Главная  >  Политика   >  Государственные деятели   >  "Ленинская гвардия" во главе страны


Яков Михайлович Свердлов

11 октября 2007, 106

Я. М. Свердлов (1919) был одним из лидеров Октябрьской революции. Он был типичным революционным предводителем эпохи гражданской войны и военного коммуниста. В историю Свердлов вошел в качестве одного из организаторов красного «террора»

Ленин до небес превозносил Свердлова как главного организатора партии: “Я не в состоянии даже на сотую долю заменить его, потому что в этой работе мы были вынуждены всецело полагаться и имели полное основание полагаться на тов. Свердлова, который сплошь и рядом единолично выносил решения”.

Как пишет Р.Медведев в своей статье “Семья и родственники Я.М.Свердлова” (“Ленинское знамя”, 12 ноября 1989 г.), “для периода от весны 1917 и до весны 1919 года именно Свердлов являлся вторым по влиянию и авторитету человеком после В.И.Ленина... Когда Ленин был тяжело ранен эсеркой Каплан, Свердлов стал на несколько недель фактическим главой Советского государства, и его подпись стоит под воззванием ВЦИК, объявляющим “красный террор” — “беспощадный массовый террор против всех врагов революции”. Запомним это обстоятельство, а то Лев Колодный пытается выгородить своего соплеменника и свалить все на Ленина, высказывая в статье “Из ЦК в ЧК и обратно” (“Московская правда”, 21 апреля 1992) предположение, что текст завизированной Л.Фотиевой телеграммы от 5 сентября 1918 года с требованием усиления террора надиктовал сам Ленин: здоровье, дескать, ему позволяло, раны оказались не такими страшными.

К вопросу о покушении на Ленина мы еще вернемся, начнем же с того, что звезда Свердлова засияла на партийных небесах, можно сказать, внезапно. Из статьи Л.Троцкого “Памяти Свердлова” известно, что Ленин вначале был против введения Свердлова в ЦК и “на этот счет были изрядные споры”. Ленин, правда, потом сожалел, что недооценил такого человека, но Троцкий умалчивает о мотивах, почему Ленин был против, и из-за чего велись “изрядные споры”.

Журнал “Молодая гвардия” опубликовал в №10 за 1989 год статью Г.Назарова “Я.М.Свердлов: организатор гражданской войны и массовых репрессий” (в одном из пассажей этой статьи Свердлов именуется также “инициатором разжигания гражданской войны”). Вообще-то гражданскую войну, к сведению Г.Назарова, нельзя ни организовать, ни разжечь. Она является неизбежным следствием дошедших до крайностей социальных противоречий. Ленин в первые же месяцы революции неустанно подчеркивал, что привилегированные классы так просто своих привилегий не отдадут. “Им, — говорил он, — грозит опасность лишиться всего. И в то же время у них есть сотни тысяч людей, прошедших школу войны, сытых, отважных, готовых на все офицеров, юнкеров, буржуазных и помещичьих сынков, полицейских, кулаков”. Так что гражданская война, скорее всего, разразилась бы в любом случае, но ее размах, ее жестокость могли бы быть гораздо меньшими, не приложи к этому делу руку такие люди, как Свердлов.

Врожденным пороком Свердлова, Троцкого и, по-видимому, всех еврейских революционеров вообще, был взгляд на крестьянство в целом, как на реакционную массу. Троцкий, правда, с пеной у рта отрицал за собой этот грех, как будто не он в первом томе своей книги о Сталине назвал крестьянство “бесформенным обломком средневековья в современном обществе”. Свердлов переводил словесные красивости Троцкого на язык некрасивых дел. Уже в мае 1918 года он поставил задачу “расколоть деревню на два непримиримых враждебных лагеря, восстановить деревенскую бедноту против деревенской буржуазии”. Орудием этой политики и стали комбеды, учрежденные декретом от 11 июля 1918 года. Это была первая атака на крестьянство, зловещая репетиция позднейшей коллективизации.

В период перестройки все стали храбрыми и бросились наперебой обличать “палача Свердлова”. Но справедливости ради следует напомнить, что об антикрестьянской политике партии в 1918 году очень правильно говорилось в статье с символическим названием “Свердловщина”, которую еще в 70-х годах написал М. Бернштам. И в те же годы Р.Медведев в своей книге о трагической судьбе командарма Миронова, потрясающую песню о котором сочинил И.Тальков, рассказал, какую гнусную роль сыграл Свердлов в проведении политики “расказачивания”. Теперь-то мы все знаем, что именно Свердловым была единолично подписана 24 января 1919 года директива Оргбюро ЦК РКП(б), требовавшая “провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью.”

