ИСКАТЬ:
Главная  >  Война   >  Оружие   >  Холодное оружие

Мойки для кухни купить: мойка для кухни люблино купить www.lpole.ru.

Русское холодное оружие. Часть 2. Оружие на древках

11 октября 2007, 1617

В древней Руси копья являлись самым распространенным вооружением княжеских дружин. «На конце копья вскормлены», — говорит певец «Слова о полку Игореве» о дружинниках Курского князя, желая отметить их военную доблесть.
Копье — один из древнейших видов холодного оружия. В древней Руси копья являлись самым распространенным вооружением княжеских дружин. «На конце копья вскормлены», — говорит певец «Слова о полку Игореве» о дружинниках Курского князя, желая отметить их военную доблесть. Копьем нанес удар князь Александр Ярославич (Невский) предводителю шведских войск -- Биргеру в битве на Неве в 1240 году. «В праву руку» брал копье Димитрий Донской, выезжая на Куликово поле, как свидетельствует «Задонщина». Копье чрезвычайно просто по своему устройству; оно состоит из древка -- ратовища, иногда называемого также искепищем, и железного или булатного («трещат копья харалужные») наконечника, состоящего в свою очередь из пера, то есть самого острия, трубки, или тулей, куда вставляется древко, шейки -самой тонкой части между тулеей и пером и у более поздних копий -
яблока — расширения на шейке (рис. 8).

Железная оковка на конце древка, служившая для упора в землю, также в виде копьеца, называлась подтоком. Для скрепления древка-ратовища с наконечником в тулее обычно делалось два круглых отверстия, в которые вбивались гвозди— загвоздки. Более древние копья XI—XIV веков были чрезвычайно разнообразны по величине и по форме: от плоских, листовидных, до узких, длинных трех- и четырехгранных, наподобие жала. В раннюю пору копья с жаловидным острием встречаются гораздо реже и связываются археологами с культурами сибирских и финских народностей. Длинные граненые копья получают распространение в России с XVI столетия, по всей вероятности, в связи с усилением кольчуги на груди и спине сплошными металлическими досками - зерцалами, а также юшманами, бахтерцами, требующими для поражения более сильного удара. С XIV—XV веков начинает появляться и яблоко, обычно отсутствующее в копьях XI—XIII веков, что подтверждается изображением копий на миниатюрах (лицевые изображения «Сказания о смерти Бориса и Глеба» XVI века). В XVI веке от тулей копья начинают оттягиваться полосы, или пожилины, усиливающие древки копий в верхней части. Эти полосы особенно увеличиваются в XVII столетии, когда копье поступает на вооружение копейных рот полков нового строя и чаще называется пикой. «На пиках быти с конца полосам железным, двум по меньшей мере, пяти пядей длиною, чтоб ни конным, ни пешим копья не мочно пересечь и что полосы длиннее, то копье крепко и надежнее копейщику». Полосы сохранились и в казачьих и в уланских пиках XVIII—XIX столетий. Копьецо на конце древка, или подток, служило не только для упора копья, но и для равновесия при очень длинном древке. Длина древка копий пикинеров в XVII веке равнялась 11 — 13 футам (около 3,5—4 м).
Пикинерные копья были на вооружении передних шеренг лейб-гвардии Преображенского полка; до 1721 года изготовлялись эти копья в Оружейной палате. Так, например, в 1687 -году по указу Петра I было взято из Оружейной палаты «десять копей железных наведено золотом и серебром... у одного от трубки змеина голова».
С отменой копий в 1721 году в Преображенском полку более короткие копья были только на вооружении иррегулярных частей; донских и запорожских казаков, украинской ландмилиции затем, позднее, копья, под названием пик, были введены в иррегулярных частях у казаков и в регулярной кавалерии у кирасир и улан. Гамель так описывает пики образца 1815 года: «Уланская пика имеет лезвие с долами и трубки с помочами (оттяжками, полосами), прикрепляемыми посредством четырех сквозных винтов и шести шурупцов к древку. Пика черноморских казаков состоит из лезвия, шейки и трубки с двумя дырами, пика же донских казаков имеет только лезвие и трубки с двумя же дырками» !. В течение XIX века образцы пик менялись не один раз, К сожалению, ввиду краткости определителя и утраты многих образцов мы не имеем возможности указать всех изменений и приводим лишь два образца более поздних пик — казачью и уланскую.

Пика казачья. Наконечник трехгранный, с'острыми гранями и глубокими долами; трубка круглая, с четырьмя короткими полосами (помочами) для прикрепления к древку. Древко круглое, с железным подтоком; у пяты две скобы с ремнем; пика окрашена в защитный цвет, при ней брезентовая плечевая петля. Россия конца XIX — начала XX века. Размеры: общая длина 3 м 30 см, длина наконечника (без помочей! 12 см (ГИМ, № 2506/П — табл. VII, рис. 57).
Пика уланская. Наконечник трехгранный, переходящий в трубку с двумя длинными полосами — помочами. На одной из помочей три скобы для прикрепления значка (прапорца); древко черное, крашеное, с железным подтоком. Прапорцы к уланским пикам делались из легкой шерстяной ткани — белой с синим. Россия второй половины XIX века. Размеры: общая длина 2 м 80 см, длина наконечника (без помочей) 27 см (ГИМ, № 68257 —табл. VII, рис. 58).
«При реорганизации кавалерии в 1882 году кирасирские и уланские пики были изъяты из вооружения и оставлены лишь у гвардейских частей, и то па мирное время. Около того же времени в казачьих полках пики были оставлены лишь в первой шеренге всех казачьих войск, у кавказских казаков пик не полагалось вовсе». К началу Великой Отечественной войны пики были отменены и в казачьих частях. Так копье, видоизменившись в пику и просуществовав многие тысячелетия, сошло с вооружения.

Рогатины. Рогатина представляет собой разновидность копья с более широким и массивным наконечником. Рогатина служила и для войны и для охоты. Ею главным образом вооружались пешие рати и воины, охраняющие обоз. Однако, по документам Разрядного приказа, в XVII столетии рогатины выдавались и гарнизонным стрельцам и коннице - детям боярским. Наконечник рогатины обычно назывался «рожон», откуда и существует выражение «лезть на рожон». Происхождение рогатины, как и копья, восходит к глубокой древности. Первое упоминание о рогатине в России встречается в Лаврентьевской летописи под 1149 годом. Повествуя о неудачной битве русских с татарским царевичем Арапшей в 1377 году, летописец отмечает: «рогатины и сулицы (метательные копья) и копья не приготовлены, а ини еще и не насажены быша...» (летопись по Никоновскому списку). Битва с Арапшей была проиграна вследствие беспечности воевод, не успевших вовремя подготовить оружие к бою. Пешая рать Василия Васильевича Темного ходила на татар в 1444 году «с ослопы и с топоры и с рогатинами». В XVII веке рогатины, принадлежавшие, по всей вероятности, городской страже, делались с кольцами по сторонам пера, продетыми в скважины. Приводим некоторые образцы рогатин.
К началу XVIII столетия рогатина исчезает с вооружения войск и служит только для охоты на медведя. Характерной чертой охотничьих
рогатин является крестовина у основания пера. У князей и знатных лиц рогатины украшались гравировкой — серебряной и золотой насечкой, как, например, рогатина тверского князя Бориса Александровича, княжившего в Твери с 1427 по 1461 год.

Бердыши. Бердыш по форме представляет собой топор с искривленным наподобие полумесяца железом, насаженный на длинное древко -ратовище (рис. 9). Часть для насаживания на древко, как и у топоров, называется обухом; край, противоположный лезвию,— тупьем, а оттянутый книзу конец — косицей. Древко скрепляется с железом посредством обуха, косицы, гвоздей-заклепок и ремешков. Вогнав ратовище в обух, прибивают его гвоздями-заклепками через скважины, находящиеся в обухе; таких скважин обычно делали от трех до семи. Косица прикрепляется к древку также двумя-тремя гвоздями и обматывается в несколько рядов тонким ремешком или веревочкой; иногда на каждом обороте ремешок прибивался еще гвоздями с медными шляпками. На нижнем конце ратовища насаживалось железное копьецо для втыкания бердыша в землю как при стрельбе из ружей, так и во время парадного строя. В России бердыши в развитой форме появляются в XVI веке как уставное оружие стрелецких войск и как оружие городской охраны. Для стрельцов в раннюю пору бердыши служили не только дополнительным холодным оружием, но, по-видимому, и подставкой - - подсошком при стрельбе из тяжелых фитильных ружей. Характерной чертой ранних бердышей XVI века является отковка верхнего конца в одно острие; очевидно, бердыш был рассчитан и на укол, позднее же, в XVII веке, верхние концы стали отковывать в два более коротких острия. Изготовляли бердыши исключительно в России, в казенных и посадских кузницах и даже в монастырях. Образцы обычно присылались из Москвы. Так, в 1656 году по царскому указу и по «патриаршей грамоте» велено было в вотчинах Вологодского Спасо-Прилуцкого монастыря по определенной разверстке изготовить бердыши и топорки; с 598 дворов полагалось сделать 18 бердышей и 12 топорков по установленным образцам, «а велено топорки и бердыши, -- говорится в грамоте, — делать с образцов ни больше, ни меньше, весом бы были таковые же, а делать в железе и в укладе добром, а те топорки насадить па доброе топорище мерою два аршина, а бердыши насадить на дереве ж, как ведется, и на концах на тупых у бердышов велеть делать маленькие копойца, чтоб можно в землю воткнуть».
Форма бердыша, по-видимому, развивается из топора, постепенно вытягиваясь и закругляясь по лезвию. В Государственном Историческом музее в Москве имеются такие прототипы бердышей, поступившие из Соловецкого монастыря. Ниже будут приведены их образцы. Очень рано по тупому краю бердыша начинают пробивать круглые небольшие отверстия, служившие первоначально, по всей вероятности, исключительно для облегчения железа, позднее эти отверстия пробивают уже в несколько рядов и они получают декоративный характер. В XVII столетии у некоторых бердышей в отверстия продеваются кольца, и можно предположить, что эти бердыши, как и подобные им рогатины, служили исключительно для городской охраны в ночное время. В боевой обстановке эти кольца являлись бы не только ненужным, но и вредным придатком и вследствие утяжеления оружия и вследствие производимого шума. Плоскости бердышей часто покрывались резным орнаментом или в виде простых точек и схематических листьев, или же в виде сложных рисунков с изображением единорогов, борющихся с драконами, различных химер и цветов. Особенно богато орнаментировались бердыши так называемые посольские, которые держали перед собой воткнутыми в землю стрельцы при встрече иностранных послов. Эти бердыши часто делались гораздо больше и по размерам. Бердыши конных стрельцов и драгун делались меньше обычного типа, последние имели по два железных кольца на древке для погонного ремня. Древко у бердышей плосковатое, овальной или граненой формы.
Алебарды, протазаны и эспонтоны являлись в России только почетным или командным оружием и никакого боевого значения не имели.

Первое упоминание алебард в России относится к 1605 г.: ими были вооружены телохранители Димитрия-Самозванца. Затем на протяжения всего XVII века они не раз встречаются на вооружении царской охраны при встрече иноземных посольств; в начале XVIII века, при Петре I, алебарды выдавались сержантам и артиллеристам; последним они служили как подставка при стрельбе из мортир. В первой половине XIX века алебардами вооружают нижних полицейских чинов, но эти последние по своей форме чрезвычайно мало имеют общего с прежней алебардой. В 1856 году алебарды были упразднены и в полиции.
Алебарда представляет собой соединение копья с топором; последний располагается между тульей и пером наконечника и часто бывает двухсторонний. У западноевропейских боевых алебард на обухе топора часто делались крючья для стаскивания с седла противника. Поздние русские алебарды полицейских чинов совершенно утратили копье и имели вид фигурного топора на длинной рукояти.
Протазан также упоминается в России в начале XVII века и относится, как и алебарда, к почетному оружию. В XVII веке ими были вооружены царские телохранители, в начале XVIII века-—-штаб и оберофицеры. Протазаны просуществовали в России примерно до середины XVIII века. Эспонтоны, представляющие некоторую разновидность протазанов, имеют широкое копье, но не имеют в основании полумесяца, присущего протазанам; впервые появляются в России в 1732 году для вооружения офицеров кадетского корпуса. Эспоптоны давались офицерам, сержантам и унтер-офицерам. Около 1805 года эспонтоны были отменены в русской армии совершенно как оружие, непригодное к бою.

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004