ИСКАТЬ:
Главная  >  Наука


Байконур станет мирным?

11 октября 2007, 549

В конце прошлой недели правительство России одобрило проект федеральной целевой программы «Развитие российских космодромов на 2006–2015 года». Фактически, речь в ней идет о том, что развивать следует лишь один космодром – Плесецк.


Байконур – это слово навсегда войдет в летопись цивилизации как имя стартовой площадки, с которой человечество впервые шагнуло в космос. В истории России эту точку на карте можно сравнить, пожалуй, с городом русской морской славы, Севастополем. Если Севастополь создавался как база русского морского флота, то Байконур проектировался как база космических сил страны. Также как Севастополь, главный российский космодром знал моменты величия и овеян славой, также как Севастополь теперь находится на территории иностранного государство, а будущее этого исторического места и крупнейшей отечественной научной и военной базы остается весьма тревожным.
История создания Байконура – это история героизма нашего народа. Ведь в середине 50-ых годов прошлого века, когда было принято решение о создании в казахской степи будущего плацдарма для наступления в космос, никто на Земле не имел опыта строительства подобных объектов. Космодром – сложнейшая в технологическом смысле конструкция – должна была быть построенной в кратчайшие сроки в удаленном от промышленных центров районе страны. И построенной так, чтобы выдержать жесточайшие условия эксплуатации. Ставки здесь были самые высокие – политическое, экономическое и научное первенство страны в освоении космического пространства.
По словам одного из организаторов и участников строительства Байконура, М.Г. Григоренко ключевую роль в создании космодрома сыграли фронтовики. Именно эти люди, «прошедшие тяжкие испытания войны, закалившиеся в ее горниле, люди, которых никакие трудности не могли ни испугать, ни остановить», - поднимали в голой степи будущую космическую надежду мира, они готовили триумфальный путь Гагарина.
С самого начала структура Байконура формировалась по армейским образцам, а сам объект находился в ведомстве военных. 2 июня 1955 года директивой Генерального штаба была утверждена организационно-штатная структура 5-го Научно-исследовательского испытательного полигона (НИИП). Эта дата была официально признана днем рождения космодрома «Байконур». К концу 1955 года в состав полигона входило 26 частей и отдельных подразделений. Первыми были сформированы автомобильный батальон, авиационное звено, рота охраны и военный госпиталь. На полигон прибыл дивизион бригады Резерва Верховного Главнокомандования. Начальником 5-го НИИП был назначен генерал-лейтенант артиллерии А. И. Нестеренко. Общая численность работавших на полигоне в конце 1955 года составила 1900 военнослужащих и 664 рабочих и служащих. Военные традиции на Байконуре поддерживались и в трагические 90-ые годы. Дело, начатое первыми испытателями космодрома «Байконур», продолжается их детьми и внуками. В разное время свыше 200 молодых лейтенантов, детей и внуков военнослужащих космодрома, возвращались служить на Байконур.
В процессе становления демократии в России многие уникальные объекты на Байконуре были законсервированы. Практически не подлежит восстановлению стартовый комплекс «Энергии», проектировавшийся для запусков «Буранов». Но, несмотря на все сложности, до последнего времени Байконур оставался главным, стратегическим космодромом России. Договоренности президентов России и Казахстана о продлении аренды космодрома до 2050 года, достигнутые прошлой зимой, казалось бы, только способствовали закреплению этого статуса.
Однако в конце прошлой недели правительство России одобрило проект федеральной целевой программы «Развитие российских космодромов на 2006–2015 года». Заказчиком данной программы является Министерство обороны. Фактически, речь в ней идет о том, что развивать следует лишь один космодром – Плесецк. А все военные программы на Байконуре должны быть свернуты. Приоритет северного космодрома был окончательно подтвержден министром обороны Сергеем Ивановым на заседании правительства.
Данная программа находится в разработке уже более года, и за это время Министерство обороны неоднократно меняло свои взгляды на будущее космических сил. По словам военных, выбор нынешнего курса обусловлен, главным образом, тем, что Россия стремится получить полную независимость от республик бывшего СССР. Это означает, в частности, постепенное сворачивание сотрудничества с производителями техники и комплектующих в странах СНГ, а также отказ от использования Байконура в военных целях.
Впрочем, та же самая учесть ожидает и космодром Свободный в Амурской области, который был создан в 1993 года на базе ракетной дивизии стратегического назначения. Долгое время он служил разменной картой в политических играх: Россия грозилась полностью перевести запуски ракет с Байконура в Свободный. Но теперь, судя по всему, это больше не актуально и космодром на Дальнем Востоке останется лишь напоминанием об нереализованных амбициях правительства Ельцина.
В соответствии с планами по обеспечению «независимости», уже сейчас военные приступили к передаче своих объектов на Байконуре Федеральному космическому агентству РФ и администрации города Байконур. До конца этого года агентству отойдут стартовый комплекс «Протон», рабочие места подготовки космических аппаратов в монтажно-испытательных корпусах, а к середине 2006 года – несколько узлов связи, три измерительных пункта и вычислительный центр космодрома. Планируется, что после 2008 года космодром будет работать на военное ведомство только как площадка для испытания баллистических ракет.
Начат процесс сокращения штата космодрома. Министерство обороны планирует за два года сократить число военных и гражданских служащих Космических войск на Байконуре примерно в два раза. Речь идет о двух с половиной тысячах человек, работы для которых на космодроме больше не будет, и которым военные начальники пока не могут гарантировать получение квартир в России.
По словам Сергея Иванова, на развитие инфрастуктуры космодрома Плесецк в ближайшие годы будут выделены более двадцати миллиардов рублей. На первом этапе в 2006-2010 годах Плесецк будет подготовлен для запуска военных аппаратов при помощи ракетоносителя «Союз-2», параллельно намечено развитие здесь наземных объектов пускового комплекса «Ангара». На последнюю цель, названную федеральной программой по развитию космодромов приоритетной, будет расходоваться 85-90% ее средств.
Нет нужды говорить о том, насколько космическая программа России в целом зависит от военных. Решение о выводе космических войск России из Байконура неминуемо приведет к кадровым потерям в российском космическом городке. Сможет ли Федеральное космическое агентство в одиночку поддерживать функционирование старейшего космодрома в мире - вопрос далеко не очевидный. Вслед за выводом военных через 5-10 лет может последовать и полное прекращение функционирования Байконура в качестве российского объекта. Тогда космодром либо будет окончательно законсервирован, либо отойдет в аренду одной из космических держав. Сам Казахстан решать задачи по обслуживанию сложнейших технологических комплексов не в состоянии, да и освоение космоса не входит в число задач этого государства. Кто тогда поднимет флаги над землей, поднявшей в космос Гагарина, США или Китай?
Нет нужды говорить о символическом значении вывода российской армии с космодрома Байконур. Геоклиматические же преимущества Байконура над Плесецком очевидны. Здесь не существует крупных населенных пунктов по всей стартовой траектории запуска ракет, более трехсот дней в году светит солнце, а близость к экватору позволяет запускать ракеты с максимальной эффективностью. Да и сложившаяся за пятьдесят лет инфраструктура играет немаловажную роль.
Мы не случайно сравнивали в начале статьи Севастополь и Байконур. Вывод военных объектов с главного космодрома страны в силу необходимости обеспечения «независимости» от Казахстана – это тревожный знак. Ведь эта же логика может привести к тому, что Черноморский Флот Российской Федерации также оставит свою главную базу. Соответствующие планы активно обсуждаются, озвучиваются рядом одиозных политиков; это в интересах марионеточного правительства Украины и их заокеанских «партнеров». Нужна ли нам такая «независимость»?

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004