Герцена в 1836 году ужаснул один “безумный указ” относительно цыган, напомнивший ему “библейские рассказы об избиениях и наказаниях целых пород и всех к стене мочащихся”. Свердлова, как человека иудейского вероисповедания, подобные рассказы не ужасали, а наоборот, вдохновляли. Правда, Владимир Генис в статье о красном терроре на Дону (“Независимая газета”, 23 апреля 1992) всячески старается, подобно Льву Колодному, затушевать индивидуальную роль Свердлова, изобразить главными палачами Сырцова и Колегаева, зато, мол, Сокольников (Бриллиант), был очень хороший человек и выступал за отмену директивы Свердлова. Все это делается по методу того же Сталина, который в 1930 году обвинил в “перегибах” коллективизации местные власти, хотя последние действовали согласно директивам центра.

На обеление Свердлова направлены и все “альтернативные” версии зверского ритуального убийства царской семьи в Екатеринбурге 17 июля 1918 года, которое организовал его соплеменник Шая Голощекин, впоследствии, в 30-х годах, выморивший голодом Казахстан. Известно, что Троцкий хотел устроить публичный суд над царем и блеснуть на этом суде в качестве обвинителя, однако не довелось. Вернувшись в Москву с фронта, Троцкий неожиданно узнал от Свердлова, что царскую семью уничтожили. “Как, всех?” — удивился Троцкий. — “Да, — ответил Свердлов, — мы тут с Ильичем посовещались и решили. А что?” — И Свердлов настороженно и подозрительно посмотрел на Троцкого: неужели могут быть какие-то возражения? Возражений не было. Троцкий поспешил согласиться, что все сделано правильно.

Но не все делалось правильно, даже с точки зрения большевиков, по отношению к деревне. Ленин, надо отдать ему должное, иногда пытался сдержать антикрестьянские заскоки своего еврейского окружения. И когда по всей стране в результате “свердловщины” заполыхали крестьянские и казачьи восстания, VIII съезду пришлось срочно менять политику. Ленин признал на этом съезде: “Удары, которые предназначались для кулаков, падали на среднее крестьянство. Здесь мы погрешили чрезвычайно”. Он был вынужден констатировать: “Насилие по отношению к среднему крестьянству представляет из себя величайший вред”. “Если подобным же образом действовать по отношению к среднему крестьянству, — это будет таким идиотизмом, таким тупоумием и такой гибелью дела, что сознательно так работать могут только провокаторы”. “Не сметь командовать!” — этот лозунг был брошен Лениным именно тогда. Однако все эти хорошие и правильные слова были начисто забыты парией в 1929—1930 годах во время коллективизации, когда “раскулачивание” опять ударило не столько по кулаку, сколько по середняку, а точнее, по крестьянству в целом. О причинах этого рецидива мы еще будем говорить: они в общем-то, те же, что и в 1918 году.

Крайне удивительно выглядит то обстоятельство, что на посту председателя ВЦИК сверхделового еврея сменил по рекомендации того же Ленина тверской мужичок-балагур М.И.Калинин, фигура явно декоративная и совершенно неравнозначная своему предшественнику. Свердлов, повторяю, исчез с политического горизонта очень своевременно. И дело было не только в его политике истребления крестьянства, которая с его смертью была изменена, но и в том, что он, пользуясь известным выражением “сосредоточил в своих руках необъятную власть”, — чтобы этого впредь не случалось, на его пост и назначили соответствующего преемника.

Свердлов, как мы помним, был вторым человеком после Ленина. Но ни один честолюбец никогда не удовлетворится вторым местом — он захочет стать первым. Свердловым же двигало не только честолюбие, но и стоявший за ним клан, который желал видеть во главе Рос сии не Ленина, “человека непонятных кровей”, выражаясь словами Ю.Кузнецова, а настоящего “царя иудейского”, чистокровного иудея — Свердлова.

В последнее время в печати появляются разные версии, касающиеся Фанни Каплан (Ройд): по одной, ее покушение — месть отвергнутой любовницы, по другой — вообще стреляла не Каплан, а неизвестно кто. В любом случае подозрителен скоропалительный расстрел Каплан, который мог быть произведен только по приказу свыше. По чьему? Опять вспомним: фактически главой государства в это время был Свердлов. Но он не дума пробыть в этой роли лишь несколько недель, он рассчитывал в ней утвердиться. Когда же Каплан промахнулась, пришлось срочно заметать следы.

А задумка была великолепной: в один прием избавиться от соперника и создать повод для развязывания террора. Сталин более успешно осуществит аналогичный замысел в 1934 году. Свердлову же в 1918 году план удался лишь наполовину. Посредником между ним Каплан мог быть В. Загорский (Лубоцкий) — соратник Свердлова по революционной деятельности в Нижнем Новгороде, знакомый с Каплан по сибирской ссылке. Псевдоним этого деятеля долгие годы осквернял православный Сергиев Посад.

Где же был в момент покушения верный страж революции железный Феликс? А у него было железное алиби: он уехал в Петроград расследовать убийство Урицкого, тоже весьма подозрительное, потому что Канегиссера убрали столь же быстро, как и Каплан. Урицкий с его некоторым либерализмом мешал Зиновьеву, который требовал от ЧК немедленно вооружить рабочих с предоставлением им права самосуда, в чем Зиновьева поддерживал Свердлов. Дзержинский вообще был большой специалист по части алиби. Немногим ранее, 6 июля 1918 года он отсиживался в плену у левых эсеров, как Горбачев в Форосе, выжидая, чья возьмет. После этого он вынужден был подать в отставку с поста председателя ВЧК и полтора месяца находился не у дел, до 22 августа 1918 года, то есть вернулся на свой пост за неделю до нового “дела”.

Покрыта завесой непроницаемой тайны и история поездки Дзержинского якобы за женой в Швейцарию в октябре 1918 года в сопровождении секретаря ВЦИК, то есть помощника Свердлова, А.Аванесова. Странно, что при такой тесной дружбе между семьями Свердлова и Дзержинского жена Дзержинского узнала, что инициатором швейцарского вояжа его супруга был именно Свердлов, лишь в 1936 году (С.С.Дзержинская. В годы великих боев. М., 1975, с. 283). Мистики утверждают, будто Дзержинский увез с собой отрубленную голову Николая II для выставления в масонском храме в Чарльстоне, но скорее цель была более прозаичной: получить директивы непосредственно от тайного центра, как быть дальше с Лениным после неудачи 30 августа? Предпринять новую попытку или пусть пока побегает?

Но недолго бегать оставалось самому Свердлову. Очевидно, в руководстве партии были люди, не только не согласные с политикой Свердлова, но и знавшие подоплеку событий 30 августа или подозревавшие о ней. На процессе 1938 года упоминалось о покушениях на Свердлова. Зная методику этих процессов, на которых действительны деяния и мотивы одних подменялись липовыми деяниями и мотивами других, можно предположить, что за Свердловым на самом деле охотились и в конце концов достали. Он не простудился на митинге в Орле, как гласит официальная версия, и не был избит до смерти рабочими, как утверждает неофициальная, — его убили свои. И гибель Загорского при взрыве усиленно охранявшегося здания МК в Леонтьевском переулке 25 ноября 1919 года, надо думать, тоже была не случай ной. Слуга последовал за хозяином.

Кто все это устроил? Только те, кто привык валить все подозрительные смерти на Сталина, не будут ни минуты колебаться с отнюдь не простым ответом. Сталин хоть и канонизировал Свердлова, но явно недолюбливал его. Однажды они вместе оказались в ссылке, причем Свердлов прямо вился мелким бесом, встречая Сталина, словно приказчик барина, но старания Свердлова не были оценены. Сталин уничтожил его выкормыша — Г.Ягоду (Иегуду), превратившего в 30-х годах НКВД в еврейскую лавочку, мужа Иды Авербах — дочери старшей сестры Свердлова Софьи Авербах (по мужу, богатому купцу).

Сын этой Софьи, “литературный гангстер Авербах”, по выражению Н.Асеева, травивший русских писателей разделил судьбу своего зятя, равно как и брат Я.М.Свердлова Вениамин. О сыне Свердлова Андрее Р.Медведев в упомянутой статье сообщает, что он работал следователем НКВД, пытал Г.Пётровского, сфабриковал дело на Павла Васильева и даже одно время был личным адъютантом Берии.

А. М. Иванов
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты