младенцы должны доверять не лишь внешнему миру. и внутреннему, то есть научиться доверять себе. Обычно отмеченное поведение наблюдаем тогда, когда ребенок способен переносить отсутствие матери без чрезвычайного страдания и тревоги.

Причину первого психологического кризиса связывают с качеством материнского ухода за ребенком. Если мать характеризуется ненадежностью, невосприятием младенца, то это закономерно вызывает кризис, то есть вызывает у ребенка психосоциальную установку страха, недоверия, которая направляется на мир в целом, и на определенных людей в частности и будет проявляться на более поздних стадиях личностного развития. Ощущение недоверия усиливается тогда, когда младенец перестает быть для матери главным моментом в ее жизни. Родители, которые чувствуют себя неуверенно в этой роли, или же если их система ценностей противоречит общепринятому стилю жизни, могут создавать для ребенка атмосферу неопределенности, двусмысленности, вследствие чего возникает глобальное чувство недоверия. Именно вследствие такого неблагополучного поведенческого развития возникает депрессия у младенцев и паранойя у взрослых.

В целом кризис «доверия – недоверия» не всегда находит решение в течение первого или второго года жизни. В соответствии с эпигенетическим принципом вышеуказанная дилемма будет проявляться снова и снова на каждой следующей стадии развития, хотя она и является центральной только для младенческого периода. Адекватное преодоление кризиса доверия – важный этап роста ребенка в последующей жизни. Здоровое развитие младенца не является результатом лишь ощущение доверия, а быстрее предопределенным благоприятным соотношением доверия и недоверия. Ведь понять, почему не нужно доверять, также важно, как и познать, почему доверять нужно.

Позитивное психосоциальное качество, сформированное вследствие успешного решения конфликта «доверие - недоверие» называют термином надежда. У взрослого лица она является основой формирования веры. Надежда – это фактически первое положительное качество Эго, которое поддерживает уверенность человека на протяжении ее жизни. Присвоение ощущения базального доверия создает основу для достижения определенной автономии и самоконтроля, избежания ощущения стыда, сомнения и унижения. Этот период отвечает мышечно-анальной стадии, по З. Фрейду, и длится в течение второго и третьего годов жизни. Ребенок, который взаимодействует с родителями в процессе учебы, туалетного поведения, обнаруживает, что их контроль бывает разным: он может быть формой беспокойства, или деструктивной формой укрощения и мерой пресечения. Чувство самоконтроля без утраты самооценки является онтогенетическим источником уверенности в свободном выборе. Избыточный чужой контроль и одновременная потеря самоконтроля могут стать толчком в развитии постоянной склонности к сомнению и стыду.

До возникновения этой фазы дети полностью зависят от других. Однако, так как у них быстро развивается нервно-мышечная система, речь и социальная выборочность, они начинают исследовать свое окружение и взаимодействовать с ним независимо. Также у детей возникает стремление делать все самим, и наблюдается появление установки «Я сам» или «Я – то, что я могу!» Позитивное разрешение психосоциального кризиса на этой стадии зависит от готовности родителей постепенно давать детям волю самим осуществлять контроль над своими действиями. Старшее поколение должно ненавязчиво. Однако четко и понятно, с все более мягким контролем, не ограничивать поведение потомков в определенных сферах жизни. Э. Эриксон рассматривает переживание стыда ребенка как кое-что близкое к гневу, который направлен на самого себя, когда ему не дают возможности развивать собственную автономию и самоконтроль. Стыд появляется, если родители нетерпеливо, напряженно и постоянно делают за него то, что он может сделать сам. Или, напротив, когда старшие ждут, что дети выполнят то, чего они еще не способны сделать.

В таких случаях, когда родители постоянно и излишне заботятся о ребенке или становятся глухими к его потребностям, у него появляется ощущения стыда или сомнения в способности контролировать окружающий мир и владеть собой. Вместо того чтобы быть уверенным в себе и налаживать комфортные взаимоотношения с окружением, такой ребенок думает, что другие относятся к нему с подозрением, считает себя крайне несчастливым. У него также слабая сила воли, он уступает тому, кто над ним доминирует или его эксплуатирует. В результате такого поведения у ребенка формируются такие черты, как неуверенность в себе, беспомощность и слабоволие. При любых условиях овладения ребенком ощущения автономии развивается ее доверие, непосредственность и открытость к миру.

Конфликт между инициативой и виной – последний в дошкольном возрасте, какой называют «возрастом игры». Он соотносится с фаллической стадией в теории З. Фрейда и длится от четырех лет до шести. В это время у детей появляется дополнительная ответственность за себя и за то, что составляет собственно их мир. Они начинают интересоваться трудом других. Успехи в овладении речью и развитие моторики дает возможность контактировать с ровесниками и старшими детьми за пределами дома, расширяет социальное пространство активного участия в разных общественных играх. Это возраст, когда малыши начинают чувствовать, что их воспринимают как людей и считаются с ними, а жизнь имеет смысл. «Я – то, кем я буду», - становится у ребенка главным чувством идентичности в период игры. Инициатива добавляет автономии способности брать на себя обязательства, планировать, энергично выполнять любые дела или задания, чтобы продвигаться вперед. Кроме того, если родители способствуют выработке самостоятельности у детей, то те чувствуют поддержку собственной инициативы. А чувство вины взрослые вызывают у малышей тогда, когда не позволяют им действовать автономно. Во всех случаях, если ребенок, подавлен ощущением вины, то будет обнаруживать собственное ничтожество. Такие воспитанники опасаются постоять за себя и чрезвычайно зависят от взрослых. Им не хватает целенаправленности или решительности, чтобы поставить перед собой реальную цель и добиться ее достижения. Постоянное ощущение вины может стать причиной патологии, пассивности.

3. Становление Эго-идентичности в школьном возрасте и в период

юности

Четвертый психосоциальный этап развития человека начинается от шести лет и длится до двенадцати и отвечает латентной фазе в теории З. Фрейда. Допускают, что в это время ребенок приобретает культурные элементарные навыки, значительно растут ее способности к логическому мышлению, самодисциплине и взаимодействию с другими. У детей-подростков развивается чувство трудолюбия, когда они начинают постигать технологию культуры, учась в школе. Эго-идентичность воспитанника можно сформулировать так: «Я – то, чего научился». Опасным на этой стадии является возникновение чувства неполноценности, или некомпетентности. Например, если школьник сомневается в собственных способностях или статусе в среде ровесников, то это вызывает у него нежелание учиться. Ощущение неполноценности может также развиться, когда сам юный потомок обнаруживает, что его пол, раса, религия, социально-экономический статус определяют личностную значимость и достоинство. В итоге иногда теряется уверенность в способности эффективно функционировать в обществе. Ощущение компетентности и трудолюбия у детей 6-12 лет зависит от школьной успеваемости. Однако эти ощущения проявляются не в соотношении с учебой, но и во взаимоотношениях, в которых разворачиваются поиски индивидуальных и общественных целей. Следовательно, человеческая компетентность – это основа для эффективного участия каждого в разноаспектной деятельности.

Пора юности совпадает с пятой стадией в схеме жизненного цикла и является важным периодом в психосоциальном развитии человека. Задание, с которым сталкиваются подростки в это время, заключается в том, чтобы совмещать в целостность все знания о себе и интегрировать эти многочисленные образы Я в личную идентичность. Последняя является осознанием, как прошлого, так и будущего, которое выкристаллизовывается из них. В период юности возникают не противоречия между разными психологическими структурами, а конфликт внутри Его, то есть противоречие между идентичностью и ролевым смешиванием. Другими словами, основой всего становится Его и влияние на него социума или группы одногодков.

Становление Эго-идентичности Э. Эриксон описывает так: «Молодежь, которая развивается, переживает внутреннюю физиологическую революцию. Стремится укрепить свои роли. Юные лица иногда болезненно беспокоятся о собственном внешнем виду. Интеграция, которая появляется в форме Эго-идентичности, – это больше чем сумма отождествлений, приобретенных в детстве. Это - действенный потенциал внутреннего опыта, который с одной стороны, согласовывается с оценкой Эго-тождественности и целостности, а с другой – с отношением других».

Следовательно, для полноценного формирования себя как социально эффективной личности нужно внутренне самоотождествляться, что является предпосылкой для становления положительного образа Я и саморазвития. Если близкие рассматривают юношей и девушек целостными и отождествленными, то в тех возникают установки уверенности, самостоятельности и инициативности. В таком случае внутренний и внешний мир молодых людей приобретают желаемую интегрированность и согласованность. Основой благополучного становления человека в период юности является детство. Кроме того, развитие личностной идентичности возникает под воздействием тех социальных групп, с которыми она себя отождествляет иногда этот процесс, может быть сложным и даже драматичным. Например, молодой женщине трудно достичь четкого ощущения идентичности в обществе, которое рассматривает ее как человека «второго сорта».

В том случае, когда подростки не достигают личного отождествления, возникает кризис идентичности или ролевого смешивания. Последнее характеризуется неспособностью выбирать карьеру или учиться. Много юношей и девушек, которые страдают этим конфликтом, чувствуют душевное расстройство, отсутствие цели, неприспособленность, отчуждение. Однако жизнь насыщенна разнообразными изменениями. Успешное решение проблем на одной из стадий психосоциального развития не дает гарантии, что они не появятся на другой. Следовательно, Эго-идентичность – это борьба на всю жизнь. Позитивной чертой, которая непосредственно связана с успешным выходом из кризиса, является верность. Этот термин употребляют в значении «способности подростка быть верным своим обещаниям, невзирая на неминуемые противоречия в системе его ценностей». Верность дает возможность придерживаться морали, этики, идеологии общества. Причем последняя полнее всего концентрируется в неосознанном наборе ценностей. Система ценностей – это то звено, которое объединяет общество и личность, привлекая ее к сфере социальных отношений, а, следовательно, определяет индивидуальное творение, познание и смысл жизни.

4. Роль ранней, средней и поздней зрелости в формировании человека

Шестая психосоциальная стадия формально означает начало взрослой жизни. Это период браков и становления семьи. В течение этого биосоциального интервала люди, сориентированы на получение профессии и устраивания собственной жизни. Лишь теперь личность по-настоящему готово к интимным отношениям, как в социальном аспекте, так и в сексуальном. В это время у человека на одном полюсе находится интимность, а на другом – изоляция.

Под термином «интимность» теоретик понимает ощущение, которое мы обнаруживаем не только лишь в супружеском варианте, но и к друзьям, братьям, сестрам, родителям и другим родственникам. Однако он говорит и о «собственной интимности», то есть о способности «совместить воедино само идентичность с идентичностью к другому человеку без страха того, что что-то будет потеряно в себе». Именно этот аспект интимности рассматривают как нужное условие крепкого брака. Впрочем, настоящее ощущение идентичности невозможно достичь, пока не будет утверждена стабильная идентичность. Для того чтобы находиться в интимных настоящих отношениях, нужно, чтобы человек осознал то, кто он, то есть имел полное представление о собственной Я-концепции. А вот в юношеской любви каждый пытается проверить свою идентичность, потому использует для этой цели другую личность. Это подтверждается такими фактами: юношеские браки в возрасте от 16 до 19 лет не такие длительные, как тех людей, кому за двадцать. В этом примере видится доказательство того, что большинство, особенно женщины, которые выходят замуж, имеют цель приобрести идентичность через другого человека и благодаря нему. Однако, отстаивая такой принцип, невозможно построить здоровые интимные отношения. Ведь человеческое Я в целом, без настоящего ощущения полнокровного связи с другим, будет существовать формально, отчуждено, депрессивно.

Известный основатель Эго-психологии рассматривает интимность шире и как что-то более значимое, чем просто сексуальная близость. Она в совершенных проявлениях интегрирует и эмпатию, и открытость, и способность доверяться другому. А главной опасностью на этой психосоциальной стадии является избыточное увлечение собой или избежание межличностных взаимоотношений. Неспособность устанавливать спокойные и доверчивые взаимоотношения вызывает ощущение одиночества, социального вакуума и изоляции. Ведь такие люди взаимодействуют формально, склонные к поверхностному общению, отмежевываются от настоящего увлечения в отношениях.

Позитивная черта, которая связана с нормальным выходом из кризиса интимность-изоляция, - любовь. Это – способность доверять себя другому человеку, оставаться верным этим отношениям даже тогда, когда они нуждаются в уступках. Любовь проявляется в заботе, уважении и ответственности за партнера. С другой стороны, социальная связь на стадии ранней зрелости характеризуется актуализацией этических проблем. Настоящее моральное ощущение возникает тогда, когда мы осознаем ценность длительной дружбы и социальных обязанностей.

Седьмая стадия касается средних лет жизни. Ее основная проблема – выбор между производительностью и инертностью. Первая проявляется рядом с заботой человека не только лишь за благосостояние следующего поколения, но и за состояние общества, в котором оно будет жить и работать. Следовательно, производительность – это забота старших о тех, кто придет им на смену. В этом случае ощущение самореализации у человека связано с положительными достижениями ее потомков. Однако производительность присуща не только лишь родителям, но и тем, кто вносит что-то новое в воспитание и руководство процессом окультуривания потомков.

Если у взрослых людей способность к производительной деятельности настолько высока, что имеет преимущество над инертностью, появляется положительная черта – забота. Она является психологической противоположностью безразличия и апатии. Забота возникает из ощущения, что кто-то или что-то имеет значение для человека. Она заключается в расширении взятых на себя обязанностей заботиться о других, результатах и замыслах, к которым лицо проявляет интерес. Поэтому забота – это не только лишь ощущение обязанности. Однако это и собственное стремление внести что-то ценностное в жизнь потомков.

Те лица, кому не удается заняться производительным накоплением, постепенно переходят в состояние сосредоточения на самом себе, для которого главной целью жизни являются личные потребности и материальные выгоды. Эти люди не беспокоятся ни о ком, ни о чем, они только потакают своим желанием. С потерей производительности личность перестает функционировать как деятельный субъект общества; а жизнь превращается в удовлетворение потребностей.

Последняя психосоциальная стадия, которая охватывает возраст от 65 лет и до смерти, подытоживает жизнь человека. Это время, когда каждый пересматривает свои жизненные решения, вспоминает достижение и неудачи. Практически во всех культурах указанный период знаменует начало старости, когда человек теряет физические силы, здоровье и ведет скромную жизнь. В это время субъективное переживание времени пожилым человеком направляется на разнообразные личностные заботы, воспоминания об отличном прошлом. Поэтому фаза полной зрелости характеризуется не столько психосоциальным кризисом, сколько оценкой всех предыдущих стадий развития Эго, то есть подводит определенный итог реализации личности в жизни. «Только у того – кто каким-то образом беспокоился о делах и людях, переживал триумфы, поражения, вдохновлял других, произносил идеи – могут постепенно созревать плоды семи предыдущих стадий, - такое определение Э. Эриксон дал Эго-интеграции».

Ощущение интеграции Эго возникает через способность человека анализировать всю собственно прошлую жизнь и способность сказать себе: «Я доволен». Смерть такого человека не пугает, так как она видит продолжение себя в потомках или в продуктах творчества. Ведь лишь в старосте возникает настоящая зрелость и ощущение «мудрости прожитых лет. Мудрость – это осознание безусловного значения жизни перед лицом своей смерти».

На противоположном полюсе находятся люди, которые относятся к собственному бытию как к сгустку нереализованных возможностей и ошибок. На склоне жизни они осознают, что уже слишком поздно начинать все сначала или искать новые пути, чтобы почувствовать целостность Я. Отсутствие интеграции проявляется в скрытом страхе смерти, ощущении постоянной неудачи и беспокойства о том, что что-то «может случиться». Такие люди по большей части сожалеют, что невозможно прожить жизнь сначала, чтобы исправить допущенные ошибки. А иногда случается так, что чрезвычайно тотальное чувство грусти, жалость или печаль могут привести к сильному ожесточению и даже паранойе. Тогда общим страхом у таких людей становится внутренний страх не доживать в доме людей преклонных лет. Напротив, чтобы сохранить ощущение Эго-интеграции старшие люди должны активно участвовать в определенных видах деятельности – воспитании внуков, политике, путешествиях. Это даст им возможность сохранить собственную жизнеспособность, то есть целостность своего Я.

5. Эго-интеграция личности в контексте жизненного поступка

Жизненный путь был объектом исследований многих известных психологов: Эрика Эриксона, Сергея Рубинштейна, Бориса Ананьева и других. Однако совместить его с путем творческим сумел украинский психолог и философ Владимир Роменец. Жизненный путь – это ее индивидуальная история, которая имеет свои границы, определенные периоды, меру законченности, исчерпанности. Творческий путь есть путем постоянных модификаций личностного мира, цель которого – творение человеком самого себя. Сочетание жизненного пути личности с творческим в психологии называют Эго-интеграцией.

Эго-интеграция – объединение всех своих Я в системно функциональную целостность.

В мире существует много конфликтов, неопределенности, испытаний, надежд, разочарований. Однако ядром решения всех явных и скрытых противоречий, которые вызывают психосоциальные внутренние кризисы Я, является человеческий поступок. Он не может быть полностью закончен, так как в нем личность стремится к самосовершенствованию, приближает реальное Эго к идеальному, духовному. По мнению В. Роменца, поступок – это итог предыдущего этапа жизни и внутреннее направление человека к следующему. Ведь только через поступок можно погрузиться в глубину бытия. Поэтому жизненное поле ученый выступает с предложением рассматривать как цепочку важных поступков, которые дают возможность человеку достичь индивидуальной и общественной цели.

Поступок – центральное звено, ячейка всех возможных форм человеческой деятельности, и не только лишь моральной. Он объективирует отношения между личностью и материальным миром, уменьшает несоответствие идеального Я с Я-реальним, а, следовательно, приближает человека к цели. Основным критерием, за которым определяется поступок, - по убеждению украинского психолога Виталия Шатенка, - это создание нового. Кроме того, не существует такого состояния, в котором бы действие не имело значения поступка. У человека оно выделяется моральным, эстетичным, познавательным аспектом как выражением активного отношения к миру, природе.

Высокие в моральном понимании поступки людей широко представлены в литературных источниках, хотя в реальной жизни обычных людей настоящие поступки случаются не так уже и часто. Так, в истории некоторых народов существовала традиция, по которой «проблему старых людей» решали очень просто, – путем убийства.

Существуют поступки, которые вообще могут не обнаруживать себя внешне, например, когда вследствие напряженной внутренней борьбы с самим собой индивид кардинально изменяет свою жизненную позицию, отношение к себе или к окружающим, или к делу, считавшемуся самым главным в жизни. Это – поступки умалчивания, удержания, внутреннего несогласия. Кроме того, это клятва самому себе как психодуховный поступок.

Следовательно, если рассматривать поступок в широком понимании слова, то это универсальный механизм самовоссоздания бытия всего сущего. Другое дело, что на разных его уровнях поступок приобретает разнообразные формы и смыслы. Поступок – это средство, и цель исторического продвижения человечества. От поступка через поступок и к поступку – именно такой видится логика духовно психологического развития человеческой цивилизации.

Решительной силой жизненного и творческого пути является содержание анализа психологически последовательных возрастных этапов, на которые разделяется человеческое бытие. В.Романец выступает с предложением ввести периодизацию отмеченного пути личности, создав ее через собственную концепцию поступка.

Следовательно, первый этап жизненного и творческого пути, - отмечают украинские психологи Виталий Шатенко и Татьяна Титаренко, - появляется как мир первичного опыта и любознательности, наивной веры, согласия со всем, что окружает, так как сложность большого мира, неповторимость каждого живого существа пока еще не раскрыты. Это период большой внушаемости и первых острых реакций на неожиданности. В то же время он не является этапом полной зависимости и пассивности. В игре, фантазии ребенок живет настоящей жизнью, изучает разные формы творческой деятельности. Драматичный процесс познания из первых ее шагов касается тонкостей понимания жизни, смерти, бессмертия.

Второй этап условно сопоставляют с подростковым возрастом. Подросток живет под знаком необычного, ища его и находя. Этот период жизни является достаточно значимым для развертывания самостоятельной активности. Творческие задания, которые подросток решает, являются абсолютно экзистенциальными.

Следующий шаг на жизненном и творческом пути, - пишут ученые, - делает юная личность с ее абсолютным «да» и абсолютным «нет», ее желанием обязательно спасти мир, который переполнен злом. Она готова разносторонне изменять и саму себя, совершенствуя собственные возможности. Жизнь и смерть она воспринимает как потребность самопожертвования во имя другого человека. Появление собственной семьи, потомков налагает на молодого людей обязанность жить, помогая родным. Поступки становится реальнее и индивидуальнее. Совершить морально для молодого человека – это не просто придерживаться общепринятых норм, а еще и обогащать моральное, изменять его, продвигаясь вперед к моральному идеалу.

Следующий этап жизни имеет название зрелости и является ответственным временем осуществления жизненных замыслов. Личностная зрелость, как подходяще заметил В.А. Романец, является достаточно редким явлением.

В зрелые годы человек реалистично планирует собственную жизнь, взвешивая все возможности. Он реализует свою законченность, в первую очередь в творческой деятельности, преимущественно поглощенный ею. Однако не чувствует, что каждый творческий акт приближает окончание жизни, будто вычерпывая ее и содержание, и форму. Поэтому зрелость – это всегда полное сочетание универсального и уникального как высшего проявления индивидуального.

Отмеченые этапы возрастной периодизации личности, демонстрируют цикл становления человеческого Я, начиная от момента рождения и заканчивая периодом полной зрелости. Также В.Романец обосновывает поле постепенного осложнения поступков каждого, совмещает путь его бытия именно с творчеством, которое помогает ему творить себя и осуществлять полноценный процесс Эго-интеграции. В этом широком внутреннем процессе психодуховного реализационного индивидуального Я центральное звено, составляет самотворение положительно гармоничной Я-концепции человека.

Выводы

Подход Э. Эриксона является развитием концепции З. Фрейда, сориентирован на социокультурный контекст становления сознательного Я индивида – Эго. Проблематика Я-концепции рассматривается сквозь смысловое наполнение Эго-идентичности, которая понимается, как образованный на биологической основе продукт определенной культуры.

Жизненный цикл человека содержит восемь психосоциальных стадий. Для них характерные определенные кризисы, а в случае их положительного решения последовательно возникают такие новообразования в сознании личности: надежда, сила воли, цель, компетентность, верность, любовь, забота, мудрость. Развитие Эго человека происходит в течение всего жизненного цикла, то есть от момента ее рождения к состоянию глубокой старости.

Во время развития Я личности особенное внимание следует уделить факторам родительского воспитания и культуре.

В процессе формирования чувства Эго-идентичности и Эго-интеграции важное значение имеет способность воспринимать разные ситуации как отдельные звенья единственного, непрерывного в своем последующем опыте индивида.

Процесс образования Эго-интеграции Э. Эриксон рассматривал сугубо через положительное разрешение психосоциального кризиса в культурном взаимодействии, а В.А. Роменец - в цикле сочетания жизненного пути с творческим.

Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты