Главная  >  Наука   >  Ученые   >  Российские математики


Павел Алексеевич Черенков

11 октября 2007, 7

Почти всю жизнь П.А. Черенков работал в Физическом институте Академии наук (ФИАН) имени П.Н. Лебедева в Москве. Долгие годы руководил там Лабораторией мезонной физики. Был одним из создателей и руководителем Отдела физики высоких энергий в ФИАНе. Первый ускоритель ФИАНа – электронный синхротрон на энергию 250 МэВ – был завершен строительством в 1951 г., в его создании большая заслуга принадлежит П.А. Черенкову.

Павел Алексеевич Черенков внес большой вклад в развитие работ по ускорительной технике и подготовке кадров для этой новой области.

Более 30 лет (с 1948 по 1978 гг.) П.А. Черенков работал профессором кафедры электрофизических установок МИФИ. Он вел курс ядерной физики. Многим нашим преподавателям довелось трудиться с ним все эти годы.

При создании нашей кафедры направление ее деятельности по подготовке специалистов было задано областью, связанной с физикой и техникой ускорителей заряженных частиц, их разработкой, созданием и дальнейшим развитием. Научным центром этой проблемы в те годы был ФИАН. Там работал и П.А. Черенков, который, кстати, был редактором первой научной книги по ускорителям, выпущенной в СССР в 1948 году.

Почти всю жизнь П.А. Черенков работал в Физическом институте Академии наук (ФИАН) имени П.Н. Лебедева в Москве. Долгие годы руководил там Лабораторией мезонной физики. Был одним из создателей и руководителем Отдела физики высоких энергий в ФИАНе. Первый ускоритель ФИАНа – электронный синхротрон на энергию 250 МэВ – был завершен строительством в 1951 г., в его создании большая заслуга принадлежит П.А. Черенкову. Через 25 лет по инициативе П.А. Черенкова в Научном центре города Троицка был создан расширенный филиал ФИАНа, богато оснащенный ускорителями заряженных частиц, построен электронный синхротрон на энергию 2 ГэВ, а также разрезной микротрон с повышенной интенсивностью пучка частиц. П.А. Черенков руководил и работами по получению встречных электроно-позитронных пучков.

Павел Алексеевич много времени уделял кафедре и часто делился воспоминаниями о начале своей научной деятельности. Так, он рассказывал нам разные перипетии времен своей аспирантуры и открытия известного эффекта, когда работал в Физическом институте в Ленинграде. Тема его аспирантской работы – изучение люминесценции различных растворов под действием рентгеновских лучей. Научным руководителем был Сергей Иванович Вавилов, крупнейший специалист в области люминесценции, в то время президент АН СССР. При проведении исследований Павел Алексеевич, кроме ожидаемых эффектов, описание которых и составило кандидатскую диссертацию, обнаружил свечение в чистой воде при облучении воды лучами от препарата радия. Однако его научный руководитель сказал, что вода светиться не может и это просто ошибка эксперимента. Вот здесь и проявились у Павла Алексеевича качества выдающегося исследователя. Чтобы доказать свою правоту, он провел ряд тончайших экспериментов и не только подтвердил эффект, но и выявил его физическую причину, а также дал формулу, характеризующую направленность этого излучения. Чтобы зафиксировать излучение в воде, необходимо было предварительно проводить более часа в абсолютной темноте для повышения чувствительности глаз, так как других приборов для регистрации этого явления попросту не было.

В связи с этим хотелось бы сказать вот о чем. Судьба научных открытий разная. Некоторые, как эффект Мессбауэра, предсказываются теорией и тогда общество с нетерпением ждет экспериментального подтверждения. Некоторые, как сверхпроводимость и сверхтекучесть, поражают своей необычностью, и поэтому их воспринимают на ура еще до создания теории. А некоторые, как эффект Черенкова, на первых порах отрицаются, в силу его невозможности. И поэтому Павлу Алексеевичу убедить всех, да еще при отсутствии соответствующей техники, было непросто. Это сейчас мы знаем, что аналогичные эффекты наблюдаются и в других областях (например, в авиации), а тогда, в силу того, что все знали, что движущийся по прямой электрон не излучает, доказать это было непросто.

Результаты экспериментальных исследований и физическая интерпретация убедили С.И. Вавилова. Он предложил назвать этот эффект именем Черенкова, а автору предоставил возможность защитить докторскую диссертацию, которая была успешно защищена в 1937 году.

Строгую теорию эффекта разработали И.Е. Тамм и И.М. Франк, которые теоретически вывели формулу, предложенную Черенковым.

По инициативе Совета ФИАНа П.А. Черенкову, И.Е. Тамму и И.М. Франку за открытие и исследования эффекта была присуждена Сталинская премия в 1946 году.

Работая профессором на нашей кафедре, П.А. Черенков много общался со студенческой молодежью и это позволяло ему отбирать для своей лаборатории в ФИАНе лучших выпускников. Такое «вливание» молодых в коллектив его лаборатории способствовало работоспособности и хорошей эффективности исследований, проводимых под его руководством.

Последние годы Павел Алексеевич возглавлял Государственную экзаменационную комиссию, принимавшую защиту дипломных проектов. Многие выпускники кафедры электрофизических установок МИФИ гордятся, что их дипломы подписаны знаменитым физиком нашего времени Павлом Алексеевичем Черенковым.

Так получилось, что Павел Алексеевич получил всемирное признание уже работая на нашей кафедре. В 1958 году он получил Нобелевскую премию, в 1964 г. был избран членом-корреспондентом и в 1970 г. – академиком.

Несколько слов о личных качествах Павла Алексеевича. Это был очень скромный человек, которого не испортила слава, и который хорошо умел отдыхать. Он любил теннис задолго до ельцинской эпохи и с удовольствием играл после напряженного дня работы. В наших сердцах Павел Алексеевич сохранится как выдающийся ученый, прекрасный педагог и скромный человек, умеющий хорошо трудиться и хорошо отдыхать.

Газета "Инженер-физик"
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты