Главная  >  Война   >  Оружие   >  Военно-морской флот   >  Подводные лодки


Связь с подводными лодками

11 октября 2007, 265

Действиями подводных лодок на протяжении всей войны управлял непосредственно командующий флотом. Организация связи с подводными лодками создавалась. исходя из возможностей связи, которыми располагал флот. Для передачи радиограмм на подводные лодки узел связи имел длинноволновый передатчик «Ураган». Для передачи радиограмм на подводные лодки на коротких волнах использовались передатчики «Скат» и «Щука». Однако наличие таких передатчиков и отсутствие перископных антенн на подводных лодках не позволяло обеспечивать связь с подводными лодками, находившимися в подводном положении.

Морские сообщения противника вдоль северного побережья Норвегии являлись основными путями доставки резервов и снабжения гитлеровской группировки в Заполярье, а также вывоза из Финляндии важнейшего для гитлеровской Германии стратегического сырья—железа, олова и никеля. В этих условиях борьба Северного флота на коммуникациях противника приобрела с первых же дней войны особо важное значение, так как она в большей мере способствовала не только стойкой обороне Заполярья, но и успеху военных действий Советской Армии на всем советско-германском фронте. Главная роль в решении одной из основных задач флота- сорвать доставку войск и снабжение группировки Противника в Заполярье, а также перевозки стратегического сырья—принадлежала, особенно в первые годы войны, подводным лодкам Северного флота. Помимо этой основной задачи подводные лодки выполняли и другие: прикрытие собственных внешних коммуникаций от надводных сил противника, высадку диверсионно-разведывательных групп, разведку и т. п.

Операционной зоной действия подводных лодок на морских сообщениях противника являлся участок его коммуникаций от портов Варангер-фиорда до Тромсе протяженностью 310 миль.

Действиями подводных лодок на протяжении всей войны управлял непосредственно командующий флотом. Организация связи с подводными лодками создавалась. исходя из возможностей связи, которыми располагал флот. Для передачи радиограмм на подводные лодки узел связи имел длинноволновый передатчик «Ураган». Для передачи радиограмм на подводные лодки на коротких волнах использовались передатчики «Скат» и «Щука». Однако наличие таких передатчиков и отсутствие перископных антенн на подводных лодках не позволяло обеспечивать связь с подводными лодками, находившимися в подводном положении.

С начала войны и до конца 1942 г. была принята следующая организация связи с подводными лодками .

Радиограммы подводным лодкам передавались одновременно на длинной волне и на сменной короткой волне; для передачи были установлены четыре получасовых срока в сутки; в эти сроки подводные лодки, если позволяла обстановка, должны были подвсплывать для приема радиограмм. С учетом возможности нахождения подводной лодки в надводном положении и вне сроков передач радиограмм (зарядка аккумуляторных батарей и другие причины) первая передача радиограммы для лодки производилась немедленно с ее поступлением на узел связи, т. е. вне сроков передачи. В дальнейшем каждая радиограмма репетовалась (повторялась) в течение суток четыре раза. Отдельные радиограммы по приказанию начальника штаба флота или оперативного дежурного штаба флота могли передаваться и большее количество раз. При подобной организации передач радиограмм приемные радиовахты на подводных лодках Должны были быть открыты постоянно при нахождении подводных лодок в надводном положении.

В тех случаях, когда при наступлении очередного срока передач для подводных лодок все радиограммы в положенные сроки уже были отрепетованы, а новых не Поступило, производилось репетование последних «старых» радиограмм. Делалось это в целях поддержания уверенности радистов подводных лодок в том, что связь работает нормально, но ничего -нового для них нет.

Вначале передача радиограмм на подводные лодки осуществлялась квитанционным методом. Однако из-за опасности обнаружения подводных лодок противником при этом методе обмена большинство лодок самостоятельно прекратило дачу квитанций на радиограммы.

Подводные лодки могли передавать донесения в любое время суток. Командиры подводных лодок, исходя из обстановки и важности донесений, могли выбирать время и место всплытия для передач радиограмм, обеспечивая максимальную скрытность местонахождения подводной лодки или пренебрегая ею. Передачи радиограмм подводными лодками производились на сменных коротких волнах. На все принятые от подводных лодок радиограммы узел связи флота обязан был немедленно дать квитанцию. Соблюдая скрытность своего местонахождения, подводные лодки, как правило, передавали радиограмму не более одного раза, иногда погружаясь, еще не получив квитанцию от радиоцентра флота. Командиры понимали опасность радиопередач с подводных лодок и с первых дней войны к радиосвязи прибегали редко. За поход каждая лодка обычно передавала одну—три радиограммы.

Достаточно уверенная радиосвязь с подводными лодками позволяла получать от них донесения о противнике и при необходимости репетовать их в адрес других подводных лодок. Так, 26 января 1942 г. подводная лодка «Щ-422», находясь на позиции, обнаружила конвой противника, но из-за большой дистанции выйти в атаку не смогла. Командир «Щ-422» в 23 ч 48 мин донес радиограммой об обнаружении конвоя противника.В 0 ч 31 мин 27 января радиограмма была отрепетована в адрес других подводных лодок на позициях. Подводная лодка «М-171», приняв радиограмму, сразу же вышла на встречу с конвоем, в 5 ч 25 мин атаковала его и потопила транспорт противника. 2 февраля 1942 г. подводная лодка «К-22», получив отрепетованное донесение о движении вражеского конвоя, пошла на сближение с ним. В результате атаки были потоплены транспорт и тральщик противника.

Уверенная радиосвязь с подводными лодками в ряде случаев решала успех в спасении экипажей подводных лодок, терпящих бедствие. 11 марта 1942 г. подводная лодка «Щ-402», находясь на позиции, лишилась топлива и, оставшись без хода, оказалась в дрейфе у берегов противника. Донесение от подводной лодки было принято своевременно. Подводная лодка «К-21» была направлена на помощь, сумела передать на «Щ-402» необходимое количество топлива, и обе подводные лодки благополучно вернулись в базу.

О высокой степени подготовки радистов флота свидетельствует такой пример. Подводная лодка «Щ-421» 8 апреля 1942 г. в 20 ч 58 мин подорвалась на мине. Взрывом оторвало винты, деформировало и разорвало кормовую переборку. Героическими усилиями личного состава удалось прекратить поступление воды, но лодка оказалась без хода. Выбыл из строя и радиопередатчик, сорванный взрывом с места. Однако умелая работа радистов Рыбина и Свиньина увенчалась успехом. В 23 ч 20 мин передатчик был частично восстановлен и в адрес командующего флотом была передана радиограмма:

«Подорвался на мине, хода не имею, погружаться не могу, широта... долгота...». Посланная на помощь подводная лодка «К-22» успела снять экипаж «Щ-421». В данном случае хорошо сработали и радисты штаба флота, сумевшие принять сообщение, переданное неисправным передатчиком.

Намного раньше, чем на других наших флотах, подводники Северного флота перешли от позиционного к маневренному использованию подводных лодок. Уже в 1942 г. они, по существу, заменили позиции маневренными районами, внедряя метод крейсерства подводных лодок в ограниченных районах. В начале февраля 1943 г. была предпринята попытка внедрить в использование подводных лодок новый способ-—совместное крейсерство двух лодок. 3 февраля подводные лодки «К.-3» и «К-22» вышли в море.

Несколько суток они совместно искали противника: ночью— в крейсерском положении, днем—в подводном. В последнем случае связь между лодками поддерживалась гидроакустическими приборами «Дракон» в режиме ультразвуковой связи на расстоянии 5—8 каб.

В I квартале 1943 г. в организации радиосвязи с подводными лодками произошли некоторые изменения. В целях более своевременного оповещения подводных лодок о противнике, обнаруженном разведкой, было увеличено количество сроков передач радиограмм для подводных лодок. Вместо существовавших ранее четырех тридцатиминутных сроков было введено восемь таких же сроков. При этом срок, приходившийся на конец сумерек, по просьбе командиров подводных лодок был «скользящим», т. е. меняющимся по времени, а позднее и все остальные сроки стали «скользящими». Помимо этих сроков было установлено дополнительно восемь пятиминутных сроков, в которые репетовались данные разведки о противнике, главным образом о движении его конвоев, по специальной таблице условных сигналов.

Передача радиограмм на подводные лодки производилась дважды—с поступлением радиограмм на узел связи флота (вне сроков) и во все тридцатиминутные сроки в течение суток. При необходимости по приказанию начальника штаба флота или оперативного дежурного штаба флота репетование производилось и в последующие сутки. Тусограммы в пятиминутные сроки передайали без позывных многократно, заполняя весь пятиминутный срок. Количество сроков репетования устанавливалось оперативным дежурным штаба флота. В начале II полугодия 1943 г. в организацию связи с подводными лодками были внесены новые изменения, чтобы обеспечить более надежный прием радиограмм от подводных лодок. Диктовались эти изменения двумя основными причинами: первая—наличие зон (с точки зрения коротковолновой связи) ближнего и дальнего действия подводных лодок, что вызвало необходимость назначения различных зон коротких волн;

вторая—отсутствие разнесенного приема донесений от подводных лодок, что не обеспечивало уверенного радиоприема.

Трудности приема от подводных лодок заключались и в малом количестве радиограмм, получаемых от них. Радисты приемных радиовахт испытывали неимоверное напряжение, когда по нескольку суток от подводных лодок не было ни одной радиограммы. Радисты особенно боялись не принять, «прохлопать» сигнал, состоявший всего из одной буквы, который подводные лодки обычно давали, подходя к рубежу встречи подводных лодок. Поэтому организацией радиосвязи с подводными лодками были предусмотрены два направления радиосвязи (по существу, радиосети): радиосвязь с подводными лодками ближнего действия и радиосвязь с подводными лодками дальнего действия.

Передача радиограмм на подводные лодки велась на длинных волнах, общих для обоих направлений, и на сменных коротких волнах, присвоенных каждому направлению. Передача на длинных и коротких волнах производилась разновременно.

Прием радиограмм от подводных лодок осуществлялся на сменных-коротких волнах, присвоенных также каждому направлению. На приемном радиоцентре флота радисты круглосуточно несли две приемные радиовахты связи с подводными лодками. Кроме того, прием дублировался в нескольких пунктах. Вначале к приему радиограмм от подводных лодок был привлечен пост СНиС № 171 на о-ве Кильдин, а позднее—узел связи Северного оборонительного района и один из постов на п-ве Рыбачий (Вайтолахти). Привлекались периодически и посты Териберского участка СНиС.

Анализируя эти данные, можно сделать вывод, что передача радиограмм на подводные лодки проходила достаточно надежно. Из 724 радиограмм подводными лодками не было принято только 7. Как было установлено проверкой, неприем радиограмм объяснялся нахождением подводных лодок в сроки передач в подводном положении. Этим же объясняется и сравнительно большое по времени прохождение радиограмм на подводные лодки. Несколько хуже обстояло дело с приемом радиограмм от подводных лодок. Из 41 радиограммы не приняты радиоцентром флота 3. Велик процент радиограмм, принятых не с первой передачи, особенно от подводных лодок дальнего действия.

Во II полугодии 1943 г. с появлением на флоте самолетов-разведчиков, обладающих большой скоростью и достаточной дальностью полета, предпринимаются попытки организовать взаимодействие подводных лодок с разведывательной авиацией. Организация взаимодействия была основана на таком принципе: самолеты, обнаружив конвой, сообщали о нем подводным лодкам через радиоцентр флота. Иногда самолетам удавалось сообщать о конвое непосредственно подводной лодке и наводить ее на цель. Однако случаев такого непосредственного взаимодействия было очень мало: из 80 атак, проведенных лодками в 1943 г., только 5 было осуществлено при непосредственном приеме данных от самолетов. Такое положение объяснялось недостатками радиовооружения подводных лодок. В дневное время лодки под-всплывали редко. Ночью, когда подводные лодки могли находиться в надводном положении и были способны вести радиоприем, не могли вести разведку самолеты, не имевшие в то время радиолокационных приборов.

Хотя опыт организации взаимодействия подводных лодок с авиацией в 1943 г. и не увенчался полным успехом, он все же послужил хорошей основой для разработки новых приемов использования подводных лодок во взаимодействии с авиацией в следующем, 1944 г., когда на вооружение подводных лодок поступили выдвижные антенны зенитных перископов ВАН-ПЗ.

Отдел связи Северного флота постоянно уделял большое внимание контролю за радиообменом с подводными лодками. После каждого похода подводной лодки устраивался разбор, на котором путем сличения выписок из журнала вахты радиосвязи с подводными лодками, представлявшимися приемным радиоцентром флота, и журнала вахтенного радиотелеграфиста подводной лодки устанавливалось не только количество принятых и непринятых радиограмм, но и выяснялось, с какой по счету передачи принимались радиограммы. На разборах происходил обмен мнениями и претензиями радистов подводных лодок и приемного радиоцентра, что способствовало накоплению боевого опыта и своевременному устранению недостатков. Такие разборы были серьезной учебой для связистов.

В конце января 1944 г. радисты подводных лодок стали жаловаться на сильные помехи мощной радиовещательной станции «Финмаркан», работавшей на волне 980 м. Приемному радиоцентру флота и подводным лодкам, находившимся на позициях, было дано задание про слушать диапазоны в пределах 1200—1700 м для того, чтобы найти более свободную от помех волну. Наиболее приемлемой оказалась волна 1550 м, на которую и были переведены передачи для подводных лодок.

В последние годы войны еще быстрее стали развиваться способы боевого использования подводных лодок. На Северном флоте было разработано и успешно осуществлено групповое использование подводных лодок в завесе. Введение способа группового использования подводных лодок во взаимодействии с разведывательной авиацией позволило перейти к организации совместной борьбы разнородных сил флота против конвоев противника. Поэтому в начале 1944 г. произошли новые существенные изменения в организации радиосвязи с подводными лодками.

Существовавшие восемь пятиминутных сроков в сутки для передачи в адрес подводных лодок данных о движении конвоев противника не обеспечивали в новых условиях своевременности передачи этих сведений. Изменения в организации радиосвязи с подводными лодками заключались в следующем. Передачу разведывательных данных для подводных лодок стали вести в первые 10 мин каждого получаса; в это время подводные лодки, разумеется, исходя из обстановки, подвсплывали. Все подводные лодки, находясь в надводном положении, несли дополнительную радновахту на волне самолетов-разведчиков. Радиоприем от самолетов-разведчиков производился также приемным радиоцентром флота и радиоцентром ВВС флота, которые репетовали принятые от самолетов-разведчиков донесения для подводных лодок. При этом приемный радиоцентр флота репетовал радиограммы на волне 1550 м, а радиоцентр ВВС флота—на волне самолетов-разведчиков.

Целесообразность подобной организации связи неоднократно подтверждалась действиями подводных лодок. Так, например, 25 мая в 16 ч 30 мин самолету-разведчику 118-го авиационного полка удалось обнаружить у м. Нордкин конвой противника. В течение 37 мни четыре подводные лодки приняли сообщение об этом непосредственно от самолета. Две из них («С-15» и «М-201») успели выйти навстречу конвою и успешно атаковали его: были потоплены транспорт и сторожевой корабль противника.

20 июня 1944 г. все подводные лодки, находившиеся в заданных районах, также приняли радиограмму самолета-разведчика, но успешно атаковать конвой удалось только одной подводной лодке. В результате атаки были потоплены транспорт, сторожевой корабль и тральщик противника.

С вооружением подводных лодок антеннами ВАН-ПЗ проблема возможности радиоприема подводными лодками, находящимися в перископном положении, частично была решена, что способствовало повышению оперативности управления подводными лодками.

Во II полугодии 1944 г. на Северном флоте 14 подводных лодок были вооружены антеннами ВАН-ПЗ. Из них большинство успевало по два раза выходить на позиции и осуществлять прием радиограмм от радиоцентра флота и самолетов во многих случаях на перископе антенн, полностью не всплывая.

Из сравнительно небольшого боевого опыта использования перископных антенн отдел связи Северного флота сделал следующие предварительные выводы: перископная антенна при нахождении подводной лодки на перископной глубине при прочих равных условиях позволяет вести прием радиограмм от радиоцентра флота и самолетов примерно на таких же расстояниях, как и штатная антенна при нахождении подводной лодки в надводном положении. Прием возможен как на коротких, так и на длинных волнах; возможна также передача на коротких волнах с перископной глубины.

Организация радиосвязи с подводными лодками, принятая в начале 1944 г., оставалась без принципиальных изменений до конца войны.

Подводные лодки Северного флота внесли большой вклад в борьбу на морских сообщениях противника, особенно в первые годы войны. Из 70 судов и кораблей, потопленных Северным флотом в кампаниях 1941— 1942 гг., на долю подводных лодок пришлось 38. В последние годы войны решающей силой в борьбе на коммуникациях противника стала авиация флота.

Всего за Великую Отечественную войну подводные лодки Северного флота потопили 59 транспортов и 16 боевых кораблей противника. Кроме того, большому количеству вражеских транспортов и кораблей были нанесены повреждения. Успешным действиям подводных лодок способствовали связисты Северного флота, сумев шие в сложных условиях обеспечить надежное управление действиями подводных лодок.

Много труда в организацию связи с подводными лодками вложили флагманский связист бригады подводных лодок капитан 3 ранга И. П. Болонкин, радисты приемного радиоцентра флота. Успешность связи в первую очередь зависела от мужественных, прекрасно подготовленных связистов подводных лодок, таких, как старшина Рыбин, старшина группы Тарасов, старшина команды Горбунов и др. Из .радистов приемного радиоцентра флота, державших связь с подводными лодками, следует отметить И. Любцева, К. Добрянина, И. Басова. Они принимали такие передачи, которые не удавалось принять другим радистам.

Примечания:

1. В ПОДВОДНОМ положении прием велся на перископную антенну ВАН-ПЗ, в надводном — на штатные антенны.

2. При сопоставлении количества радиограмм, принятых в подводном и надводном положениях, следует учитывать, что в подводном положении прием велся только в течение 10 мин каждого часа (получаса), что составляет 2—4 ч вахты в сутки; в надводном же положении вахта неслась все время, т. е. в течение 10— 14 ч в сутки.

3. Передача радиограмм на подводные лодки узлом связи флота осуществлялась передатчиками «Ураган», «Скат», «Щука».

Русская Цивилизация
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты