Главная  >  Война   >  Оружие   >  Военно-морской флот   >  Подводные лодки


Проект 949 "Гранит"

11 октября 2007, 127

По конструкции это была двухкорпусная подводная лодка с прочным корпусом цилиндрической формы переменного диаметра, разбитым на 9 отсеков. Рубка имеет ледовые подкрепления и крышу округлой формы, облегчающую всплытие сквозь лед. В ней установлена всплывающая спасательная камера. Носовые горизонтальные рули располагаются в носовой оконечности и убираются в корпус. Легкий корпус облицован противогидроакустическим покрытием.

В результате совершенствования морских вооружений потенциального противника "противоавианосные" возможности советских ПЛАРК проекта 675 (даже после их модернизации) выглядели уже недостаточными для гарантированного уничтожения его группировок. Для руководства ВМФ оставалась актуальной так называемая "противоавианосная" задача, заманчиво нехитрое, на первый взгляд, решение которой "дешево и сердито" можно было возложить на ПЛАРК с ПКР ОН. Для конструкторов ракет, в свою очередь, развитие таких ракет тоже было выгодным: не требовалось особой гениальности для увеличения дальности стрельбы и массы БЧ при полном пренебрежении к росту массы и габаритов самой ПКР. В то время так же полагали, что целеуказание на дальность около 500 км будет всегда обеспечено авиационными разведчиками и космическими аппаратами.

Следовательно, дальность стрельбы оказывалась в жесткой зависимости от возможности целеуказания. Усиление системы ПВО АУГ, после вооружения ее истребителями F-4 Фантом и готовившегося перевооружения на F-14 Томкэт, требовало увеличения количества ПКР в залпе до 20-24 единиц, а, следовательно, и боекомплекта на подводной лодке. Работа над созданием новой дальнобойной ПКР с подводным стартом начались в конце 60-х годов, и велась параллельно с созданием новой ПЛАРК. Новая ПКР под названием "Гранит" была принята на вооружение в 1980-81 году. Эти ПКР были полностью автономны на всей траектории полета, имели многовариантную программу атаки целей и повышенную помехозащищенность, что позволяло использовать их для поражения групповых надводных цепей.

Проектирование новой ПЛАРК проекта 949, с таким же шифром - "Гранит" (по классификации НАТО - Oscar I), началось в ЦКБ МТ "Рубин" по TT3, выданному ВМФ в декабре 1969г. Главным конструктором был назначен П.П. Пустынцев, с 1977 г. И.Л. Баранов, главным наблюдающим от ВМФ капитан 2 ранга В.Н. Иванов. Головная ПЛАРК пр.949 К-525 была заложена на СМП в 1978 г., спущена на воду в 1980 году и вступила в строй 2 октября 1981 г. Всего по этому проекту было построено только два корабля (вторая ПЛАРК вступила в строй в 1983г).

В настоящее время лодки проекта 949 выведены в резерв. По конструкции это была двухкорпусная подводная лодка с прочным корпусом цилиндрической формы переменного диаметра, разбитым на 9 отсеков. Рубка имела ледовые подкрепления и крышу округлой формы, облегчающую всплытие сквозь лед. В ней была установлена всплывающая спасательная камера. Носовые горизонтальные рули располагались в носовой оконечности и убирались в корпус. Легкий корпус был облицован противогидроакустическим покрытием. Начиная с третьей ПЛАРК строительство велось по улучшенному проекту 949А, шифр "Антей" (по классификации НАТО - Oscar II). По сравнению с проектом 949 был добавлен один отсек для улучшения внутренней компоновки средств вооружения и оборудования. Лодка стала 10-ти отсечной. Дополнительный отсек, позволил улучшить внутреннюю компоновку средств вооружения и бортового оборудования. В результате водоизмещение корабля выросло на 2 000т, в то же время удалось уменьшить уровень демаскирующих полей и установить усовершенствованное оборудование.

В 1987 г. по пр.949А было построено сразу две первых ПЛАРК К-148 и К-173. Строительство ПЛ этого проекта и по настоящее время ведется только на СМП. До развала СССР удалось построить 7 ПЛАРК этого проекта. Основное вооружение включало 24 ПКР "Гранит". Контейнеры с ракетами располагались вне прочного корпуса и имели постоянный угол возвышения. Ракета ЗМ-45, снаряжаемая как ядерной (500 Кт), так и фугасной боевыми частями массой 750 кг, оснащена маршевым турбореактивным двигателем КР-93 с кольцевым твердо-топливным ракетным ускорителем. Максимальная дальность стрельбы 550 км, максимальная скорость соответствует М=2,5 на большой высоте и М=1,5 - на малой. Стартовая масса ракеты - 7 000 кг, длина - 19,5 м, диаметр корпуса - 0,9 м, размах крыла-2,6 м. Ракеты могут выстреливаться как одиночно, так и залпом. Целеуказание ПКР обеспечивалось со спутников. Лодка была оборудована всплывающей антенной буйкового типа "Зубатка", позволяющей принимать радиосообщения, целеуказание и сигналы спутниковой навигации, находясь на большой глубине и подо льдом. Комплекс Гранит, созданный в 80-х годах, к 2000 году уже морально устарел. В первую очередь это относится к максимальной дальности стрельбы и помехозащищенности ракеты. Устарела и элементная база, положенная в основу комплекса. В то же время разработка принципиально нового оперативного противокорабельного ракетного комплекса в настоящее время не представляется возможной по экономическим соображениям. Единственным реальным путем поддержания боевого потенциала отечественных "противоавианосных" сил является, очевидно, создание модернизированного варианта комплекса Гранит для размещения на ПЛАРК 949А в ходе их планового ремонта и модернизации.

По оценкам, боевая эффективность модернизированного ракетного комплекса, находящегося в настоящее время в разработке, должна повыситься приблизительно в три раза по сравнению с РК Гранит, состоящим на вооружении. Перевооружение подводных лодок предполагается осуществлять непосредственно в пунктах базирования, при этом сроки и затраты по реализации программы должны быть минимизированы. В результате существующая группировка подводных лодок проекта 949А сможет эффективно функционировать до 2020-х годов. Ее потенциал еще больше расширится в результате оснащения кораблей вариантом КР Гранит, способным с высокой точностью поражать наземные цели при не ядерном снаряжении. Торпедное вооружение представлено автоматизированными 533-мм и 650-мм ТА с устройством быстрого заряжания со стеллажами продольной и поперечной подачи. Благодаря которому весь боезапас торпед мог быть использован в течение нескольких минут. ТА позволяют вести стрельбу торпедами, а также ракето-торпедами Водопад, Ветер и Шквал на всех глубинах погружения. Главная энергетическая установка максимально унифицирована с пр.941, имела блочную конструкцию и систему двухкаскадной амортизации. АЭУ включает два реактора водоводяного типа ОК-650Б (по 190 мВт) и две паровые турбины (98 000 л.с.) с ГТЗА ОК-9, работающие на два гребных вала через редукторы, снижающие частоту вращения гребных винтов и два турбогенератора ДГ-190 (2 * 3 200 кВт).

Лодка оснащена гидроакустическим комплексом МГК-540 Скат-3, а также системой радиосвязи, боевого управления, космической разведки и целеуказания. Прием разведданных от космических аппаратов или самолетов осуществляется в подводном положении на специальные антенны. После обработки полученная информация вводится в корабельную БИУС. Корабль оснащен автоматизированным, имеющим повышенную точность, увеличенный радиус действия и большой объем обрабатываемой информации навигационным комплексом Симфония-У. В состав Северного флота вошли К-119, К-141, К-148, К-206, К-266, К-410, К-525. Остальные корабли входят в ТОФ. Необходимо отметить, что в среде специалистов ВМФ не было однозначного отношения к применению ПЛАРК, как главного средства борьбы с АУГ. По оценкам ряда отечественных специалистов, по критерию "эффективность-стоимость" ПЛАРК 949-го проекта является наиболее предпочтительным средством борьбы с авианосцами противника. По состоянию на середину 80-х годов стоимость одной лодки проект 949А составляла 226 млн. рублей, что по номиналу равнялось лишь 10% стоимости многоцелевого авианосца Рузвельт (2,3 млрд. долл. без учета стоимости его авиационного крыла). В то же время, по расчетам экспертов ВМФ и промышленности, один подводный атомоход мог с высокой вероятностью вывести из строя авианосец и ряд кораблей его охранения.

Руководство ВМФ СССР проблему преодоления авианосной системы ПРО-ПВО продолжало решать традиционным способом - наращиванием количества ПЛАРК, нацеленных на каждую АУГ, с одной до двух-трех. Это граничило с абсурдом ибо две таких ПЛАРК стоили (даже в СССР где шла массовая постройка атомных ПЛ) дороже чем например, авианосец проекта 1143.5 "Адмирал Кузнецов". Всего же предполагалось построить более 20 ПЛАРК проекта 949А. В свете возможных возражений оппонентов по поводу высказанного, остановимся еще на одной исключительно трудноразрешимой для ПЛАРК и вообще для дальнобойного оружия - проблемы целеуказания и опознавания. Эта проблема всегда оставалась "ахиллесовой пятой" любого дальнобойного оружия и особенно ракетного. Для тех видов ракетного оружия, которые применялись по стационарным наземным объектам (БР и СКР), проблемы целеуказания не было, ибо разведанные и классифицированные в мирное время объекты не могли быстро "сбежать" в другое место во время ведения боевых действий. Недаром они назывались стационарными. Но поскольку корабли объекты подвижные, то для их эффективного поражения необходимо было получить целеуказание прямо перед самой стрельбой, т.е. в реальном масштабе времени. В принципе такое целеуказание для ПЛАРК по АУГ может быть получено от космического аппарата и разведывательной авиации. Но космический аппарат еще до начала боевых действий может быть либо сбит, либо подавлен, разведывательной авиации придется добывать информацию в зоне господства авианосной авиации вероятного противника ведя с ней воздушные бои, а получить целеуказание от надводного корабля во время ведения боевых действий будет вообще нереально.

Наконец выделение радиотехническими средствами авианосца среди других кораблей АУГ, а также в районах интенсивного судоходства, т.е. опознание всегда была практически неразрешимой проблемой. Правда, из положения слежения на боевой службе, при оптическом контроле, обеспечивалось целеуказание с высокой вероятностью. Учитывая это ВМС США часто отрабатывали варианты отрыва от сил слежения во внутренние воды ряда стран НАТО. Таким образом, получая целеуказание от сил слежения приходилось рассчитывать только на упреждающий удар по АУГ, что явно противоречило оборонительному характеру последней военной доктрины бывшего СССР. Во всех остальных случаях можно было рассчитывать только на собственные средства целеуказания - гидроакустические, а в этом случае дальность не могла превысить сотню километров. Очевидно, что также как и в развитии ПЛАРБ сторонники развития ПЛАРК в проекте 949 переступили пределы здравого смысла и логики. На повестку дня в подводном кораблестроении вставал вопрос создания многоцелевых ПЛА. В этом случае для решения задачи поражения АУГ если таковую необходимо было бы все же решать многоцелевые ПЛ должны действовать в составе разнородных сил - авиации, ПЛ, НК и т.д. В заключение можно сказать, что развитие ПЛАРК в ВМФ СССР было вполне оправдано лишь до середины 70-х гг. Именно к этому моменту они как главная ударная сила по борьбе с АУГ себя исчерпали и их дальнейшее развитие определялось либо инерцией, либо полным непониманием тогдашним руководством ВМФ СССР законов развития военной техники.

Из всего вышесказанного можно сделать следующий вывод - Проектирование и строительство "узкоспециализированных" ПЛАРК имело смысл лишь до определённого момента. Как показывает мировой опыт будущее за многоцелевыми ПЛ, способными решать широкий спектр задач, в том числе и борьбу с ударными авианосными соеденениями. Но это ни в коей мере не умоляет высоких боевых возможностей кораблей проекта 949А. В настоящее время ВМФ России обладает уникальной группировкой АПЛ, не имеющих аналогов в мире, способной реально противостоять АУГ и соеденениям НК всех типов в любой точке мирового океана.

В условиях постоянного недостаточного финансирования флота, которое началось в ранних 1990-х, ВМФ России вынужден был сделать серию трудных решений направленных на сохранение ядра флота, в том числе и подводного. Это привело к резкому сокращению подводного флота, ускоренному выводу кораблей ранних сроков постройки и находящихся в плохом состоянии, направлению имеющихся средств на поддержание новых кораблей. Несмотря на скудное материальное обеспечение РПК проекта 949 сохранял боеспособность на протяжении 1990-х годов и совершали боевые походы. Случались и аварии и инцинденты: в 1998г. на одном РПК была авария, пострадали несколько человек, в т.ч. были со смертельным исходом. Трагическая авария произошла 12-13 августа 2000 г. с РПК проекта 949А К-141 "Курск". Лодка возвращалась с учений Северного флота, где производила ракетные стрельбы и не вышла на связь в установленное время ... После поисков в ожидаемом районе нахождения она была обнаружена на дне Баренцева моря на расстоянии около 200 км. от Мурманска на глубине 100-150 м (как наиболее точная называется цифра - 107 м.). Не называется точный характер и размер повреждений, разная информация по-поводу крена лодки. На борту корабля находились по разным данным от 107 до 130 человек, какая часть из них уцелела непосредственно после аварии - неизвестно. Установить какую-либо связь с экипажем не удалось (за исключением того, что были зафиксированы удары внутри лодки - свидетельство того, что там есть живые члены экипажа). Попытки пристыковаться к лодке посредством приспособления "колокол" и спасательных аппаратов ("Приз" и "Бестер") также результатов не принесли. Спасательная операция, продолжавшаяся в течение нескольких недель закончилась неудачей.

Русская Цивилизация
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты