ИСКАТЬ:
введите ключевое слово
Главная  >  Общество   >  Основы общественного устройства   >  Соборность


Соборность как принцип

11 октября 2007, 425

Одной из фундаментальных основ Русской Цивилизации и Русской Идеи является соборность. О русской соборности как форме общественно-государственного устройства России слышали, вероятно, все. Однако, как это часто бывает, наши представления сегодня требуют некоторых уточнений. Прежде всего, потому, что свой «вклад» в это понятие пытались внести марксистские и масонские идеологи, подменяя соборность «коллективизмом»

"Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них".
Евангелие от Матфея (18,19).

Наиболее древняя форма соборности, отнюдь не достигавшая всей ее полноты, это так называемая общинность: стремление русских крестьян к совместному труду и взаимопомощи на основе совместного владения и пользования землей. Попытка объяснить это явление народной самоорганизации особо тяжелыми природными условиями не находит подтверждения, исходя из наблюдений жизни других северных народов. Община — специфически русское явление.
Уже на этом уровне наша крестьянская община привлекала к себе особое внимание различных идеологических течений, как явление уникальное, устойчивое и, потому, значительное.
В основе общинного землепользования, столь заметно отличавшего русского крестьянина от его западных «коллег», лежала какая-то непреодолимая тяга к общению, к единству и совместной выработке решений, а также к сглаживающей природные человеческие различия уравнительной справедливости.
Идеологи капиталистического развития и с ними некоторые патриоты-практики, такие, например, как П. А. Столыпин, видели в общине препятствия для быстрого экономического роста, прежде всего, в сельском хозяйстве. Занятые поисками дополнительных стимулов, они находили общину скорее тормозом экономики, чем ее основой, подобным тому, который усматривал Петр I в консерватизме русского общества XVII века.
Природа же того и другого консерватизма была, по видимому, одинаковой: стремление сохранить духовные и бытовые устои, нравственные скрепы и культурные традиции, позволявшие выживать в условиях русской природы и враждебного окружения. Причем опиралось это стремление на Православную веру и заповеди Христовы.
Таким образом, целевым элементом в общине была отнюдь не прибыльность хозяйства, а внеэкономическая, религиозно-нравственная цель, сам спасительный образ жизни, основанный на Христовой заповеди «Ищите прежде Царствие Небесное, а остальное приложится Вам». В глазах крестьян община была, прежде всего, христианским «миром», в котором заповедь «Возлюби ближнего своего, как самого себя» должна была исполняться столь же неукоснительно, сколь и заповедь «Возлюби Господа Бога твоего». Поэтому община воспитывала православного человека, вместе с миром спасающего свою душу. Как правило, община свободных крестьян имела и собственный Православный храм, и нередко приглашала на свои собрания священника. Такая община была, что называется, и приходской.
У казаков такую же роль играл казачий круг, решения которого, принятые без участия и благословения священника, считались незаконными и недействительными.

Одним словом, община и казачий круг были, после семьи, следующим, вторым уровнем религиозно-бытовой организации самоуправления русского сельского и казачьего мира.
Западный капитализм, основанный на протестантской этике, нуждался в совершенно другом человеке - в индивидуалисте, и в других общественных отношениях - в конкуренции, то есть борьбе всех со всеми, имевшей свои жесткие правила: подтолкни падающего, уничтожь слабого, возьми все, что можешь (то есть имущество разоренных тобой) и докажи свою «богоизбранность» своим материальным превосходством.
В русском мире господствовало соревнование (см. ниже), что по содержанию совершенно отличается от конкуренции. В процессе соревнования происходила игра душевных и физических сил, борьба за первенство, подразумевавшая христианское дружески-любовное отношение к сопернику как к брату во Христе. А соревнование рождало дополнительные духовные мотивы для повышения качества и производительности труда.
Коммунисты, поначалу, во времена раннего Маркса, видевшие в крестьянской общине своего естественного союзника, очень скоро убедились, что крестьянский общинный мир консервативен, и в духовном, и в социальном смысле, и не годится для коммунистического эксперимента. Они нашли, что обычный крестьянин несет в себе Православный дух и не приемлет никакой революции, а, значит, отрицательно относится и к замышлявшейся всемирной классовой бойне. В итоге, русский крестьянин и его община были объявлены Энгельсом оплотом Самодержавия и, следовательно, врагами революции в России и приговорены к уничтожению. Тех же взглядов придерживались и их последователи - большевики.
Однако на практике большевики демагогически использовали отдельные, воспитанные русской историей, свойства российского земледельца и, после НЭПА, краткого периода относительной свободы, приступили к массовой насильственной коллективизации.
Советский «коллективизм» так же отличается от русской «общинности», как свободный труд от принудительного, и как дружная артель отличается от группы сокамерников.
Тем не менее, вопреки условиям постоянного партийно-профсоюзного контроля, многие советские трудовые и боевые коллективы как-то приспосабливались к социальным условиям, и сами эти условия приспосабливали под себя, становясь по духу близки к общине или рабочей артели. В них нередко ценилась сплоченность, взаимовыручка, самопожертвование, а также равноправие и справедливость, как это имело место в общине. В особенности, на такие отношения были способны коллективы, когда работа шла над какой-нибудь важной гражданской или военной задачей ради защиты и славы нашего Отечества. Сказывался национальный характер русского народа.
В то же время, очевидно, не следует идеализировать и общину, которая порой проявляла тиранические черты в связи с греховностью человеческой природы.
Многое в реальности зависит от конкретных людей, от их духовных и душевных свойств. Мы же оцениваем, в данном случае, не конкретную ситуацию, а историческую социальную форму, и отдаем предпочтение добровольной и органической — общине, против принудительной и механической — коллектива.
Однако высшей формой человеческого объединения на нашей земле всегда был Собор. Ему соответствует такое русское национальное качество как соборность.
В чем особенность Собора, то есть его принципиальное отличие от большого собрания людей или, например, от партийного съезда или даже Съезда народных депутатов?
Главное и принципиальное отличие — в духовной природе Собора, в наличии такого непременного его фактора как молитвенное духовное участие Русской Православной Церкви.
Соборность как особая религиозная черта в русских людях — это осознанное или неосознанное стремление к объединению в единое «тело Христово», которым, по учению Святого Апостола Павла, и является Православная Христианская Церковь.
Поскольку для существования человеческого общества необходимо определенное количество людей, исполняющих те или иные функции, Господь от рождения наделяет нас различными талантами, то есть врожденными способностями к той или иной общественно-полезной деятельности. Таким образом, разделение труда в обществе предусмотрено и набором врожденных дарований, означающих призвание к определенному делу.
В соответствии с христианским вероучением, изложенным в Новом Завете, человек обязан с умом и старанием использовать свои полученные от Бога таланты и получить некую «прибыль», под которой подразумеваются духовные блага: реальная помощь ближнему, дела веры, милосердия и любви, служение Богу и Богоугодному делу: «Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил» (Первое Соборное Послание Апостола Петра). Вот в этом взаимном служении ради исполнения заповедей Божиих и состоит социальная основа соборности. В то же время другой ее важной основой является духовная, молитвенная: предстояние собора перед БОГОМ и исполнение Духом Святым.
Учение о врожденных талантах, находящее практическое подтверждение в жизни, как мы видим, противоречит коммунистической идее «равенства» людей, доведенной до абсурда в известной ленинской фразе о том, что «каждая кухарка может управлять государством». Увы, не каждая. На деле страной управляли, конечно же, не кухарки, и не рабочие, а политические демагоги, прятавшиеся за спинами рабочего класса.
Коммунистическая теория, представлявшая государство и общество в виде гигантского механизма, построенного из универсальных деталей (людей-винтиков), входила в противоречие с законами природы, и поэтому на ее основе невозможно было ничего построить. Пришлось вождям на практике отходить от ее рекомендаций, подбирая для той или иной работы подходящие кадры. Однако навязчивые теоретические схемы, как неправильные лекала у конструктора, все время приводили систему к «перегибам» и другим уродливым фактам советской действительности.
Примерно такая же проблема с лживой теорией существует и у демократии. Сегодня очевидно, что всеобщее избирательное право и существующая система мажоритарных выборов привели посткоммунистическую Россию к национальной катастрофе. Произошло это не только по причине лживости и продажности СМИ, но и по причине ущербности и лживости самой демократии, поскольку нельзя требовать от значительной части избирателей того, что они не могут дать: сделать правильный политический выбор. Хозяева демократии это сознают, но помалкивают на эту тему. У них другая забота — как обмануть простодушный русский народ и собрать побольше голосов в свою пользу.
Сама политическая система современной демократии создана отнюдь не для выражения воли народа, а для обмана избирателей, являясь не более чем средством для удержания власти олигархическим меньшинством.
Соборность, по определению, не имеет с целями демократии или коммунизма ничего общего, поскольку является самобытной формой самоорганизации и самоуправления русского народа, независимо от господствующих политических условий.
Обязательной чертой русских Земских Соборов была их народная представительность.
В основе народной представительности Соборов лежал не денежный или имущественный ценз депутатов и не принадлежность к действующему бюрократическому аппарату, а их роль представителей территориальных единиц — земель, и представителей народных слоев - сословий: боярства и дворянства (аристократия), купечества (предприниматели и финансисты), стрельцов и казаков (воины), монахов, священников и епископов (духовенство), крестьян и ремесленников (черный люд)...
В этом смысле Земский Собор представлял собой образное отражение всей нации, а вместе с Государем и Патриархом -полноценный ОБРАЗ НАРОДА БОЖЬЕГО.
Государство, конечно, может запретить Соборы, как это было в петровский или в советский период истории, но оно не в состоянии запретить соборность, поскольку это есть присущее нашему народу качество, природное свойство самого народа, ищущего исполнения своего духовного призвания.
Отдавая себе отчет в этом и пытаясь укрепить свою власть, коммунисты привычно пошли по пути имитации и идеологической подмены, создав некое подобие Земского Собора в виде Съезда народных депутатов. Причем на этапе отбора кандидатов учитывалось, к какому слою общества и какой профессии принадлежит тот или иной депутат (отбор осуществлялся по процентным квотам: столько-то рабочих, столько-то колхозников, столько-то военных и т. д.). Однако выборы были территориальными, при отборе кандидатов (партийной властью) учитывалась, прежде всего, партийность или лояльность к коммунистам (для беспартийных); они были безальтернативными (в бюллетене был один кандидат) и, как мы уже говорили, абсолютно формальными, с итогом 99% - «за». То есть, подмена касалась не только формы Собора, но и соборного единодушия.
Но наиболее существенное отличие Съезда от Собора заключалось в отсутствии духовного окормления Русской Православной Церковью, которое, конечно, было несовместимо с богоборческими целями устроителей Съездов.
Духовное делание, как уже было сказано, является не менее важным для Собора, чем полноценное представительство.
Причина такой важности духовного делания (соборной молитвы и покаяния) отнюдь не в самоценности исторической традиции, а в самой сущности Соборного действия.
Дело в том, что мир управляется духовно. Сущность явлений мира сего - в их духовном содержании. Покаяние в грехах и сердечная молитва устраняют средостение (препятствие) между людьми и Богом, открывает человека для помощи Божией.
Сколько бы ни старались люди, их труды будут бесплодны без Божьего благословения. Только Бог может изменить исторические условия существования народа, подать людям мир, радость, добрый урожай, военную победу и достаточное материальное благополучие.
От нас же Господь ждет веры и любви к Богу и ближнему, что и находит выражение в Соборе.
И вот, на удивление неверующим и маловерам, мы можем высказать то, что доподлинно, на личном духовном опыте, известно многим верующим.
Вместе с Церковной иерархией, священством, монашеством и мирянами в Соборе незримо участвует сам Бог - Святой Дух, ангельские силы и все Божии Святые, ибо сказано в Евангелии: «...где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». Поэтому народ Божий, собранный в своем образе — СОБОРЕ - едиными устами молитвенно обращаясь к Богу, при должном покаянии может склонить волю Божию к изменению своей участи, стяжать благословение Божие на свои исторические дела.
Соборные решения принимались порой в долгих прениях, но, в конце концов, всегда в едином Духе, согласно и единодушно.
Ни одно решение не считалось принятым до тех пор, пока оставался хотя бы один несогласный. Если же Святой Дух, из-за человеческого своеволия и бесчинства, оставляет Собор (соборяне это всегда чувствуют), то такое собрание превращается в «самочинное сборище», не имеющее ни духовного значения, ни исторического результата.
Это следует, в том числе, из исторической практики нашего народа, с помощью Соборов искавшего и находившего решения самых сложных и ответственных вопросов в острые моменты своего национального бытия (окончание смуты, обретение Государя, решение вероисповедных вопросов).
Понятие БОГОНОСНЫЙ РУССКИЙ НАРОД, который исторически возник из соединения славянских и близких к ним племен, есть СОБОРНОЕ ЕДИНСТВО ВСЕХ РОДОВ И ПОКОЛЕНИЙ ПРАВОСЛАВНЫХ РУССКИХ ЛЮДЕЙ.
Таким образом, Собор отражает не только пространственно-временное, национально-сословное единство людей одного поколения, но и связующее единство разных поколений, их историческую преемственность, их собранность в вечности в предстоящий Богу единый Божий народ.
Истинный Собор есть особое историческое событие - узловая точка истории, означающая согласное единение Неба и земли, Святого Духа с облагодатствованным человечеством, Воли Божией с волевым творческим актом Божьего народа.
Именно в этом и заключено решающее значение Земских Соборов в русской истории.
В связи с исключительной ролью СОБОРОВ и СОБОРНОСТИ стоит напомнить и содержание таких наших русских слов, как СОВЕСТЬ, СОГЛАСИЕ, СОСЛОВИЕ, СОРЕВНОВАНИЕ и подобных им, утративших в умах большинства наших сограждан достаточно ясное толкование. В то же время, происхождение их легко объяснимо. Покажем это на примере некоторых из них.
СОВЕСТЬ — соотношение личного и соборного чувства, - то, что тревожит душу человека, когда он совершает недобрый поступок по отношению к Богу или ближнему. Церковь считает совесть гласом Божиим в душе человека. Слово это, как видно, составлено из двух основ: СОВЕСТЬ, в нашем понимании — СОБОРНАЯ ВЕСТЬ.
Русский человек - по природе соборный, все происходящее с ним, его поступки и отношения на духовном уровне согласовываются с Собором всего русского народа, во главе которого сам Господь Бог. Если человек совершает дурное дело, это таинственным образом отражается болью в его душе. «Если совесть твоя осуждает тебя, то тем паче Бог...».
СОСЛОВИЕ — объединение людей одной или близких профессий для совместного служения Государю и Богу. В этом слове тоже заключен соборный смысл: это люди, объединенные одним СОБОРНЫМ СЛОВОМ, то есть общим заданием (талантом) и согласным мнением, отражающим потребности этого слоя.
В то же время СЛОВО, в христианском понимании, есть сам Господь Иисус Христос, следовательно, СО-СЛОВИЕ есть одновременно и подобное служение обществу, и жизнь с Богом. Так и были организованы сословия, представлявшие собой отдельные члены единого народного соборного тела.
СОРЕВНОВАНИЕ — слово это выражает важную часть соборного действа, то, благодаря чему Собор превращается в совместное служение Богу — СО-РЕВНОВАНИЕ, то есть СОБОРНОЕ РЕВНОВАНИЕ об ИСТИНЕ, стремление к ИСТИНЕ, совместный ПОИСК ИСТИННОГО РЕШЕНИЯ, подразумевающий выслушивание различных мнений, проверка их соборным разумом и канонами Церкви, и отказ от частных заблуждений. Таким образом, СОРЕВНОВАНИЕ есть необходимое условие для принятия истинных соборных решений, как это и подтверждается исторической соборной практикой.
СОГЛАСИЕ - или, по-гречески, СИМФОНИЯ - это ни что иное, как гармоническое звучание составных голосов, рождающее единство и целостность. Согласное голосоведение рождается только при умении слушать и понимать друг друга. Так каждое сословие должно не только заявлять о своих правах и отстаивать их, но и помнить о своих обязанностях, слышать и учитывать интересы других сословий, зависящих от них, и стремиться решить задачи всего Собора.
В соборном СОГЛАСИИ, так же как в музыкальной симфонии, существенна роль дирижера, которую играет сам Святой Дух. Именно поэтому становится реальным, казалось бы, невероятное и несбыточное: итоговое единодушие соборян в момент принятия соборного решения.
Интересно, что многие слова с той же приставкой «СО», которую можно считать и корнем сложносоставного слова, означают совместное действие — С(О)ДЕЛАТЬ, С(О)ВЕРШИТЬ, С(О)ВЕДАТЬ, С(О)РУБИТЬ - и одновременно являются в русском языке глаголами совершенного вида, что наводит на мысль об определенном стереотипе русского сознания - сделать какое-то дело можно только сообща, то есть соборно. Особенно замечательно, что то же самое явление русского сознания проявляется в слове СПАСТИ — С(О)-ПАСТИ. То есть само СПАСЕНИЕ русский человек понимает как соборный акт.
В этом проявляется и наше отличие от католичества, где непомерную роль играет формальная иерархическая дисциплина и где роль паствы сведена до чисто исполнительной.
В Соборном действии, как в капле воды, отражается историческое действие всего народа.
Но, более того, - решения Собора становятся легитимными в глазах народа, то есть духовным образом утверждаются в народном сердце и сознании как истинные и непреложные.
Сторонникам НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ нередко задают вопрос о том, как они представляют себе наилучшее социальное устройство РОССИЙСКОЙ ДЕРЖАВЫ.
Ответ на этот вопрос как раз и содержится в исторической соборности русского народа.
Необходимо вернуться к ней, и тогда, на основе Земских Соборов, удастся разрешить имеющиеся общественные противоречия, как разрешали эти противоречия наши предки.
Например, невозможно представить себе того социокультурного раскола, который произошел во времена Петра I и продержался до самой большевицкой революции 1917 года, которая, по существу, была его следствием. Это раскол на две культуры: дворянскую западную культуру меньшинства и народную большинства. Различия были столь велики, что, по выражению Ф.М. Достоевского, русский мужик даже не признавал в своих барах русских людей, считая их чуть ли не за иностранцев.
В результате этого искусственного разделения и возникла возможность для антинациональной и антихристианской революции, в которой значительную роль сыграло вмешательство инородных сил: «Своя своих не познаша».
Не удивительно, что «не познаша», ибо очень сильно отличались друг от друга, от одежды до языка и мировоззрения, и очень давно не встречались в едином Соборе, отвыкли от соборного общения низшие и высшие сословия русского общества.
Точно так же невозможно представить себе соборного одобрения и современных «реформ», которые привели к образованию «олигархии» и грабежу национальных богатств, принадлежащих всему народу. (Даже только подобие Земского Собора - Верховный Совет РФ препятствовал демократам-узурпаторам творить беззаконие и был, в конце концов, расстрелян).
Соборное социальное устройство подразумевает христианское братолюбие и смирение, объединяющие соборян. А это недостижимо ни при каких иных формах самоуправления или политического режима, поскольку приобретается взаимными уступками, основанными на вере в Бога и любви.
За двести лет Петербургского периода русской истории (без Соборов) между различными сословиями русского общества накопились такие великие противоречия, непонимания и обиды, что это и дало шанс врагу посеять семена братоубийства.
В национальном смысле, революция 1917 года произошла из-за разрушения соборного единства русского народа. Ее следствием стала подмена русского правящего слоя - слоем интернациональным и последующий государственный геноцид русского народа.
В духовном же смысле, это был этап борьбы мировых антихристианских сил против Православия, основным носителем которого был и остается Богоносный русский народ. Причем борьба эта тоже сопровождалась излюбленным приемом сатаны — подменой, о которой речь пойдет ниже.
У части современных патриотов есть идея осуществления социальной справедливости посредством государственного регулирования общественных отношений. По существу, речь идет о государственном социализме.
В форме советского социализма мы уже видели его действие.
Он начинался с военного коммунизма, продразверстки, классового террора и коллективизации, а закончился неудачной «перестройкой» и вхождением в «мировой рынок» на правах сырьевой колонии Запада.
Сегодня многие разумные люди хотят другого социализма, больше напоминающего шведский. Сюда входит ряд социально-экономических мероприятий ограничительного и распределительного характера: национализация крупного производства (у нас она означает возвращение украденного), введение частичного государственного планирования и распределения ресурсов, введение государственной монополии на ряд производств, включая ВПК, введение социального налога (или дифференцированного налога на личные доходы населения и т. д.).
Всю эту программу в наших условиях можно было бы поддержать, поскольку она дает материальные средства для выхода из социально-экономического и демографического кризиса, в котором мы сегодня находимся.
Но если ограничиться только этими мероприятиями, то они ни к чему, кроме всевластия бюрократии и новому витку социальной напряженности, не приведут. Необходимо изменить нравственно-духовную сферу общественных отношений.
Пока в реальности действуют современные демократические механизмы управления страной, то есть финансовые и административные рычаги пребывают в руках теневиков - нечистоплотных и безответственных лиц, все, что у нас делается, даже самые экономически верные идеи, могут быть использованы для нашего же разрушения, то есть так же против нашего народа и государства. Разве мы не видели, как это успешно проделывала «пятая колонна» горбачевского периода, устроившая «перестройку» с выгодой для себя? И разве мало сегодня в нашем правительстве подобных оборотней-бюрократов, которые только и ждут расширения своих полномочий?
Чтобы уберечь себя от такого развития событий, необходимо восстановление соборного единства народа, изменение самой системы управления государством и обществом, а главное: оздоровление духовно-нравственного состояния общества.
Выше мы писали о коммунистической подмене соборности и подмене национального правящего слоя слоем интернациональным. На самом деле, ситуация еще более серьезна, поскольку попытка подмены касалась и всего духовного строя русского народа. Это было воистину дьявольское изобретение, от которого, как от гипнотического сна, до сих пор не могут отряхнуться многие наши соотечественники.
Соборность опирается на Православное христианское вероисповедание, поскольку Православие несет в себе Дух соборности. Коммунисты, боровшиеся с Православием, решили подменить соборность коллективизмом, а неуловимую для них духовность Православия, духом партийной коллективности.
Для этого была совершена целая серия подмен.
На месте Бога у коммунистов выступал коллективный разум Партии, на месте пророков — основатели марксизма, на месте Ветхого Завета — «Капитал» Маркса, на месте святых — лакированные образы большевиков-революционеров, на месте Соборов — Партийные Съезды, на месте Царства Небесного — Светлое будущее или коммунизм, на месте Спасителя и Нового завета — Ленин и его «заветы»...
Это была тонкая и дьявольски подкрепленная подмена, попытка создать новую религию, вместо Истинной — Православной, подменить Христа искусственно созданным человеческими руками идолом. Это был этап тайного, скрытого от глаз последователей, богостроительства, в котором сами богостроители не признавались, выдавая свою деятельность за политическую, а свою теорию за науку. (Когда «научные» выводы революционной теории оказались несостоятельными, коммунисты все-таки проговорились, объявив ее религией).
В этом и объяснение того факта, что тело Ленина не похоронили по-человечески, а, старательно набальзамировав, положили в отдельный мавзолей, как культовый предмет для поклонения.
Нетрудно понять, почему мы назвали эту грандиозную, если учесть число верующих коммунистов и большой исторический срок существования, подмену "делом сатаны".
Причина не только в той злобе, с которой поклонники ВИЛа разрушали Православные храмы и убивали священников. Только сатана, или дьявол, лично заинтересован, чтобы заменить Бога каким-нибудь идолом и тем приобрести души всех, кто ему (идолу) поклоняется, не замечая подмены. Так было в начале истории с древними язычниками, так происходит и сейчас.
И здесь надо обратить внимание именно на духовную сторону дела. Ведь современные язычники — коммунисты и прочие -находятся не только в плену своих ложных представлений, но и в духовном плену прельстителя (дьявола), соблазнившего часть нашего народа на богоборческий путь. Вот от этого-то плена и невозможно избавиться иначе, чем горячо, всем сердцем молитвенно призвав на помощь Христа, принеся церковное покаяние, отрекаясь от сатаны и соединяясь церковно со всеми поколениями Православных русских людей, то есть, став полноценным русским человеком.
Без Божьей помощи это просто невозможно!
Нашим язычникам или уже отходящим от советского язычества надо напомнить, что если человек-идол (даже набальзамированный) тленен и рассыпается в прах, то Бог, создавший мир и управляющий им, вечен и всесилен. Только Бог может помочь человеку и обществу обрести защиту от сатаны и его слуг. При этом единственное, что ему нужно от нас - наша твердая воля жить с Богом и никогда не изменять Ему.
Коммунистическая подмена удалась потому, что ложь богоборчества всегда начинается с прельщения, с обещания невиданного торжества социальной справедливости, прибавления «прав и свобод», а также материального изобилия, без труда и пота. На эту удочку попадались все революционные массы во всем мире, где звучала революционная агитация. Однако истинная справедливость только у Бога, а права и материальные блага добываются трудом и потом во славу Божию, трудом, сопряженным с молитвой. Что касается свободы, то она надежно достигается только победой над грехом. Это очень хорошо знали наши православные предки, много трудившиеся и крепко стоявшие за Веру, Царя и Отечество, не щадя живота своего (жизни своей).
Поэтому проблема социальной справедливости является особой проблемой, которую мы не желаем обойти вниманием.
Справедливость — это постоянный и живой труд души, ищущей таких взаимоотношений в обществе, которые претендуют на Праведность и Богоугодность. От нее не отделаешься законом или указом.
Ее невозможно утвердить механически, с помощью уравниловки, как это делали при социализме. Такая мнимая «справедливость» - всем все поровну — подразумевает одинаковых людей, которых в природе не существует. Лодырь и труженик, качественный труд и некачественный - не могут оплачиваться одинаково. Ничуть не лучше и та «справедливость», что звучит в лозунге: «Грабь награбленное!».
Понятно, что и современная российская демократия на справедливость претендовать не может, попуская такой же классовый грабеж и игнорируя интересы простого народа. Даже разница в заработной плате (200 тысяч долларов у управляющего нефтяной компании и 2 тысячи рублей в месяц у ученых, врачей и других сограждан), то есть, разница в 3 тысячи раз являет звериный образ демократической «справедливости».
Но как же выйти на правильное регулирование вопросов справедливости, без решения которых ни общество, ни государство так и не станут легитимными?
Как правило, в таких случаях экономисты предлагают рыночный механизм. (Опять, заметьте, механизм!) Но мы уже убедились в нашей стране, что рынок сам по себе не решает вопросов справедливости, оставляя за порогом бедности, например, полезных научных работников и сверх меры наделяя материальными благами заурядных торговых монополистов.
И, наконец, вопросы справедливости отнюдь не сводятся к одной экономике. А межнациональные отношения, а отношения между сословиями? А масса других отношений, возникающих в человеческом общежитии?
Каким же образом предлагается эту искомую справедливость устанавливать? Неужели, как при формальной демократии, с помощью законов и судов?
Законы, конечно, полезная вещь. Их существование очень упрощает жизнь, ибо избавляет от необходимости ежеминутных поисков справедливости. Однако законы сами нередко бывают несправедливыми, а наши судьи либо поддаются партийному давлению, либо власти денег, поэтому их легко обходят ловкачи... Да, наконец, и невозможно охватить все на свете законами.
Но мы уже говорили, что русское общество испокон веков старалось обходиться без обращения к законам, предпочитая формальному (механическому) закону личное совестливое чувство справедливости (Божией Правды).
Одним словом, для начала необходимо усвоить, что никакой универсальной формулы, делающей мир справедливым, не существует. Ее не дает ни один из известных нам идеологических «измов». Это было бы слишком просто и лишило бы смысла многие человеческие искания.
Повторяем, истинная справедливость в руках Божиих.
Значит ли это, что в обыденной нашей жизни надо отказаться от поиска справедливости? Разумеется, нет. Поиск и осуществление справедливости — является одной из прерогатив человечества вообще, и Православной Русской Цивилизации, в частности.
Именно Русь, со своим равнодушием к формальной законности и своим предпочтением Божией благодати, создала самый высокий уровень земной справедливости, приняв Собор как орган всенародного общения и отдав Верховный суд о справедливости в руки Помазанника Божьего — Православного Царя.



Смотрите также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004